Как рождаются смыслы
Безусловно, мы можем и не догадываться за всю историю мира, где в каждой отдельно взятой стране. Мы можем лишь предпологать
Археология

Архивное дело

Архитектура и зодчеств...

Галерея замечательных ...

Генеалогия

Геральдика

Декоративно–прикладное...

Журналистика

Изобразительное искусс...

Выставки

Новости

Организации и учрежден...

Публикации

Графика

Живопись

Фотография

История

История культуры

Книговедение и издател...

Коллекционер

Краеведение

Литература

Музейное дело

Музыкальная культура и...

Наши конкурсы

Образование

Периодические издания

Православная культура

Природные комплексы

Промыслы и ремёсла

Разное

Театр

Топонимика

Фольклор и этнография



Медь

Медь (англ. Copper, франц. Cuivre, нем. Kupfer) - один из первых металлов, которые человек стал применять для технических целей. Периоды использования меди и бронзы ознаменовали целые эпохи культурного развития человечества под названием медный век и бронзовый век. Древнейшие изделия, по-видимому, из самородной меди, найденные в Египте, относятся к тысячелетию до н. э. Позднее египтяне добывали медь из ее окисных руд (бирюзы, малахита и др.). Руды плавили при 1083o С в примитивных горнах с применением дутья. О выплавке таким же путем железа (т.пл. 1530o С) не могло быть и речи. Около II - III в. выплавка меди производилась в широком масштабе не только в Египте, но и в Месопотамии, на Кавказе и в других странах древнего мира. Огромное количество древних медных и бронзовых изделий, обнаруживаемых археологами, заставляет сомневаться в том, что медь выплавлялась только из окисных руд. Более поздние источники (Х - XI вв.) свидетельствуют об использовании для добычи меди сернистых руд. Например, в сочинении Теофила "О различных искусствах" описывается предварительная операция обработки руды - окислительный обжиг кусков руды на кострах (выжигание серы). В Х - ХII вв. до н.э. медные и бронзовые орудия труда и оружие начинают вытесняться железными. Однако это не помешало меди сохранить свое важное техническое значение до наших дней.

Латинское название меди Cuprum (древн. Aes cuprium, Aes cyprium) произошло от названия острова Кипр, где уже в III в. до н. э. существовали медные рудники и производилась выплавка меди. У Страбона медь именуется халкосом от названия города Халкиды на Эвбее. От этого слова произошли многие древнегреческие названия медных и бронзовых предметов, кузнечного ремесла, кузнечных изделий и литья. Второе латинское название меди Aes (санскр, ayas, готское aiz, герм. erz, англ. ore) означает руда или рудник. Сторонники индогерманской теории происхождения европейских языков производят русское слово медь (польск. miedz, чешск. med) от древненемецкого smida (металл) и Schmied (кузнец, англ. Smith). Конечно, родство корней в данном случае несомненно, однако, по нашему мнению, оба эти слова произведены от греч. рудник, копь независимо друг от друга. От этого слова произошли и родственные названия - медаль, медальон (франц. medaille). Слова медь и медный встречаются в древнейших русских литературных памятниках. Алхимики именовали медь венера (Venus); в более древние времена встречается название марс (Mars).

 

В земной коре содержание меди составляет около 5·10–3% по массе. Очень редко медь встречается в самородном виде (самый крупный самородок в 420 тонн найден в Северной Америке). Из руд наиболее широко распространены сульфидные руды: халькопирит, или медный колчедан, CuFeS2 (30% меди), ковеллин CuS (64,4% меди), халькозин, или медный блеск, Cu2S (79,8% меди), борнит Cu5FeS4 (52-65% меди). Существует также много и оксидных руд меди, например: куприт Cu2O, (81,8% меди), малахит CuCO3·Cu(OH)2 (57,4% меди) и другие. Известно 170 медьсодержащих минералов, из которых 17 используются в промышленных масштабах.

Различных руд меди много, а вот богатых месторождений на земном шаре мало, к тому же медные руды добывают уже многие сотни лет, так что некоторые месторождения полностью исчерпаны. Часто источником меди служат полиметаллические руды, в которых, кроме меди, присутствуют железо (Fe), цинк (Zn), свинец (Pb), и другие металлы. Как примеси медные руды обычно содержат рассеянные элементы (кадмий, селен, теллур, галий, германий и другие), а также серебро, а иногда и золото. Для промышленных разработок используют руды, в которых содержание меди составляет немногим более 1 % по массе, а то и менее. В морской воде содержится примерно 1·10–8 % меди.

 

Медь добывают из оксидных и сульфидных руд. Из сульфидных руд выплавляют 80% всей добываемой меди. Как правило, медные руды содержат много пустой породы. Поэтому для получения меди используется процесс обогащения. Медь получают методом ее выплавки из сульфидных руд. Процесс состоит из ряда операций: обжига, плавки, конвертирования, огневого и электролитического рафинирования. В процессе обжига большая часть примесных сульфидов превращается в оксиды. Так, главная примесь большинства медных руд пирит FeS2 превращается в Fe2O3. Газы, образующиеся при обжиге, содержат CO2, который используется для получения серной кислоты. Получающиеся в процессе обжига оксиды железа, цинка и других примесей отделяются в виде шлака при плавке. Жидкий медный штейн (Cu2S с примесью FeS) поступает в конвертор, где через него продувают воздух. В ходе конвертирования выделяется диоксид серы и получается черновая или сырая медь. Для извлечения ценных (Au, Ag, Te и т.д.) и для удаления вредных примесей черновая медь подвергается сначала огневому, а затем электролитическому рафинированию. В ходе огневого рафинирования жидкая медь насыщается кислородом. При этом примеси железа, цинка и кобальта окисляются, переходят в шлак и удаляются. А медь разливают в формы. Получающиеся отливки служат анодами при электролитическом рафинировании.
Основным компонентом раствора при электролитическом рафинировании служит сульфат меди - наиболее распространенная и дешевая соль меди. Для увеличения низкой электропроводности сульфата меди в электролит добавляют серную кислоту. А для получения компактного осадка меди в раствор вводят небольшое количество добавок. Металлические примеси, содержащиеся в неочищенной ("черновой") меди, можно разделить на две группы.
1) Fe, Zn, Ni, Co. Эти металлы имеют значительно более отрицательные электродные потенциалы, чем медь. Поэтому они анодно растворяются вместе с медью, но не осаждаются на катоде, а накапливаются в электролите в виде сульфатов. Поэтому электролит необходимо периодически заменять.
2) Au, Ag, Pb, Sn. Благородные металлы (Au, Ag) не претерпевают анодного растворения, а в ходе процесса оседают у анода, образуя вместе с другими примесями анодный шлам, который периодически извлекается. Олово же и свинец растворяются вместе с медью, но в электролите образуют малорастворимые соединения, выпадающие в осадок и также удаляемые.



На встречу с детством

— Господи, сколько же я здесь не был?! — подумал Дмитрий Андреевич Воронцов, вновь проезжая по щацкой земле. И тут же себе ответил: "Целых 70 лет".

Но, несмотря на это, всю жизнь в душе заслуженного художника России жила любовь к родному краю. А как нестерпимо тянуло его в эти близкие, дорогие сердцу места, как хотелось пройтись по дорожкам, по которым он бегал еще мальчишкой! И вот он снова здесь… Дмитрий Андреевич посмотрел на небо - хоровод тяжелых облаков неспешно уходил вдаль. Огляделся - вдалеке тихо струится, серебрится красавица Цна, а вокруг просторы необозримые, заколдованная тишиной земля... Совсем как в детстве! Вот только Шацк заметно изменился за эти годы, похорошел. От нахлынувших воспоминаний защемило сердце, а перед глазами, словно калейдоскоп, появлялись картины того нелегкого, но тем не менее счастливого времени...

Родился будущий художник в суровый зимний день - 13 декабря 1931 года в селе Борки. Туда его мама приехала по нужде: поменять мануфактуру на муку, пшено, так как в Москве, где тогда жила их семья, с продуктами было тяжело. А уже в феврале 1932 года она, запеленав потеплее сына, вернулась назад в Москву. Там у мальчика родились брат и сестренка. Маленькие, они все время жили с родителями, а Дима вместе с бабушкой Настей каждое лето уезжал в Борки. Так Воронцовы и жили до начала войны, пока в столице но началась массовая эвакуация. Тогда они собрали в чемоданы самые необходимые вещи и покинули квартиру. Путь их лежал в Борки, на Рязанщину.

До сих пор осталась в памяти Дмитрия Андреевича дорога - тяжелая, утомительная. В вагоне поезда, на котором они ехали, было душно, хотелось пить. То в одном конце вагона, то в другом вспыхивали ссоры, драки. А детишки лишь с испугом таращили глазенки, глядя на эту неприглядную картину. Дмитрию в то время было неполных десять лет.

До села добрались только под вечер, долго ожидая подводу или попутную машину. Их дом, старенькая пятистенка, покрытый соломой, встретил темными окнами и заколоченной дверью. Тяжело пришлось семье, но ничего не поделаешь, надо было обустраивать свое жилище. Пока отец защищал Родину, мама заботилась о том, как прокормить троих детей, ведь у них ничего не было: огород не посажен, хозяйства никакого. А бабушка в это время хлопотала по дому.

Шли дни, недели, месяцы. Люди, ожидавшие, что война закончится быстро, потеряли всякую надежду и все сильнее впрягались в ярмо военного времени.

В памяти Дмитрия Андреевича всплывают тяжелые голодные дни. Как они воровали упавшие на землю после жатвы колоски с колхозных полей, а весной выбирали из чуть оттаявшей земли случайно не выбранную по осени картошку и постоянно в тревоге оглядывались, чтобы вовремя убежать от хлесткой плети объездчика.

Не понаслышке знает Д.А. Воронцов, как тяжело вынести постоянное недоедание и неп¬сильную работу. Нужда и горе теснились по углам в каждом доме. Не миновало горе и семью Воронцовых. В феврале 1942 года они получили похоронку на отца. Бабушка Настя не пережила эту страшную весть и вскоре умерла. Летом того же года от дифтерии умер и младший брат Дмитрия. Следом за ним ушел из жизни дед, тяжело переживавший смерть внука. После всех перенесенных потрясений мама стала часто болеть. Порой неделями не вставала с постели. Поэтому все дела по дому легли на плечи Димы. Парнишка научился и ведра на коромысле носить, и дрова на зиму заготавливать, и в колхозе наравне со взрослыми работать. Бывало, и горох приходилось бороновать, и на покос выходить, на жатву, вязать пшеницу и рожь в снопы, сушить и ворошить валки, сгребать сухое сено в копны... Да еще и учиться надо. Но и здесь успевал Дмитрий. Ходил в хорошистах.

Хоть и пришлось детство художника на тяжелые военные годы, которые заставили его рано повзрослеть, все равно в душе осталось много светлых воспоминаний о юношеский годах. Например, игры в лапту, катание с высоких гор на лыжах и санках, которые ребята мастерили сами. Или поход в Шацк на воскресные базары. Они запомнились своей многолюдностью, пестротой и обилием товаров.

А как широко отмечали праздники! Дмитрий вместе с товарищами на Рождество ходил колядовать, Христа славить. Еще запечатлелись в памяти кулачные бои на Масленицу. На них собирался смотреть весь люд. Каждая сторона поддерживала своих. А заканчивалось все мирной пирушкой обеих сторон.

Посиделки... Многие не знают, что это такое, а Дмитрий Андреевич их хорошо помнит. Он довольно рано стал их посещать. Благодаря тому, что обладал хорошим голосом и знал много частушек-прибасок, старшие ребята брали его с собой. Иногда кавалеры, обидевшись на девчат, заставляли его наказывать их за холодный прием. Дмитрия сажали в свой ряд и звали игрушу. Она становилась передним с гармонью и начинала играть, а паренек прибасал. Частушек в его репертуаре было множество. У игруши порой гармонь от уста¬лости чуть не падает из рук, а он все заливается, стараясь пропеть прибаски посмешнее и позаковыристее.

...Осенью 1944 года мама вместе с сестрой уехала в Москву хлопотать об их комнате, в кото¬рую заселили другую семью. И Дмитрий остался в доме за хозяина. В то время у него были козочка, кошка, собака, три курицы и петух. И со всеми он научился справляться.

Долгожданный День Победы пришел в село с радостью и болью. Как признается Д.А. Воронцов, он хорошо помнит этот день. Занятия в школе отменили. Люди ликовали и плакали. А за ним приехала мама. Дима тогда заканчивал шестой класс.

- Так закончилось мое военное детство, - говорит художник, - детство на родине, в Борках, где я не по годам испытал и тяжесть, и радость труда. Помню, с какой грустью покидал я родное село. Здесь у меня было все и в то же время не было ничего. Но в Москву возвращался с неохотой. Уж очень меня привязала к себе земля, поля, леса, река, сады, друзья-товарищи. Мы заколотили досками окна, накинули крючок на ворота и покинули дом, ставший таким родным, навсегда...

С тех пор у Дмитрия началась совсем другая жизнь... Однажды, совершенно случайно попав в Третьяковскую галерею, мальчик навсегда "заболел" живописью. Больше всего ему понравились полотна Саврасова, Левитана, Поленова. Как он говорит: "Они особенно запоминались своей правдивостью. Я в них видел свою деревню, по которой очень тосковал..."

Тогда и родилась у него мечта стать художником, чтобы случайно открытое и подмеченное им сделать достоянием многих людей, научить их видеть красоту в окружающем, обыденном. Благодаря своему таланту, упорству и силе духа, Дмитрий постепенно претворил свою мечту в жизнь. Сначала окончил в Москве художественно-ремесленное училище. Работал отделочником в Московском метро, в реставрационных мастерских возвращал красоту шедеврам русской архитектуры Закончил, а потом и преподавал в Московском художественном училище памяти 1905 года. Там с Д.А. Воронцовым работали мастера своего дела. Вместе они воспитали не одно поколение теперь известных художников. Он прошел путь от студента до заведующего кафедрой живописи. Участвовал на представительных всесоюзных и зарубежных выставках, А в 1970 году был принят в члены Союза художников России.

Обо всем этом Дмитрий Андреевич поведал при встрече ведущему специалисту управления культуры МО — Шацкий муниципальный район Л.П. Яценко. На память о своем визите он оставил автобиографическую книгу "MOИ годы и вёрсты". И поспешил распрощаться. Ведь его ждала встреча с родными, до боли знакомыми местами. Художник спешил на встречу с детством...

Н. Шанаева.
«На земле Шацкой» №73 от 2 сентября 2009 года.
 

Nuralis.RU © 2006 История народа | Главная | Словари