Как рождаются смыслы
Безусловно, мы можем и не догадываться за всю историю мира, где в каждой отдельно взятой стране. Мы можем лишь предпологать
Археология

Архивное дело

Архитектура и зодчеств...

Галерея замечательных ...

Генеалогия

Геральдика

Декоративно–прикладное...

Журналистика

Дайджест СМИ

Публикации

Журналист о СМИ

История отечественных ...

Критика, рецензии, пуб...

Разное

Изобразительное искусс...

История

История культуры

Книговедение и издател...

Коллекционер

Краеведение

Литература

Музейное дело

Музыкальная культура и...

Наши конкурсы

Образование

Периодические издания

Православная культура

Природные комплексы

Промыслы и ремёсла

Разное

Театр

Топонимика

Фольклор и этнография



Загадка древних русов, или что означает слово "русский"?

Перевезенцев С. В.
 

Интересно, а вы задумывались когда-нибудь, что означает слово «русский»? Какой смысл оно имеет в славянских языках, кроме того, что является именем одного из славянских народов? Наверняка у многих сразу же найдется быстрый и, вроде бы, лежащий на поверхности ответ: «русскими» представителей нашего народа стали называть из-за цвета их волос («русые» волосы). Однако ответы, лежащие на поверхности, далеко не всегда оказываются правильными…

Современные ученые установили, что в древности в славянских языках слова «русь» и «русский» не имели никакого значения. А из этого следует, что сами эти слова — неславянские. Более того, если продолжить рассуждение, то получается, что и народ или народы, носившие эти имена в древние времена, тоже не были славянами. Во всяком случае, до встречи со славянами, да и какое-то время после встречи с ними, сами русы славянами не являлись.

Кроме того, некоторые ученые заметили, что в древних документах само название народа с именем “русь” было различно — руги, роги, рутены, руйи, руяны, раны, рены, русь, русы, росы, росомоны, роксаланы. Правда, другие ученые с этим мнением категорически не согласны, утверждая, что под разными похожими по созвучию именами в древних источниках представлены совершенно разные народы.

Но поиски значения слов «русь» и «русский» продолжились. И выяснилось, что оно, это значение в разных языках — разное! В одном случае это слово переводят как “красный”, “рыжий” (из кельтских языков). В другом случае — как “светлый”, «белый» (из иранских языков). В третьем случае, имя “русь” производят от шведского “родс” (гребцы на весельных ладьях)…

Так, уже многие годы в исторической науке продолжаются дискуссии об этническом происхождении русов. Кем они были? К какому этносу принадлежали?

 

***

Вообще, впервые слово «русский» упоминается в рассказе о событиях IV века нашей эры. Правда, упоминание это приведено в источнике, написанном на целую тысячу лет позже, в XIV веке. Именно у византийского писателя первой половины XIV века Никифора Григоры говорится о русском князе, занимавшем в первой трети IV века придворную должность при императоре Константине. В конце того же IV века некие «русские вои» воевали с византийским императором Феодосием, а также напали на «Селунский град».

Начиная с VI века, имя «русов» уже постоянно встречается в различных источниках — в арабских, западноевропейских, византийских. Причем, эти русы действуют на пространстве всей Европы: от Кавказских до Пиренейских гор, от побережья Балтийского моря до побережья моря Средиземного. Вот только несколько малоизвестных примеров:

— VI век. Прикаспийский автор XV века Захир-ад-дин Мар’аши упоминает русов в районе Северного Кавказа.

— 643 год. Арабский автор ат-Табари (838–923) дважды называет русов как врагов мира, в особенности арабов.

— 773–774 гг. Во французской поэме об Ожье Датчанине (XII–XIII вв.) упоминается русский граф Эрно, возглавлявший русский отряд, защищавший Павию — столицу лангобардов — от войска Карла Великого. В Северной Италии русы занимали район Гарды близ Вероны.

— Ок. 778 г. «Песнь о Роланде» (записи XII–XIV вв.) называет русов в числе противников франкского войска.

— Конец VIII — начало IX века. В поэме «Сэси» русский великан Фьерабрас выступает на стороне Гитеклена-Видукинда Саксонского против Карла Великого. «Фьерабрас из Руссии» — исполин «с прекрасной гривой русых и курчавых волос, рыжеватой бородой и рубцеватым лицом».

— Ок. 821 г. Географ Баварский называет русов рядом с хазарами, а также неких росов где-то в междуречье Эльбы и Салы: Аторосы, Вилиросы, Хозиросы, Забросы.

— 844 г. Ал-Якуби сообщает о нападении русов на Севилью в Испании.

Список этих упоминаний можно продолжать довольно долго. Причем, в данном случае, приведены упоминания, так сказать «нетрадиционные», не имеющие отношения к будущему Русскому государству, возникшему в конце IX века в землях восточных славян.

В целом же, ученые выяснили, что на карте древней Европы I—IX вв., то есть тогда, когда Древнерусского государства еще не существовало, имя «русь» было очень распространено. Сегодня известно, что какие-то четыре разные Руси были в Прибалтике. В Восточной Европе имя «русь» можно найти на берегах Днепра, на Дону, в Карпатских горах, в устье Дуная, на побережье Азовского и Каспийского морей, в Крыму. В Западной Европе — на территории современной Австрии, а также в Тюрингии и Саксонии. Кроме того, какая-то «Русь» («Руззика») входила в состав королевства вандалов в Северной Африке.

Что это были за русы? Связаны ли они были между собой? Имели ли отношение к созданию в будущем Русского государства на территории проживания восточных славян? А если имели, то какие именно русы? Все это — большие загадки…

Отгадывать загадки предлагают нам и те источники, которые рассказывают о рождении Русского государства, в том числе и знаменитые русские летописи. Дело в том, что уже в самых древних отечественных источниках излагаются разные версии происхождения «руси», противоречащие друг другу. В “Повести временных лет” представлены две версии происхождения русов. Наиболее древняя версия отождествляла “русов” с племенем полян и выводила их, вместе с другими славянами, с верховьев Дуная, из Норика. Согласно другой версии, появившейся в конце XI в., русы — это варяжское племя, “призванное” на княжение в Новгород, передавшее затем имя “Русь” Киевской земле при Олеге Вещем. (Интересно, что жители Киева, в том числе киевские князья, до конца XI века не знали имени «Рюрик», а основателем династии они считали князя Игоря). Еще одна, третья версия, представлена в “Слове о полку Игореве”, автор которого происхождение русов связывал с Северным Причерноморьем и бассейном Дона. (Кстати говоря, автор «Слова о полку Игореве» тоже не знает легенду о призвании князя Рюрика и даже не упоминает его, а это уже конец XII века!)

Но в одном большинство и отечественных и зарубежных письменных источников сходятся — славяне и русы вплоть до X в. были совершенно различными народами. Славяне — мирные земледельцы, сами выбирающие главу своего племенного союза. Русы — отличные торговцы и воины, у которых была кровнородственная община со строгой иерархией, подчинением “младших” “старшим”. Согласно свидетельствам современников, русы являлись социальной верхушкой Киевской Руси и главенствовали над славянами. Об этом писали арабские географы в IX–X вв., византийский император Константин Багрянородный (X в.), «Повесть временных лет» и многие другие.

В начале XVII века возникла новая версия, создателем которой стал швед П. Петрей, впервые назвавший русов — шведами. В XVIII веке эту версию развили немецкие историки, находившиеся на службе в Петербургской Академии наук. Первым из них стал Готлиб Зигфрид Байер, приглашенный в Россию в 1725 г. Он считал, что русы и варяги — это одно норманнское (т.е. германо-скандинавское) племя, принесшее славянским народам государственность. Правда, Байер, решив заняться вопросом о начале Руси, не знал русского языка и не собирался его учить. Последователями Байера в XVIII в. также были немцы — Г. Миллер и Л. Шлецер. Так возникла норманнская теория происхождения русов, существующая до сих пор.

Ученым-норманистам сразу же резко возразил М.В. Ломоносов, убежденный, что русы, пришедшие к восточным славянам, к тому времени уже сами были славянами и говорили на славянском языке.

И с тех пор в отечественной и зарубежной исторической литературе идет постоянная, непрекращающаяся дискуссия — кто такие русы? За почти что три столетия в научном мире утвердились несколько мнений, несколько точек зрения на этот счет. Впрочем, нужно иметь в виду, что ни одну из приведенных ниже теорий этнического происхождения русов нельзя считать окончательно доказанной. Историческая наука продолжает находиться в поиске…

 

***

Первая точка зрения: русы — это славяне. «Внутри» этой точки зрения тоже есть два разных мнения. Одни историки считают русов балтийскими славянами и утверждают, что слово “русь” близко к названиям “Рюген”, “руяне”, “руги” (княгиню Ольгу в X в. западноевропейские источники называют “королевой ругов”). Кроме того, многие арабские географы описывают некий “остров русов” в три дня пути длиной, что совпадает с размерами о. Рюген.

Другие историки признают русов жителями Среднего Поднепровья. Они замечают, что в Приднепровье встречается слово “рось” (река Рось), да и большинство арабских источников ясно помещают русов на юге Восточной Европы. А название “Русская земля” в летописи первоначально обозначало территорию полян и северян (Киев, Чернигов, Переяславль), на землях которых нет признаков влияния балтийских славян. Правда, эти ученые признают, что слово “русь” не славянское, а иранское. Но они считают, что приднепровские славяне заимствовали это название у скифо-сарматских племен задолго до образования Древнерусского государства. 

Вторая точка зрения: русы — это норманны-скандинавы. В доказательство своего мнения ученые-норманисты приводят несколько доводов. Во-первых, император Византии Константин Багрянородный в сочинении “Об управлении империей” дал названия порогов на Нижнем Днепре по-славянски и по-русски. По мнению норманистов, русские названия порогов — это скандинавские названия. Во-вторых, в договорах, заключенных князем Олегом Вещим и Игорем Старым с Византией упоминаются имена русов, тоже явно не славянские. Норманисты решили, что и они имеют германское происхождение, а имена Олег и Игорь — это скандинавские “Хельгу” и “Ингвар”. В-третьих, финны и эстонцы издревле называли Швецию “Руотси”, а в Швеции рядом с Финляндией располагалась провинция Рослаген.

Исследования других ученых показали, что все эти три довода можно опровергнуть. Прежде всего, названия Днепровских порогов точнее объясняются не из скандинавских языков, а из иранских языков, в частности из аланского (осетинского) языка. Имена русов в договорах с Византией имеют аланское, кельтское, венетское, эстонское происхождение, но не германское. В частности, имя Олег имеет параллель в иранском имени “Халег”. От третьего довода норманисты отказались еще в XIX в., заметив, что название “Рослаген” появилось лишь в XIII в., а именем “Руотси” (финское “Страна скал”) финны называли и Ливонию.

Третья точка зрения: русы — это сармато-аланский народ, потомки роксолан. Слово “рус” (“рухс”) в иранских языках обозначает “светлый”, “белый”, “царственный”. По одной из версий, на территории Среднего Поднепровья и Подонья в VIII — начале IX вв. существовало сильное государство русов-алан Русский каганат. В него входили и славянские племена Поднепровья и Подонья — поляне, северяне, радимичи. Русский каганат известен и западным, и восточным письменным источникам IX в. В том же IX веке Русский каганат был разгромлен венграми-кочевниками, а многие русы-аланы оказались в итоге одними из инициаторов создания Древнерусского государства. Недаром в Киевской Руси сохранилось много следов аланской культуры, а князей Олега Вещего и Игоря Старого некоторые историки считают выходцами именно из Русского каганата.

Четвертая точка зрения: русы — это руги, жившие в Европе в IV вв. Откуда появились руги неизвестно. Известно лишь, что руги были близки с кельтами или северными иллирийцами. В I в. н.э. руги жили по южному побережью Балтийского моря на территории нынешней Северной Германии и на острове Рюген (руги упоминаются у римского историка Тацита, жившего в I в. н.э.). В начале III в. н.э. из Скандинавии в Европу вторглись племена германцев — готов. Вторжение готов разметало ругов по всей Европе. Некоторая часть из них осталась на острове Рюген и на ближайшем к острову побережье Балтийского моря. Другая часть двинулась на восток, в Прибалтику. А еще одна большая группа ругов ушла на юг, к Римской империи. Там они получили разрешение поселиться возле границ государства римлян — по реке Дунаю, в римской провинции Норик (на территории нынешней Австрии). В V в. нашей эры эти руги основали здесь свое государство — Ругиланд. Кстати, Ругиланд в письменных источниках называется “Руссией”, “Рутенией. “Ройс” и “Ройсланд” в качестве особых графств существовали долго в Тюрингии. “Рутенией” называли и о. Рюген.

Ругиланд, как самостоятельное государство, существовал несколько десятков лет. Но во второй половине VI в. он подвергся нападению завоевателей. Некоторые руги, покинули Ругиланд и пошли на Восток. Возле реки Дунай они встретились со славянами, постепенно ославянились и стали зваться “русами”. Затем, вместе со славянами, русы переселились к берегам Днепра. Археологические раскопки подтверждают две волны такого переселения: в конце VI — начале VII вв. и во второй четверти X в. (приднепровское племя — поляне-русь).

Руги, оставшиеся жить на южных берегах Балтийского моря и на о. Рюген, в VII–VIII вв. смешались со славянами и варинами-варягами. В скором времени прибалтийских ругов стали называть русами, руянами или рутенами. А остров Рюген начал зваться Руйеном, Руденом или Руссией. В начале IX в. славяноязычные русы, вытесняемые из своих родных земель франками, начали переселяться на восток по побережью Балтийского моря. Во второй половине IX в. они достигли земель ильменьских словен, которые называли новых переселенцев варяги-русь.

Пятая точка зрения. Стараясь учитывать все эти факты, свидетельствующие о существовании совсем разных “русов”, современный историк А.Г. Кузьмин предложил еще одну версию происхождения русов. По его мнению, слово “рус” очень древнее и существовало у разных индоевропейских народов, обозначая, как правило, господствующее племя, род. Этим объясняется и его значения в разных языках — «красный», «светлый». И тот, и другой цвета у древних народов были признаками господствующего племени, «царственного» рода.

В раннем средневековье сохранилось три несвязанных между собой народа, носившие имя “рус”. Первые — это руги, происходившие северных иллирийцев. Вторые — это рутены, возможно, кельтское племя. Третьи — это “русы-тюрки”, сармато-аланы Русского каганата в степях Подонья. Кстати говоря, средневековые арабские авторы знают их как “три вида русов”. Все эти русы контактировали в разное время со славянскими племенами, были соседями славян, а позднее ославянились.

В землях восточных славян русы разного этнического происхождения пришли разными путями и из разных мест — из Прибалтики, из Подунавья, с берегов Дона и Днепра. На восточнославянской территории разные русы объединились в «род русский», который и стал правящим родом в созданном ими Русском государстве. Именно поэтому в IX—XII вв. в Древней Руси существовало, по крайней мере, четыре генеалогических предания, т.е. четыре версии происхождения «рода русского». В них называются разные «родоначальники» русов: в «Повести временных лет» — Кий (выходец из Подунавья), Рюрик (выходец из Западной Прибалтики), Игорь (выходец или из Восточной Прибалтики, или из Подонья), а в «Слове о полку Игореве» — Троян (возможно, выходец из Причерноморья). И за каждым из этих преданий стояли определенные традиции, политические и социальные силы и определенные интересы, в том числе и претензии тех или иных русов на власть в Древнерусском государстве.

 

***

Вот сколько загадок порождает, казалось бы, очень простой вопрос — что означает слово «русский»? Вот сколько таинственных страниц истории раскрывается перед нами, когда мы начинаем искать ответ на этот вопрос. Но сколько страниц истории еще остается для нас закрытыми, еще ждущими своего первооткрывателя! Ну, к примеру, в Восточной Прибалтике существовали две непонятные нам «Руссии» — «Чермная», или «Черная» (в верховьях Немана) и «Белая» (по Западной Двине). Еще большую тайну представляет собой Причерноморская Русь, которую иногда связывают с индоариями. Позднее в русских летописях упоминается загадочная «Пургасова Русь»…

Ясно только одно — в создании Древнерусского государства приняли участие разные народы, но главным оставался один — славяне. Впрочем, знаете, а ведь происхождение славян — это тоже большая и даже очень большая историческая загадка. Обычно считают…


источник: http://www.portal-slovo.ru/history/40060.php



Все тот же торжествующий идиотизм отличает новые телепрограммы

Каждый год в начале осени я, как, уверен, и многие мои коллеги-телекритики, с волнением ожидаю ответа на вопрос: каким станет новый, начинающийся в эти дни, телевизионный сезон?

На этот раз волнение было особым. Мне казалось, уверен с достаточными основаниями, что сезон 2009/2010гг. должен стать решительно непохожим на предыдущие. Как, впрочем, непохожей стала в последнее время наша журналистика, наша экономическая и духовная жизнь. Говорю, конечно же, о кризисе, который заставил по-новому взглянуть на многое из того, что еще год-полтора назад казалось незыблемым.

Что касается телевидения, то в нем в прошлые годы, пожалуй, даже больше, нежели в других областях СМИ и культуры, можно было наблюдать то, что ученые позже называли финансовыми пузырями или пере­­­гретой экономикой. Бесконечное ко­­­­­­ли­­­­чество дорогостоящих, пышных шоу, вик­­­­торины и конкурсы с неоправданно богатыми призами, сериалы, снимаемые в таком количестве, что им годами приходилось стоять в очереди, дожидаясь премьеры, – все свидетельствовало о том, что принято называть жизнью не по средствам. Наше телевидение жировало все последние годы так же, как жировали представители немногих, в основном, сырьевых, отраслей отечественной экономики. Денежки текли рекой, рекламодатели не скупились на оплату эфирного времени, – казалось, этому счастью нет конца…

И вот – новый сезон, начатый в кризисную пору.

Первое, на что обращаешь внимание: самые богатые каналы, задававшие в прежние годы тон великолепием и пышностью своих проектов, не закрыли их, продолжая выдавать в эфир выпуск за выпуском. По-прежнему сверкают на ледовой арене знаменитые мастера фигурного катания, соединенные при­­­­хотливой волей авторов в танцевальные пары с не менее знаменитыми звездами шоу-бизнеса («Ледниковый период»). По-прежнему со всех концов необъятной страны приезжают люди, наделенные разными талантами, чтобы в ходе конкурса выиграть миллион рублей («Минута славы»).

Впрочем, какой миллион? Миллион был призом в прошлые годы. А в этом цифра выигрыша выросла в десять раз. Амбициозные телевизионщики Первого канала, будто специально бросая вызов судьбе, хотят этим, видимо, показать, что им кризис нипочем. Привыкшие шиковать, они не чувствуют нравственной неловкости, когда оперируют цифрой с семью нулями на глазах у публики, где немало людей живет на пособие по безработице, а остальные страшатся возможного увольнения. Цинично про­­­звучали слова постоянного члена жюри «Минуты славы» А.Маслякова, снисходительно заметившего о новой сумме: «это все-таки (!) деньги» (Первый канал, 18.9.2009).

Я воспринял было сохранение преж­­­них программ похвальным стремлением поддержать в публике бодрость духа в трудные времена. Показать им пример выдержки и веры в лучшее будущее. Но вскоре обнаружилось: и в новых программах Первого канала, начатых в этом сезоне, господствуют те же самые качества: купеческий размах, безвкусная гигантомания, стремление подавить конкурентов внешним великолепием.

Лидирует здесь «Достояние республики», выходящая по воскресеньям безразмерная (два с лишним часа до программы «Время» и еще час после нее) программа, посвященная отечест­венной песне разных периодов ее истории. Характерна тут эволюция жанра гала-концерта эстрадной песни, который начинался в былые годы несколькими нашумевшими выпусками «Старых песен о главном». Тогда Первый пытался переиначить классические советские песни, представив их в современных трактовках, где нынешние молодые исполнители пытались соперничать со своими знаменитыми предшественниками. Не только низкий профессиональный уровень вокалистов, но и откровенная отсебятина в трактовках песен отвращала требовательных зрителей от этих телезрелищ.

Теперь вот нам предложили иную разновидность гала-концерта: некую помесь «Старых песен» с тем, что уже не первый сезон на разных каналах делает М.Швыдкой. Там он (сегодня его программа называется «Жизнь прекрасна») пытается проследить рождение лучших отечественных песен в неразрывной связи с гражданской историей, с событиями, которые в то самое время происходили в стране. Вместе с пианистом Л.Оганезовым они напоминают нам знаменитую песню, а потом кто-то из присутствующих в студии, не обязательно профессиональный певец, исполняет ее, заставляя аудиторию – и ту, что находится в студии, и сидящих дома возле своих приемников – почувствовать неразрывную связь хорошей песни с породившим ее временем.

Создатели «Достояния республики» поначалу старались всячески закамуфлировать свою зависимость (прежде называвшуюся грубым словом «плагиат») от опуса Швыдкого-Оганезова. В первом выпуске (6.9.2009) они придали проходящему в громадной, пышно декорированной студии, гала-концерту облик состязания, формы, проверенной в последние сезоны во многих вариантах, в том числе в «Ледниковом периоде» и «Минуте славы». Для обострения борьбы между песнями представили в студии два жюри – людей в возрасте и молодых. Предложили им оценить произведения, созданные в одно время.

Начали почему-то с десятилетия 1960-х, исключив, без всяких объяснений, довоенную и военную песенную классику. Сделали откровенный акцент на несходстве вкусов разных поколений. Молодые, задиристые судьи очень скоро в оценке песен стали переходить границы политкорректности. Запахло конфликтом поколений. Пиком нетерпимости стало дерзкое заявление, что ваш Моцарт, мол, никакой не гений.

Со следующего выпуска (20.9.2009) телевизионщики полностью сменили курс. Видимо, кто-то из начальства намылил голову незадачливым авторам «Достояния республики», хватившим лишка. Теперь они, как это бывает у слишком послушных, сменили концепцию программы на полностью противоположную. Пытались достигнуть единства всех, кто стар и млад, в оценке звучащих песен. Даже в тех случаях, когда подобное единомыслие выглядело совсем необязательным. Существование двух жюри, разделенных по возрасту, теперь оказывается бесполезным. Как и их голосование, выраженное не в цифрах или процентах, а в цветных полосках на экране. Выпуск стал еще более похожим на «Жизнь прекрасна»: недаром в «возрастное» жюри, на этот раз в качестве «Скорой помощи», был приглашен Оганезов.

Можно много говорить о профессиональной беспомощности программы, которая к третьему выпуску (4.10. 2009) потеряла все свои основные качества, задуманные с самого начала. Единственное, от чего авторы не отказались – и, видимо, не откажутся ни за что, – от «джентль­менского набора» звезд, призванного поразить воображение простодушного зрителя. Для того, чтоб поэффектнее представить отечественные песни разных десятилетий, не пожалели средств для вызова в Москву исполнителей, давно уж живущих за океаном. Кроме того, для пущего шика, пригласили таких вышедших в тираж звезд, как квартет «Бони М» или бывшего вундеркинда Робертино Лоретти, превратившегося за эти годы в грузного безголосого господина пенсионного возраста.

Еще одна впечатляющая новинка Первого канала – «Южное Бутово», произведение, в определении жанра коего я испытываю немалые трудности. Проще, наверное, описать, что видит зритель на экране. Там двое молодых обитателей квартиры в спальном районе столицы (он-то и дал название проекту) общаются не только друг с другом, но и с режиссером, находящимся с каждым из них на звуковой связи. Тот дает им в наушники самые неожиданные задания (одна газета справедливо назвала их «поражающими идиотизмом»), требующие неожиданной и резкой смены поведения. Все метаморфозы должны быть не только правдоподобными, но и очень смешными. Подобное доступно лишь большим актерам, наделенным самыми разными талантами, – не только юмористическим даром, но и способностью к импровизациям. Признаться, оглядывая мысленным взором когорту лучших российских актеров, не могу навскидку назвать того, кто мог бы достойно справиться с этой ролью. А вот авторы «Южного Бутова» поручили неимоверно сложное задание двум телевизионным шоуменам – С.Светлакову и Д.Брекоткину. Нетрудно догадаться, что никому, кроме сидящих в студии зрителей, смеющихся по команде, подобное зрелище истинного удовольствия не доставляло. Оно, скорее, удивляло своей нелепицей.

Кому-то из телевизионного руководства юмор

подобного пошиба, видимо, по душе. Недаром уже не первый год идет в эфире (и даже получает высокие телевизионные награды) «Прожекторперисхилтон», где, кстати, тот же Светлаков выступает одним из четырех исполнителей. А летом, в преддверии нового сезона, нам показали «Кубик Рубика», где главную роль исполнял другой член этой четверки, – премьеру в том же, с позволения сказать, «жанре» торжест­­­вующего идиотизма. Скандал, случившийся после выхода в свет первых его выпусков, был столь громок, что вынудил прекратить демонстрацию этого опуса. Но представления о том, что такое хорошо и что такое плохо, как видим, остались.

Я бы не стал высказываться столь резко, если б вопрос касался только вкусовых оценок. Но здесь речь идет об определенной тенденции. Меня настораживает откровенная ориентация телевизионщиков на того дебилизированного зрителя, который ими же воспитан в последнее время. И еще: абсурдистское придуривание (простите за грубый термин, но не могу найти другого) на телеканале стало формой бегства от серьезных, общественно-важных проблем, которые не иссякли еще в нашей жизни и настойчиво требуют своего отражения в эфире самого массового из СМИ.

Характерно, что отказ от значительных тем на разных каналах находит разное воплощение. НТВ еще до начала сезона заинтриговал всех сообщением о том, что осенью на его частотах к нам вернется «великий и ужасный» Анатолий Кашпировский. Воспоминания двадцатилетней давности о его сенсационных телесеансах продолжали жить. Всех интересовало, в какой форме будет возвращение. Оно произошло, и, надо сказать, в нем не было ни шуток, ни абсурда. Скорее – леденящее кровь ощущение запредельных сил, к которым мы прикоснулись с помощью этого человека.

В отличие от прежней серии передач, сегодня Кашпировский выступает в роли серьезного ученого, который обсуждает паранормальные явления, обнаруженные другими. Вроде того, что некоторые люди с годами не стареют, как положено, а молодеют. При этом делает выводы собственные, далеко (может даже, слишком далеко) идущие, способные потрясти зрителей. В своей привычной, зловеще-значительной манере он не говорит даже, – вещает: «Я знаю, чего вы ждете от меня, и вы это получите…» (НТВ, 27.9. 2009). А речь тут, между прочим, идет о… бессмертии.

И снова бросается в глаза направление, в котором формируется интерес телеканалов: опять нечто, далекое от реальной жизни, на сей раз, обращенное в сторону разного рода чудес и фантастики. Напомню, что недавно на Первом канале прошла двухсерийная передача о Вольфе Мессинге, человеке, который обладал сверхъестественными способностями, чем-то напоминающими те, что людская молва приписывает Кашпировскому. А канал «Россия» в ближайшее время выпускает шестнадцатичастный сериал о Мессинге.

Даже совершенно, казалось бы, безобидная премьера на государственном телеканале – ежесубботняя «Ты и я» (ведущие – Т. Кеосаян и А. Хмельницкая), – которую вполне можно было б воспринимать как интересный психологический эксперимент, показывающий, насколько хорошо мы знаем близких нам людей, – также трактована телевизионщиками в привычном для них, гламурном, ключе. Почему-то все супружеские пары, приглашаемые в студию, относятся к тому узкому кругу, который принято называть «медийными лицами».

Эти люди, не обделенные, казалось бы, славой, не упускают ни одного случая лишний раз покрасоваться на телеэкранах. Они понимают, что «известности много не бывает», что каждое следующее появление в эфире лишь прибавляет в копилку их популярности. Внимательный зритель мог однажды заметить, что супружеская пара: он – знаменитый футболист, она – не менее известная эстрадная певица – в одно и то же время (12.9.2009) красовались и в «Ты и я» на канале «Россия», и в «Кто хочет стать миллионером?» на Первом. И готовы были отвечать на вопросы, которые, казалось бы, должны приводить в смущение добродетельных супругов. Так, Кеосаян, не упускающий возможности в своей программе затеять разговор «про это», порознь спросил мужа и жену, что бы они стали делать, если б в соседнем номере гостиницы кто-то слишком громко занимался любовью: увеличили звук телеприемника, сделали вид, что ничего не слышат, или занялись тем же самым. Характерно, что муж из скромности выбрал первый вариант, а жена, не зная о его ответе, решила щегольнуть третьим. Ведущий был на верху блаженства от такой смелости…

Начало нового сезона оказалось удручающим.

Зрители недосчитались даже тех немногих программ (вроде «К барьеру!» В. Соловьева на НТВ), что в прошлом году прикасались – пусть слишком осторожно, порой даже нежно – к сложным проблемам нашего существования. Новых проектов, которые пришли бы на смену прекращенным, не видно. Заслугой, и немалой, следует считать сохранение в репертуаре сезона даже того немногого, что было в прошлом. Сегодня, кажется, из крупных каналов лишь ТВ Центр не отступил от прошлогодних позиций. «Народ хочет знать» К. Прошутинской и «Момент истины» А. Караулова, при том, что к этим программам, в особенности ко второй, нередко спекулирующей на общественном недовольстве и использующей демагогические аргументы, у меня немало претензий, – обозначают отчетливую приверженность к социальной проблематике.

Трудная пора, наступившая в последнее время для телевизионной публицистики, усугубляется еще и тем состоянием, в каком находится сегодня каждодневная информация. Уже на этой стадии телевизионный эфир тщательно обходит те проблемы и темы, которые могут породить в людях разномыслие. «ТВ в своей информационной и политической составляющей, – справедливо писали »Известия« (1.10.2009), – вернулось к тому идеологическому единообразию, которым славилось советское ТВ».

Анри ВАРТАНОВ, доктор филологических наук, профессор факультета журналистики МГУ

Журналист

 
Nuralis.RU © 2006 История народа | Главная | Словари