Как рождаются смыслы
Безусловно, мы можем и не догадываться за всю историю мира, где в каждой отдельно взятой стране. Мы можем лишь предпологать
Археология

Архивное дело

Архитектура и зодчеств...

Галерея замечательных ...

Генеалогия

Геральдика

Декоративно–прикладное...

Журналистика

Изобразительное искусс...

Выставки

Рязанский край

Страна и мир

Новости

Организации и учрежден...

Публикации

История

История культуры

Книговедение и издател...

Коллекционер

Краеведение

Литература

Музейное дело

Музыкальная культура и...

Наши конкурсы

Образование

Периодические издания

Православная культура

Природные комплексы

Промыслы и ремёсла

Разное

Театр

Топонимика

Фольклор и этнография



Ярсамо-симемапельть Кушанья и напитки

блин куймака
булка из ржаного теста варакань сюкоро
булочка опуш
ватрушка каймак, панжакай
выпечка в виде птицы курамша
жир, сало лем
каравай ржаного хлеба копша
кисель куслят
кость (большая) тулдом
крендель кокорка
кушанье порьмепель
кушанье из ржаной муки кулага
леденец (конфета) ламбаське
лепёшка ося
мёд поназ
молоко кислое (сгущённое) сузма
мосол кахмарь
мука товт
напиток (медовый) арво, медярво
напиток (хмельной) комулякш
напиток (кислый, квас) чепеведь
непропеченная середина хлеба сюворькс
непропеченный хлеб тётьмака
оладьи аладият, куймака
пирог (для сватанья) той
пирог (свадебный) курник
пирожки с мясом (?) цёмарат
пряник жомка, пештене
пышка куймака
самогонка ченгай, ченькс
сосновые почки пиле каша
студень терьге
суп валдоям, лемёшка
суп (мясной) селянка
тыква (пареная) пецяка
уха штюрьба
хлеб (из яровой нови) кедикши
хлеб из остатков теста кши отраз, ветраска
хлеб пшеничный копша
щи тикшам
яйцо (без скорлупы) кедял

Вкус. Качество продуктов


безвкусный (горчит) лажаня
вкус расть
водянистый цёкляня
жидкий (о супе) шоланя
забелить (добавить сметаны, молока) петемс
кисло-сладкий кальцяня
мягкий ядав, тулгоня
особенность расть
приторный нильтяня
прокисать альтнямс, бузнямс, пурнемс, пуснемс
разбавить (чем-либо) петемс
рассыпчатый каланя
сочный, вкусный потьмежа
сытный ментей

Ярснить эрьва кода
Едят по-разному


выпить (с подковыркой) мамштамс
есть (спеша, вволю) альмамс, ибардемс, итьмамс, лябамс, матямс, плямсемс, тулаксамс
есть (общее понятие) комзолдомс
жевать (о беззубых) каволямс, чевелямс
жевать (жвачку) ремшамс
насытить тоцтямс
набить (желудок) ожодемс
откусить комзолдомс
пресытиться нильгедемс
уплетать тувтамс
чавкать, причмокивать цямкамс

Лия валт
Другие слова


замешивать (тесто) батурямс
кормить анелямс
кухня паникудо
отруби эчкавкст
печь (хлеба, пироги, булки) панемс
сварить (щи, картошку, кашу) пидемс
угощать анелямс, эрьгамс



От Абакана до Оки

Художник Виктор Покатилов производит впечатление человека, который полностью осознаёт, что означает жить в настоящем мгновении. Его работы лишены какой-либо надуманности и наносной искусственности. В каждом холсте – абсолютно искренняя и ясно прочитываемая радость творчества, упоение мгновеньем.

Целый мир – полнокровный, чувственный, глубокий и одновременно по-детски открытый – живописи Виктора Покатилова был представлен на выставке в Детской картинной галерее, которая открылась в октябре 2007 года к юбилею художника.

О своей творческой судьбе Виктор Дмитриевич говорит одним словом: «Путь». Именно так – с большой буквы – как понимают его на Востоке, вкладывая в него смысл предназначения.

«Если заложены какие-то способности в человеке, то рано или поздно они обязательно проявятся», – убеждён художник. И, наверное, самое главное здесь для человека – почувствовать свой Путь, довериться ему, осознать правильность выбора. Несколько твёрдых шагов в выбранном направлении – а дальше Путь сам поведёт своего избранника. Как верили восточные мудрецы, если ученик готов, то учитель ему будет ниспослан.

Рисовать Виктор начал ещё с детства. И хотя было множество самых разных увлечений: занимался судо- и авиамоделизмом, получал первые призы на областных выставках, и даже имел самый высокий балл по знаниям морской терминологии на областных соревнованиях, – натура взяла своё. Уже в старших классах, буквально махнув рукой на всю остальную учёбу, он сосредоточился на рисовании. Хорошо, директор школы, гордясь талантливым учеником, порой оказывал ему покровительство и говорил учителям: «Что с него взять: всё равно художником будет». И оказался прав. Из небольшого селения, затерявшегося на бескрайних просторах Хакассии, у подножья Саян, Виктор Покатилов прошёл весь путь профессионального художника: от вечерней художественной школы и художественного училища им. В.И. Сурикова в Красноярске до Академии декоративно-прикладного искусства имени В.И. Мухиной в Ленинграде.

Но академическое образование – это отнюдь не залог «открытых дверей» в истинное искусство. Настоящий художник не может ограничиваться только подражанием великим мастерам прошлого, считает Покатилов. Изучая культуру прошлого, современный художник должен пропустить через себя весь многовековой опыт и воплотить его в собственном, новом, произведении. Загадки прошлого, реалии настоящего и непредсказуемость будущего – три потока времени, сливаясь вместе на одном холсте, способны создать удивительные по энергетике картины.

Человеческой природе свойственна «мозговая археология»: мы все время оглядываемся назад, «копаемся» в прошлом, чтобы пролить свет на что-то из хорошо забытого старого. Для художника Покатилова местом таких «раскопок собственной сути» стала древняя хакасская земля – таинственные места, хранящие следы древнейших цивилизаций и первозданность природы. Суровый край гор и степей до сих пор таит в своих каменных летописях уникальные следы прошлого, имевшие историю в несколько тысячелетий ещё до нашей эры. Наскальные рисунки, древние петроглифы, могильные курганы, каменные изваяния, которым до сих пор поклоняются местные жители…

Принимая эту эстафету духовной культуры, Виктор Покатилов населяет свои картины людьми и животными, призраками и идолами. И в этом мире все элементы: будь то человек, каменное изваяние или трепетный лепесток цветущего ириса – равнозначны. Каждый из них поражает своей простотой и одновременно заключает в себе космическое пространство вселенной. Всё сливается в единое целое, в одно силовое поле, все четыре стихии: вода, огонь, земля, воздух – существуют в неразрывной связи. Поэтому и на холсте невидимое, чувственное изображается с такой же ясностью, как и зримое.

Обжигает словно огнём «Первый снег». Слепит глаза яркими оттенками жёлтого, оранжевого.«Первый снег появляется всегда настолько неожиданно, что вызывает ассоциацию раскалённого неба, – делится ощущениями Виктор Дмитриевич, – и кажется всё навыворот: будто не холодное падает, а что-то светящееся, тёплое».

Привыкнув не доверять глазу, художник всматривается в глубину явлений. Не останавливаясь на первом впечатлении, проникает дальше, устанавливая эмоциональный контакт с природой. «Настроить» глаз, уловить красоту момента – умение сродни мастерству охотника. Не зря бывалые охотники учили юного художника своим премудростям: не надо выискивать дичь или зверя специально. Надо воспринять лес как единый организм – панорамным зрением – и фиксировать глазом малейшее движение, изменение в природном орнаменте. Только растворившись в природе, можно увидеть скрытые в ней тайны.

«Когда мы смотрим на окружающий мир, наши глаза нас обманывают. Ведь, например, родившись, человек всё видит вверх ногами, и только потом картинка переворачивается. Глаз – очень хитрый инструмент. Нас всегда учили, что мы видим перспективу, уходящую в точку. А почему в иконописи перспектива обратная? Как объяснил нам один батюшка из Свято-Троицкой Сергиевой Лавры, католики всё «видят» по направлению к Богу, все помыслы устремлены к одной точке. А в православии всё несколько иначе: я – создание Бога, я создан по подобию божьему, и я вижу, как многопланов и широк мир. Я – точка отсчёта. Для нас это естественно, но приходим мы к этому – искусственно. Глаз как скрипка – как его настроишь, так он и будет «звучать».

Раскованная, нестеснённая ничем манера письма делает пространство его работ зыбким и многомерным, словно «ожившие» краски ещё сохраняют в себе стремительное движение кисти. Всматриваясь в картину, это движение ощущаешь будто «третьим глазом»: вот промчалась упряжка оленей, блея, просеменило стадо овец, звонкой дробью рассыпался в ночи топот копыт горного барана. И в этих потоках – впечатление дикой первозданности мира.

Азиатские мотивы продолжаются и в работах Татьяны Пивоваровой: выставка в Детской картинной галерее оказалась семейной, художественным дуэтом супругов. Но если Виктор Покатилов отдаёт предпочтение маслу, что предоставляет больше возможностей, говоря его же словами, «стирать и переписывать», то Татьяна Пивоварова верна акварели, изменчивой и непредсказуемой, как сама женщина.

Невообразимое сочетание воды, краски, кисти, бумаги и душевного порыва – вот что восхищает и привлекает Татьяну в технике акварели. В её работах чувствуется пространственная глубина, палитра исполнена белизны и яркости, а картины передают внутреннее тепло и свет, тишину и гармонию, которые не смогут нарушить никакие штормы и невзгоды. Акварели дают пространство импровизации, необходимой для раскрытия задуманных сюжетов, как правило, довольно не замысловатых. Предметом её картин выступают обыденные вещи, природа, простые символы и образы. Они взывают к ней каким-то особенным, странным образом и, откликаясь на их призыв, художник создаёт работы, удивляющие яркостью чувств и образов, богатством линий и форм, мистической игрой света и цвета.

Творческие линии художников переплелись также тесно, как их жизненные пути. Родина Виктора – Хакассия напитала работы Татьяны восточными ароматами. (Они до сих пор витают в воздухе Хакассии, через которую в древности проходил один из шёлковых путей из Китая в Индию.) Тихим плеском волн, потрескиванием костра и тяжёлым молчание каменных исполинов отзывается «Дыхание Древней Земли» Во «фруктовой» серии истекающие соком гранаты, груши, дыни отдаются в ушах зрителя гомоном восточных базаров. В свою очередь Рязанский край, где родилась и выросла Татьяна, стал родным местом и для Виктора, местом, где можно построить дом, срубить баню и разбить цветущий сад. И, постепенно открываясь художнику, Россия становится новой темой для целой серии его работ.

«К любому городу надо найти некое ключевое слово, – считает художник. Когда он искал такое слово для Рязани, в его воображении возникла цепочка ассоциаций

– И я подумал, почему бы слово коза не связать с Россияю? – решил Покатилов. И появилась картина «Новый день колхоза «Красный Козорез», и, возможно, впереди – еще ни один козопас и козорез…

Так, сорвавшись с хакасских наскальных рисунков, остророгая козочка связала в единый узел две земли и две судьбы. Нежные акварели Татьяны Пивоваровой и эпические полотна Виктора Покатилова при всей формальной несхожести, тем не менее, наполнены общими вибрациями, которые позволяют зрителям в сутолоке больших городов остаться наедине с собой.

Вера Новикова

художник виктор покатилов художник виктор покатилов
 

Nuralis.RU © 2006 История народа | Главная | Словари