Как рождаются смыслы
Безусловно, мы можем и не догадываться за всю историю мира, где в каждой отдельно взятой стране. Мы можем лишь предпологать
Археология

Архивное дело

Архитектура и зодчеств...

Галерея замечательных ...

Военные деятели

Географы, путешественн...

Деятели искусства

Исторические, государс...

Краеведы

Купцы, предриниматели,...

Литературные деятели

Музыкальные деятели

Наши современники

Разное

Святые, мученики, деят...

Спортивные деятели

Устроители земли рязан...

Словарь - Б

Словарь - Г.

Словарь - Д.

Словарь - Ж

Словарь - Л

Словарь - М

Словарь - П

Словарь - Р

Словарь - С

Ученые, врачи, деятели...

Генеалогия

Геральдика

Декоративно–прикладное...

Журналистика

Изобразительное искусс...

История

История культуры

Книговедение и издател...

Коллекционер

Краеведение

Литература

Музейное дело

Музыкальная культура и...

Наши конкурсы

Образование

Периодические издания

Православная культура

Природные комплексы

Промыслы и ремёсла

Разное

Театр

Топонимика

Фольклор и этнография



Золотаревская битва. Аношонь Тумай

В 30 км от города Пензы, при слиянии Суры с речкой Золотаревкой, находится древнее городище, которое клином окаймляют глубокие овраги. Природная крепость по краям обнесена искусственным валом и рвом. С полевой стороны защищают довольно ровный треугольник площади и мощные валы. Это типичная нуралисская кородома, которых в стране нуралис было множество. В средние века, особенно в период монгольского нашествия, превращались в города-крепости. Этому способствовала постоянная угроза нашествия врагов. Политическая обстановка в связи вторжением монголов в Волго-Камье 1229 году и разгромом в 1232 году восточных территорий Волжско-Камских болгар, заставило степные племена искать защиту у сильных соседей. Они оседали посадом, селищами вокруг крепости Буртас, Мердас. Южная федерация нуралисских земель имела реальную силу отпора, вооруженную конницей сильную армию и центр металлообработки. Подходы к укреплениям блокировались засеками шириной от пятидесяти до ста метров. Такая система укреплений в сложно пересеченной местности, среди болот и густых лесов была существенной преградой для конницы кочевников. Терялось главное—внезапность, вынуждала на длинную осаду. В зимнее время скаты валов и оврагов поливались водой и превращались в сплошную ледяную гору. Под крепостями отрывались подвалы, иногда целые пещеры значительной глубины с выходами за пределы укреплений. В них хранились продовольствие, оружие, при осаде прятались женщины и дети, старики, и даже мелкий скот.

Территория инязора Пургаза— это правобережье Оки и Волги вплоть до падения в неё Суры, исключая земли, прилегающие к крепости Нижний Новгород. Далее междуречье Суры и Мокши в среднем течении. На юге опускалась по правобережью Алатыря. Политическим центром всей территории была крепость Нуралисмас (Арзамас). Огромный город Саров (Сараклыч) к этому времени уже не существовал, город-крепость Буртас, по-видимому, был в подчинении Пургаза. Пуреш и его наследники постоянно примыкали к более сильным соседям, к 1232 году были на стороне Владимиро-Суздальских князей, которые воспользовались отсутствием Пургаза, который в это время сражался с монголо-татарами под столицей булгар город Биляр. Владимиро-суздальские дружины жгли нуралисские селения и воевали со стариками и женщинами; «и пожгоша села их, а мордвы избиша много».

Война монголо-татар с Булгарией весной 1237 году, несмотря на героическое сопротивление, закончилась полным разгромом цветущего царства. Столица Биляр—стерта с лица земли, но сопротивление булгар полностью не было сломлено. Они отошли в нуралисские леса, в частности к крепости Буртас. Второй удар орды Батыя летом 1237 года пришелся по южным территориям федерации финских племён, а также половцев, кипчаков, мокшан. Историк монголов Рашид Ад Дин писал: «В год курицы, соответствующей 634 году по мусульманскому календарю, сыновья Джучи-Бату, Орда и Берке, сын Угетей-каана-Кадан, внук Чагатая-Бури, сын Чингизхана Кулькан занялись войной с мокшей, буртасами и арджанами (эрзей) и в короткое время завладели ими». Ход событий по словам венгерского монаха Юлиана, проезжавшего по этой территории вскоре после описываемых событий, был несколько иным. Мокшанский князь Пуреш покорился монголам, предал буртасов и воевал на стороне Батыя. Нуралисский инязор Пургаз с немногими людьми направился в укрепленные места (кородомы), чтобы защищаться сколь сил хватит. Участие войска Пургаза в сражении за Буртас очевидно. Он имел огромный опыт войны с монголами. Еще в 1223 году, будучи на стороне булгар, они полностью истребили непобедимое войско Чингизхана, предводимой легендарным полководцем Субедеем.В 1222 году отстаивал столицу булгар Биляр. В 1229 году он на стороне булгар применял испытанную веками тактику лесного боя. В 1237 году воевал методом партизанской войны, засад и ночных набегов, чем и сохранил свой народ. Сражение за город-крепость Буртас начался в летний поход монголов. Пришелся на неблагоприятное для степной конницы время. Упорные, ожесточенные бои больших количеств конницы с обоих сторон, привели к огромным людским потерям. Бой за крепость, внутри крепости, где каждый метр несет следы жестокого противоборства.

Лесные засады и ночные вылазки защитников остановили подвижку врага в глубь страны. С осени на зиму по замерзшим рекам орда предприняла поход на северо-восточные земли. Были сожжены города Муром, Гороховец и селища вдоль Волго-Камья. В 1240 годы монголы огнем прошлись по южно-русским землям. На штурм стен городов направляли в первую очередь своих союзников. На земле Германии и Венгрии орда встретила сильное сопротивление укрепленных городов и замков, а также столкнулась с тяжеловооруженной рыцарской кавалерией. Монголы повернули в причерноморские степи.

Помешала удаче похода на Запад героическая борьба с завоевателями народов Поволжья и, в первую очередь, эрзи, под опытным руководством Пургаза. Только в 1242 году по возращении основных сел Батыя удалось им подавить национально-освободительное движение. Успех монголов определяло строго организованное войско. Разноплеменное, разноязыкое по природе, оно делилось на десятки, сотни, тысячи всадников. Их вела жажда наживы, круговая порука и жестокая организация: если с поля сражения бежал один воин, рубили головы десяти, если десять, то сотне и так далее. Десять тысяч конников составляли тумен, во главе стоял темник, как правило из рода чингизидов. Армия монголов восприняла многие технические достижения завоеванных стран, имела тяжелую конницу, использовали порох. Были в ней метательные и стенобитные машины, были и инженерные подразделения. Во время набегов конница одолевала за сутки до 200 км, это был страшный, безжалостный враг.

По количеству и по качеству вооружения нуралисское войско не уступало никому из своих соседей. Распространенными видами оружия того времени были рогатина, тяжелое копье, боевой топор и большой лук. Использовались в бою дротики, сулицы, булавы, ножи, кинжалы. Для защиты применялись панцири из толстой бычьей кожи нашитыми металлическими пластинами, кожаные шлемы, были и стальные шлемы, кольчуги и мечи. По качеству металл, шедшей на изготовление оружия был выше, чем у славян. Хорошие физические данные бойцов, отработанная тактика ведения боя делали войско опасным противником для любого врага.

Мокшанское войско в Батыевой орде было наполовину заложником, наполовину союзником. Нет сомнения в том, что они были брошены на штурм Буртас, монголы не могли не испытать их в этой битве на верность. Вместе со своим войском в орде монголов Пуреш дошел до Германии и нашел там гибель. Мокшанский край был разорён. После возвращения орды население мокшанского края фактически было уничтожено, остатки племён рассеялись, спасаясь в лесах.

Битва, прошедшая на Пензенской земле—это нераскрытая страница трагического прошлого. На территории 16 га лежат незахороненные останки героев, их тысячи. Кто они, люди разных племен и народностей, противостоявшие вселенскому злу? Раскопки московских и пензенских археологов развеяли миф отсталости и замкнутости народа, которого ныне называют мордвой. Кто они, буртасы, талантливый, героический народ, погибший с оружием в руках, не склонивший голову перед могучим врагом? Арабские источники сообщают нам: «Собой они стройны и красивы, дородны», «Буртас— есть имя страны. Буртасы имеют деревянные дома и живут рассеяно».

Учёные мечтают сделать из «Золотарёвки» - исторический заповедник-музей. Эту идею поддержал Пензенский губернатор. Мы, нуралисе, благодарны науке за освещение нашей истории и высокой оценки культуры предков. Для нас очевидно, и уже без сомнения, буртас—племя эрзя. Иначе не может быть. Они, коренные жители, встретили врага на своей земле и полегли. Название крепости, Буртас, взято условно, как оно называлось до гибели неизвестно.

Н.Аношкин, директор музея

нуралисской культуры



Материалы к благотворительной деятельности в Коломне рязанского купеческого рода Мальшиных

Ведомство внешнеполитической пропаганды США из года в год бесплатно рассылает по редакциям газет всех стран мира толстый том под названием

«Всемирный альманах. Книга фактов».

В этом справочнике содержится множество полезных сведений, начиная от длины рек и высоты горных вершин до подлинных фамилий королев и королей попсы, которые, как известно, предпочитают выступать под псевдонимами. Но иногда информация сознательно усекается– по идеологическим соображениям. Крайне скудны списки знаменитых россиян, а в некоторых сферах человеческой деятельности составители «Книги фактов» таковых вообще не обнаружили. В частности, это относится к разделу «Благотворители и меценаты».

Это американцы, что с них взять… Однако мы и сами недалеко ушли от них в этом вопросе. Как правило, представление о благотворительности и меценатстве сводится к немногим именам: Третьяков, Морозов, Мамонтов, Щукин, Бахрушин. Даже Беляева вспоминают редко, хотя это фигура отнюдь не меньшего масштаба. Стасов назвал его Третьяковым от музыки. Действительно, лесопромышленник Митрофан Петрович Беляев (1836–1903) сыграл неоценимую роль в поддержке Глазунова, Римского-Корсакова, Бородина, Кюи, Балакирева, Скрябина и ряда других русских композиторов. Он издавал на свои средства их ноты, организовывал концертное исполнение их произведений. Именно Беляев сделал «могучую кучку» известной широкой публике. Специалисты подсчитали, что он «истратил» на поддержку русской музыки два миллиона рублей– сумма по тем временам фантастическая. Но его известность до сих пор не может сравниться с известностью Третьякова.

Тут уместно напомнить, что даже Третьяков долгое время считался у нас в стране персоной «не вполне». Да, книги о нём издавались в СССР, но Агитпроп ЦК КПСС несколько раз отклонял предложение издательства «Молодая гвардия» пополнить Третьяковым серию «Жизнь замечательных людей». Не может быть замечательным человеком капиталист-эксплуататор!

…Но дело всё же идёт к лучшему. Наконец-то пришло осознание, что капиталисты-эксплуататоры не только ели и пили, но и усердно работали, не только гребли деньги, но и активно занимались благотворительностью. Тысячи храмов, сотни приютов, богаделен, больниц, училищ, библиотек воздвигли на нашей земле эти люди. Среди них были и европеизированные господа, и бородачи, причёсывающиеся на прямой пробор, и православные, и люди других религиозных конфессий. Теперь о них выходят интересные книги, среди которых знаковой представляется монография «Коломенские благотворители». Автор– научный сотрудник Коломенского краеведческого музея Лариса Рябкова, издатель– администрация городского округа Коломна; книгу предваряют два обращения к читателю– митрополита Крутицкого и Коломенского Ювеналия и главы муниципального городского округа Коломна Валерия Шувалова. Коломенский издательский дом «Лига» выпустил 240-страничный великолепно иллюстрированный том большого формата в безупречном полиграфическом исполнении. Издание осуществлено при участии Благотворительного фонда поддержки культуры и сохранения исторического наследия «Коломенский кремль».

Труд Ларисы Рябковой содержит огромный объём информации, о благотворителях уездного города рассказано очень подробно. Освещены все направления их деятельности. В каждом разделе– множество имён. На этом следует остановиться особо. Книга Ларисы Рябковой показывает, что в старой России благотворительностью занимались отнюдь не только «толстосумы», которым «деньги некуда было девать», но и люди весьма скромного достатка. Не только и не столько от богатства– от доброты, от христианского милосердия делались благие дела. Иначе говоря, благотворительность была явлением массовым.

В пример можно привести содержание «дома призрения и воспитания детей беднейших горожан и жителей уезда», открытый 15 мая 1894 года на Репинской улице. Финансовой основой приюта стал капитал в 30 тысяч рублей, завещанный рязанской купеческой дочерью Александрой Александровной Мальшиной, в чьём роду благотворительность была прочной традицией. Помимо денежных средств Мальшина передала приюту двухэтажный каменный дом с флигелем. В числе жертвователей обители состояла семья почётного гражданина Коломны Н. Левина. Он передал 2 тысячи рублей на учреждение стипендии имени своей покойной свояченицы Марии Машонкиной. Сохранились документы за 1902 год с перечнем всех дарителей. Например, от П.Чуприкова поступило апельсинов 30 шт., яблок 15 шт., «конфект», пряников и орехов 37 фунтов, сахарных яиц 30 шт., булок 752 шт.; от С. Нестерова– белых хлебов 15 шт., 1/4 фунта чая и 2 фунта монпансье; от Е. Потапова– баранины 12 фунтов; от В. Суранова– муки крупитчатой 2 пуда, белых хлебов 210 шт., пряников 2 фунта; от Д. Котельникова– денег 1 рубль на гостинцы; от неизвестного– баранок 3 фунта… Список слишком длинный, чтобы привести его полностью, но видно, что жертвователи– люди различного достатка.

В 1897 году правление Коломенского машиностроительного завода отмечало 25-летие основания акционерного общества. На торжественном обеде директор-распорядитель Арманд Егорович Струве объявил, что, принимая во внимание отсутствие как на заводе, так и в городе культурно-просветительских учреждений, он из своих личных средств ассигнует 25 тысяч рублей на создание при заводе театра. К нему присоединился член правления АО Антон Иванович Лессинг, пожертвовав 10 тысяч рублей. К этим личным взносам была добавлена солидная сумма от АО, и уже на следующий год театр был открыт. Это было деревянное здание на каменном фундаменте с электричеством, водопроводом и водяным отоплением. Там был зал на 750 мест, буфет и курительная комната. Театр сразу же стал очень популярным, зал всегда был полон. Спектакли давали как любительские коллективы, так и профессионалы, в том числе труппы московского Художественного театра и театра Корша…

На благотворительной основе возникла в уезде и сеть библиотек. Первой из них стала общественная библиотека имени И.И. Лажечникова, открывшаяся в 1898 году. Крупные взносы сделали директор правления Коломенского завода Э. Гартман, купцы первой гильдии Ф. Дёмин и М.Рыбаков, фабриканты С.Моргунов и В. Щербаков и другие известные горожане. Помогали библиотеке не только деньгами. На призыв пополнить её книжные фонды откликнулись книгоиздатели А. Суворин, А.Маркс, К.Солдатенков, М.Вольф, а также В.Короленко, Н.Рубакин, К.Победоносцев, Д.Менделеев, Н.Михайловский, А.Чехов и другие.

Нельзя не привести, причём без сокращений и без литературной правки, ещё один документ, опубликованный в книге «Коломенские благотворители»,– заявление крестьянина Акатьевской волости села Белые Колодези И. Левшина на имя председателя Коломенской земской управы, поданное в 1869 году: «Благодетельное наше правительство, озабочиваясь вообще народным благосостоянием, не забыло дать возможность к просвещению науками молодому поколению крестьянского сословия. Для сего предмета уже во многих селениях нашего уезда открыты приходские училища для образования детей. А чтобы привести в исполнение столь благое намерение, правительство во главе постановило просвещённейших двигателей, общим народным голосом набранных. Уездная земская управа второго выбора, видимо действуя в духе на пользу просвещения, принесла ожидаемые плоды юношеству нашего селения. Как крестьянин, я горячо сочувствую столь благотворному и полезному делу, до которого Бог привёл мне дожить. А потому имею честь заявить вам, г. председатель, пред лицом нашей земской управы, что я принимаю на себя добровольно обязательство от сего времени ежегодно жертвовать в пользу более нуждающихся сельских училищ коломенского уезда по 25 руб. сер. (серебром), доколе не иссякнут окончательно мои средства к жизни».

В книге Ларисы Рябковой можно прочесть о многих малоизвестных подробностях благотворительного движения в России. Например, о том, что делались взносы на приданое для бедных невест какого-то церковного прихода, где предстояло венчание, и жертвователь, не имея средств помочь всем, ставил условие: моего взноса хватит на трёх невест, кому именно– решить по жребию. Кроме того… Впрочем, всю книгу не перескажешь.

И последнее. В Российской империи действовал закон, принятый ещё в царствование Александра I, в 1816 году,– «О непринятии от порочных людей пожертвований и не награждении их за оные». Он предусматривал приём пожертвований только от «лиц благонадёжных», личность жертвователя проверялась Министерством внутренних дел– какого он поведения, не был ли под судом и следствием. А сейчас престижную в кругах «образованцев» премию финансирует беглый, выражаясь по-старинному, спекулятор, выдачи которого требует наше государство. И ведь берут премию, берут! И «наше» телевидение с умилением показывает эту процедуру.

Константин ГРЕКОВ
Литературная газета, 09.12.2009
 

Nuralis.RU © 2006 История народа | Главная | Словари