Как рождаются смыслы
Безусловно, мы можем и не догадываться за всю историю мира, где в каждой отдельно взятой стране. Мы можем лишь предпологать
Археология

Архивное дело

Архитектура и зодчеств...

Галерея замечательных ...

Военные деятели

Географы, путешественн...

Деятели искусства

Исторические, государс...

Краеведы

Купцы, предриниматели,...

Литературные деятели

Словарь - А

Словарь - Б.

Словарь - В

Словарь - Г

Словарь - Д.

Словарь - Е

Словарь - З.

Словарь - И

Словарь - К

Словарь - Л.

Словарь - М

Словарь - Н

Общие вопросы

Словарь - П

Словарь - С

Словарь - Х

Словарь - Ш

Музыкальные деятели

Наши современники

Разное

Святые, мученики, деят...

Спортивные деятели

Устроители земли рязан...

Ученые, врачи, деятели...

Генеалогия

Геральдика

Декоративно–прикладное...

Журналистика

Изобразительное искусс...

История

История культуры

Книговедение и издател...

Коллекционер

Краеведение

Литература

Музейное дело

Музыкальная культура и...

Наши конкурсы

Образование

Периодические издания

Православная культура

Природные комплексы

Промыслы и ремёсла

Разное

Театр

Топонимика

Фольклор и этнография



НОВОСТИ С НУРАЛИССКОГОКОНГРЕССА. О наблюдателях от нуралисского народа на мордовском съезде.


Решение
3-це Нуралис Инекужо

О наблюдателях от нуралисского народа на мордовском съезде.

Учитывая, что:
выборы  делегатов на мордовский съезд, проводятся из числа мордовского народа
нуралисский Конгресс считает:
мордовские съезды по своему составу не могут представлять нуралисский народ,
мордовские съезды не ставят своей задачей сохранение Нуралис народа и нуралисского языка.
мордовские съезды являются инструментом «мордвинизации» нуралисского народа,
на мордовских съездах грубейшим образом нарушалась пропорциональность представительства нуралисского народа как по составу делегатов, так и в руководящих органах съездов,
руководители мордовских организаций и съездов в своих заявлениях низводят Нуралис народ до уровня «субэтноса», а нуралисский язык до уровня наречия или диалекта несуществующего «мордовского языка», что является грубым нарушением ст.26 и ст. 29 Конституции РФ,
решения мордовских съездов могут повлечь за собою полное лишение права нуралис называться народом Нуралис и пользоваться нуралисским языком,
участие нуралис в принятии решений мордовских съездов может дать «мордвинизаторам» моральное право для лишения Нуралис народа своего исторического имени и нуралисского языка,

3-й Конгресс нуралисского народа ограничивается направлением лишь наблюдателей от Нуралис народа на собираемый 5-й съезд мордовского народа-

Мусалёва Григория Дмитриевича – Инязора эрзя народа, Председателя правления Фонда спасения нуралисского языка,
Шаронова Александра Марковича – доктора наук, создателя эпоса «Масторава».

3-це Нуралис Инекужо
2009 ие, аштемков, 20 чи,
Луга Ян ош

 
  


След поэта

СЛЕД ПОЭТА

Мчался он бурей тёмной, крылатой,
Он заблудился в бездне времён…
Остановите, вагоновожатый,
Остановите сейчас вагон!

Поздно. Уж мы обогнули стену,
Мы проскочили сквозь рощу пальм,
Через Неву, через Нил и Сену
Мы прогремели по трём мостам.

И, промелькнув у оконной рамы,
Бросил нам вслед пытливый взгляд
Нищий старик — конечно, тот самый,
Что умер в Бейруте год назад.

Где я? Так томно и так тревожно
Сердце моё стучит в ответ:
Видишь вокзал, на котором можно
В Индию Духа купить билет?

Николай Гумилёв. «Заблудившийся трамвай»

Иногда кажется, что мы знаем о своих выдающихся земляках всё. Можем перечислить известных миру поэтов и путешественников, писателей и даже композиторов, либо родившихся, либо долгое время проживших на Рязанской земле. И всё же порой история родного края поражает удивительными, но малоизвестными фактами. Например, многие ли знают, что в Шилове жили предки поэта Николая Гумилёва?

Речь идёт о том самом Николае Гумилёве, поэте «серебряного века», чьи стихи так любимы многими. Как ни странно, о рязанских корнях его родного отца редко говорится в школьном и в университетском курсе литературы.

«15 апреля 2006 года исполнилось 120 лет со дня рождения великого русского поэта, боевого офицера, Кавалера ордена Святого Георгия 3 и 4 степени, филолога и путешественника Гумилёва Николая Степановича. Род поэта по отцовской линии ведёт своё начало с села Желудёво Шиловского района, – сообщается в книге, изданной сотрудником Шиловского краеведческого музея Александром Васильевичем Николаевым ("Колыбель рода Гумилёвых"). Надо ли говорить, что данная работа, изданная в 2006 году в Шилове к 120-летию со дня рождения поэта, широкому кругу лиц может попасть в руки разве что случайно.

Из неё мы узнаём, что Гумилёвы на протяжении двух веков были дьяконами и священнослужителями церквей Рязанской губернии.

«Даже те Гумилёвы, которые выбирали себе мирские профессии, оставались истинно православными», – подчёркивает Александр Николаев. И напоминает о надписи, сделанной поэтом Николаем Гумилёвым на стене камеры в ночь перед расстрелом: «Господи, прости мои прегрешения, иду в последний путь».

Со школьной скамьи многие помнят, как рано оборвалась жизнь поэта. В 1921 году Николай Степанович состоял в редакционной коллегии петроградского журнала «Всемирная литература», в начале того же года был избран руководителем Петроградского отделения Всероссийского Союза Поэтов. В августе этого года его арестовывают за участие в контрреволюционной организации (так называемом «Таганцевском заговоре»), в которой Гумилёв на самом деле не состоял. Его приговорили к расстрелу.

Как известно, после того, как нелепый приговор был приведён в исполнение, имя Гумилёва на долгое время исчезло из официального курса русской литературы. Творчество, история жизни этого удивительного человека стали открываться заново лишь через 60 с лишним лет. Ранее о проживании предков поэта на Рязанской земле упоминалось вскользь, да и то не всегда.

Есть в селе Желудёво Шиловского района старая Христорождественская церковь, ныне действующая (на фото – современный вид храма). Именно с этим храмом связана судьба рода Гумилёвых. Его историю шиловский библиограф проследил «по скудным историческим данным, дошедшим до нашего времени». Первый из рода, о ком сохранились сведения, – священник Рязанской губернии Прокопий Гумилёв (1720–?). Более о нём ничего не известно, кроме того, что единственный его сын, Григорий Прокопьевич Гумилёв (1745–1820), нёс службу в Христорождественской церкви, а проживал в селе Желудёво с супругой Дарьей Родионовной Гумилёвой.

В той же церкви служил дьяконом Федот Панов (1750-1826), сын которого Яков Федотович позже обвенчался с дочерью Гумилёвых Матрёной Григорьевной. Интересно, что во время сватовства жениху было поставлено условие: после венчания он примет фамилию жены – Гумилёва, и «будучи сильно влюблённым, Яков Федотович условие принял». Впоследствии он служил, как и его отец, дьяконом в той же церкви.

У Якова и Матрёны Гумилёвых было семеро детей. Судьба многих из них пока остаётся загадкой, однако точно известно, что все дети стали либо священнослужителями, либо жёнами священников, за исключением Степана Яковлевича Гумилёва (будущего отца поэта). Например, Александр Яковлевич Гумилёв, окончив Рязанскую духовную семинарию, остался в ней учителем. Его сын Александр стал священником, а дочери Людмила и Софья вышли замуж за представителей духовного сословия. Помимо собственных детей, какое-то время на попечении Александра Яковлевича находился и младший брат Степан.

Итак, внимание: Степан Яковлевич Гумилёв (1836-1910) окончил Рязанскую духовную семинарию, но не стал священником. Добившись родительского благословения на учёбу в светском университете, он окончил медицинский факультет и стал судовым врачом в Кронштадте. Службу Степан Яковлевич нёс на корабле «Император Николай I», фрегате «Пересвет», фрегате «Князь Пожарский», корвете «Варяг». Его старший сын – Дмитрий Степанович Гумилёв (1884-1922) после окончания военного училища был офицером, а по отставке служил земским чиновником в Тверской губернии. После революции 1917 года эмигрировал за границу. Младший сын Степана Яковлевича – выдающийся поэт, этнограф и путешественник Николай Степанович Гумилёв (1886-1921).

Родился Николай в Кронштадте, детство и юность провёл в Царском Селе. Однако, по воспоминаниям современников поэта, в детские и юношеские годы он не раз бывал на родине своего отца.

«Гумилёвы: Григорий Прокопьевич, Дарья Родионовна, Матрёна Григорьевна, Яков Федотович и Федот Панов - похоронены возле церкви села Желудёво Шиловского района. Могилы уничтожены в годы советской власти, местонахождение захоронений потеряно, – сообщает исследователь. – Скудная информация не даёт возможности более точно связать воедино весь род Гумилёвых на Рязанщине. Но будем надеяться, что это временное явление».

В заключение автор позволяет себе нарисовать в воображении замечательную картину. Дорога на Желудёво шла со станции Шилово – а значит, мы имеем полное право представить, «как напротив первого Шиловского вокзала останавливался поезд, и из вагона выходил юный, никому ещё не известный Коля Гумилёв, русский поэт, последний рыцарь Серебряного века».

По материалам Шиловского краеведческого музея

 гумилёв в старших классах гимназии тот самый храм в с. желудёво (современный вид)
 
Nuralis.RU © 2006 История народа | Главная | Словари