Как рождаются смыслы
Безусловно, мы можем и не догадываться за всю историю мира, где в каждой отдельно взятой стране. Мы можем лишь предпологать
Археология

Архивное дело

Архитектура и зодчеств...

Галерея замечательных ...

Генеалогия

Геральдика

Декоративно–прикладное...

Журналистика

Изобразительное искусс...

История

История культуры

Книговедение и издател...

Коллекционер

Краеведение

Литература

Музейное дело

Музыкальная культура и...

Бардовская песня

Классическая музыка и ...

Артисты

Композиторы

Музыкальные коллективы

Новости

Публикации

Хореография

Эстрадное искусство

Наши конкурсы

Образование

Периодические издания

Православная культура

Природные комплексы

Промыслы и ремёсла

Разное

Театр

Топонимика

Фольклор и этнография



«Музыка в Рязани в 1908-1914 годах»: воспоминания руководителя Рязанского музыкального общества.

Следует начать с того, что было в Рязани музыкального в 1908 году? Было — мало. Никаких общественных музыкальных организаций не было. На весь город, насчитывающий свыше 50 000 жителей, известно было только три преподавателя музыки.

Далеко не молодая, болезненная Александра Берндтовна Левшина, прекрасная учительница игры на рояле, жившая замкнуто, не покидавшая своей квартиры.

Владимир Игнатьевич Родзевич, мрачный и нелюдимый, первоклассный виолончелист и педагог. Оба они занимались с учениками дома. Наконец, третий — скрипач Леонид Минаевич Кессельман, основная работа которого была в качестве помощника брата, владельца музыкального магазина, где продавались ноты, музыкальные инструменты и велосипеды. Леонид Кессельман играл и на рояле.

Были в Рязани церковные хоры. Одним из них руководил Иван Николаевич Гусев, брат секретаря Льва Николаевича Толстого. В «архиерейском» хоре, в соборе пели учащиеся Духовной семинарии. Среди них было много молодежи, обладавшей хорошими голосами.

Был при винном складе кружок балалаечников, нигде себя не проявлявший.

Наконец, был духовой оркестр артиллерийской бригады, скромный по составу, играющий под руководством капельмейстера Давида Абрамовича Райхмана зимой на катке в городском саду и в драматическом театре в антрактах на спектаклях.

Редко при клубе в здании Благородного собрания старшины клуба устраивали концерты, приглашая из Москвы студентов консерватории.

Очень редко Россия посещали гастролеры — крупные музыканты, выступавшие в хорошем колонном зале Благородного собрания. Эти концерты носили характер случайности и ничего планомерного собой не представляли. В зале Благородного собрания была хорошая эстрада, но не было помещения для артистов; для них в углу зала ставилась ширма, за которой они и укрывались.

Другой зал, менее удобный с невысоким потолком и менее вместительный был во Всесословном собрании. Там была небольшая сцена, где местные любители драматического искусства под руководством зубного врача Д.П. Балашова иногда ставили спектакли.

Вот и всё, что было более или менее «на виду». Были, несомненно, и ещё единичные любители музыки, отнюдь не профессионалы, пребывавшие вне сферы объективного наблюдения.

Был в то время в Рязани Николай Семёнович Китлов, один из многочисленных Рязанских служащих-чиновников, предприимчивый, подвижный, бескорыстный любитель искусств, сам же, насколько известно, никаким видом искусства не владевший.

Когда в конце лета 1908 года в Россия приехал В.И. Мордвинов — певец и музыкант, Н.С. Китлов тотчас взял его на учёт и привлёк в только что нарождавшийся Литературно-художественный кружок.

Перед этим В.И. Мордвинов успел установить музыкальные связи с пианистом М.М. Свенцицким, членом окружного суда, прекрасным музыкантом, с хорошей певицей Марией Владимировной Поповой, женой товарища прокурора, и с хорошим баритоном Радеевым — воспитанником духовной семинарии.

Немного позже появилась жена товарища прокурора Александра Николаевича Орлова, учившаяся перед этим в Московской консерватории. Вот исполнители, имевшиеся налицо в начале существования Литературно-художественного кружка.

Так как Музыкальное общество возникло из Литературно-художественного кружка, следует привести выдержки из сохранившегося отчёта за 1908-1909 года о деятельности Музыкальной Комиссии, а затем Музыкального отдела, откуда видно, как постепенно, мало-помалу музыка проникала в Рязанскую жизнь.

Первоначально учредители кружка наметили четыре комиссии: театральную, литературную, музыкальную и предположительно назвали несколько фамилий лиц, причастных более или менее к музыке, не имея еще согласия на их избрание в комиссию.

22 сентября 1908 года состоялось избрание первого состава музыкальной комиссии: Л.М. Кессельман, И.С. Чекунов (врач-скрипач), Степанов (музыкальная специальность не известна), Л.А. Ненашева (не имевшая отношения к музыке), И.С. Пономарёв (музыкальная специальность не известна) и И.Н. Гусев.

Правление комиссии, находившееся под давлением «центра» кружка ничем проявить себя не могло. Всё дело претерпевало «болезнь роста»: кружок желал публичных выступлений, высказывались желания устройства «семейных вечеров».

Первое выступление кружка имело место в октябре по поводу чествования памяти поэта Полонского; на этом вечере был только один музыкальный номер баритона Радеева, не принадлежащего официально к кружку, приглашённого Н.С. Китловым. «Семейные вечера» не имели предварительной программы, отличались больше благими порывами и прекратили своё существование.

2 ноября 1908 года музыкальная комиссия получила более ясное оформление и во главе её стали: В.И. Мордвинов (председатель), И.С. Чекунов (товарищ председателя) и СИ. Пономарёв (секретарь). Тогда же И.Н. Гусев взял на себя организацию хора, а Л.М. Кессельман — собирание сведений об имеющихся в Рязани музыкальных силах.

Работать было чрезвычайно трудно из-за отсутствия помещения для хоровых спевок, сыгровок и репетиций. Приходилось пользоваться помещением Уездного съезда (!), столовой при винном складе (!) и частными квартирами.

Это приводило к расхолаживанию музыкантов и угрожающему понижению посещаемости. Только после того, как хору предложили большую комнату в квартире В.В. Соболева (1-й этаж здания Всесословного собрания) — дело начало налаживаться, но выступления хора состоялись только в конце сезона 1908-1909 годов.

Первый концерт Литературно-художественного кружка состоялся 15 ноября в зале Благородного собрания и назывался «Музыкально-вокально-литературный вечер Рязанского Литературно-художественного кружка».

Программа состояла из двух отделений: 7 номеров музыкальных и пять литературных. Участники: музыканты М.В. Попова, Радеев, Мордвинов, Кессельман, Чекунов; чтецы — Н.И. Морозов, М.Н. Попова, Д.М. Петрова.

При организации концерта возникло серьезное препятствие в лице прокурора окружного суда, запретившего В.И. Мордвинову — товарищу прокурора, публично выступать в концерте. После долгих разговоров прокурор разрешил выступление под условие, чтобы фамилия Мордвинова не упоминалась, а заменялась тремя «звездочками». Впоследствии «звездочки» были заменены инициалами «В.И. М-ов».

Вообще «звездочки» в программах преобладали. Под ними были скрыты М.Н. Попова, Чекунов, Радеев.

Вечер был организован кружком с неоправданной стремительностью, посему и программа не отличалась продуманностью и носила случайный характер. Не успели даже размножить объявления о концерте; только по странной случайности собралось много публики, тепло отнесшейся к исполнителям.

В декабре 1908 года произошла реорганизация Литературно-художественного кружка. Музыкальная комиссия превратилась в «отдел». Во главе стояли: В.И. Мордвинов (председатель), И.С. Чекунов (товарищ председателя, он же секретарь), члены М В. Попова, М.М. Свенцицкий, Л.М. Кессельман.

25 января 1909 года в зале Благородного собрания Литературно-художественный кружок, а вернее Музыкальный отдел дал большой концерт в пользу пострадавших от сильного землетрясения в Сицилии. Впервые это не было стремительным мероприятием. Литературных номеров было лишь два: А.В. Лихачев («Сакиа-Муни» — Мережковского) и Л.А. Ненашева («Цветы»—Надсона). Участвовал приехавший специально для концерта из деревни виолончелист А.К. Энгельмейер со своей аккомпаниаторшей Е.Н. Залевской. К прежним местным исполнителям прибавилась певица А.Н. Орлова.

Успех концерта превзошел все ожидания: зал был переполнен, почти все номера, по требованию публики, повторялись.

Несмотря на то, что все члены Музыкального отдела были люди занятые, служили в различных учреждениях, занимались домашним хозяйством, воспитанием детей, все же у всех находилось время для музыки. Охотно посещались хоровые спевки, постепенно обнаруживались и прибывали до того времени неизвестные музыканты, составившие в конце концов хорошую основу для оркестра.

На одном из закрытых «семейных» вечеров было предложено всем, кто только захочет, выступить по мере своих сил в той области музыкального искусства, которым он владеет.

Такой вечер состоялся 10 февраля 1909 года. Ко всеобщему удивлению в газете «Рязанский вестник» появилась издевательская заметка о том, что «вместо делового обсуждения. .. если музицировать... наигравшись вволю... решились-таки говорить о будущей программе отдела».

«Рязанский Вестник», издававшийся В.И. Розановым, считал себя

«прогрессивным» и «оппозиционным» органом. Совершенно непонятно почему Музыкальный отдел попал в число тех, кому надо было создавать «оппозицию». Почти за все время, до начала войны 1914 года, газета помещала разные отрицательные, необоснованные, подчас обидные заметки, на которые по счастью никто внимания не обращал и не принимал близко к сердцу.

22 февраля 1909 года в зале Всесословного собрания было дано«общедоступное литературное утро», о чем объявляли громадные афиши Литературно-художественного кружка. Программа «утра» ничего «художественного» в целом собой не представляла, подобно бывшему 15 ноября 1908 года, но она интересна как доказательство, что удалось выявить и показать публике музыкального, таившегося в Рязанских недрах.

Почему-то афиша обещала «туманные картины» (!?).

К участию в концерте был привлечен хор Учительской семинарии под управлением В.Г. Соловьева, ансамбль из двух скрипок и двух банджьонов (?), скрытый под «звездочками»; один номер исполнил «оркестр»

балалаечников, под управлением М.А. Мельникова (опять «звезды»).

Из представителей Музыкального отдела пела М.В. Попова, исполнившая романс Антониды из оперы «Жизнь за царя» с женским хором. Этот номер для истории музыкального общества знаменателен тем, что это было первое выступление «собственного» хора.

Интересна была финансовая часть. Цены местам были от 30 копеек до 10 копеек, входные — 5 копеек. При этом члены Литературно-художественного кружка и Всесословного собрания «платят половину стоимости билета (кроме входных)».

Большей степени «общедоступности» трудно себе представить. Сделать же вход вообще бесплатным нельзя было потому, что каждое выступление вызывало расходы, такие, как печатание и расклеивание афиши и т. п.

Следующее «утро» во Всесословном собрании состоялось 8 марта 1909 года опять с «туманными картинами». Программа на этот раз была более выдержанная. Вторично выступил «оркестр» балалаечников, впервые появился на эстраде скрипач Л.М. Кессельман («Каватина Раффа»), пел баритон Радеев, был фортепианный номер в четыре руки (З.И. Морозова и А.И. Фортунатова), и, что было особенно знаменательно, выступал «собственный» хор под управлением И.Н. Гусева с двумя произведениями: Шуман «Цыгане» и Мендельсон «Пал иней».

В отчете музыкального отдела за сезон 1900-1909 гг. упоминаются еще состоявшиеся «утро» и «вечер» в память годовщины смерти Н.В. Гоголя. Никаких «вещественных доказательств» этих выступлений в архиве не сохранилось.

17-го марта состоялся «Литературно-музыкальный вечер» в зале Благородного собрания, без туманных картин, на котором силами музыкального отдела было исполнено несколько необычных и новых для рязанцев произведений. «Аndantе» из струнного квартета Гайдна (Л.М. Кессельман, И.С. Чекунов, К.П. Газов и Н.П. Худзинский), «Аvе, Маriа» Форэ (В.И. Мордвинов с аккомпанементом скрипки и фисгармонии), транскрипция для скрипки. Арии из оперы

«Страделла» Флотова (Л.М. Кессельман с аккомпанементом рояля и фисгармонии).

Солистами выступили М.В. Попова, В.А. Радеев, и пел «свой хор», имевший большой успех.

Финансовая сторона в Благородном собрании была несколько иная: только входные билеты — 30 копеек, учащиеся — 20 копеек. Члены Литературно-художественного кружка и Благородного собрания — проходили бесплатно.

К концу сезона Музыкальный отдел готовил большой концерт из произведений П.И. Чайковского. В Рязани оказался большой друг Чайковского Иван Ал. Клименко — городской архитектор. Он написал к этому случаю свои воспоминания, изданные в виде маленькой книжки в Рязани. Была составлена программа, шли энергичные приготовления; был приглашен певец — тенор Альбанов — инженер, проживавший в Скопине. По ряду причин концерт не состоялся.

Нельзя не отметить, что если Музыкальный отдел не мог похвастаться разнообразием исполнительских сил, то тем более литературная часть оказалась далеко не на высоте: исполнителей-чтецов и декламаторов оказалось крайне мало. На последнем концерте с литературным номером («Фея» — сказка М. Горького) выступила сестра В.И. Мордвинова — Е.И. Двинская (псевдоним), находившаяся в эти дни в Рязани.

Е.И. Двинская училась в студии Художественного театра и готовилась к сценической карьере.

Весной 1909 года Музыкальный отдел понес ощутимый урон в своих и без того скромных рядах: уехали из Рязани М.М. Свенцицкий — неизменный аккомпаниатор и баритон В.А. Радеев.

1909-1910 гг.

Сезон начался с большим опозданием. Причины тому были разные: инертность правления Литературно-художественного кружка, занятость по службе членов Музыкального отдела и соображения о том, что вошедшие в практику «утра» и «концерты» не соответствуют той большой цели, имелась в виду цель художественного развития людей. Получалось так, что одна и та же группа исполнителей несла на себе как бы обязанность развлекать публику. В результате и исполнители не получали удовлетворения, и публика: все те же неизменно выступавшие артисты переставали представлять собой интерес. Был предложен следующий выход из положения: в Москве существовал тесно сплоченный кружок музыкантов, хороших знакомых В.И. Мордвинова, который и решено было пригласить в Россия. Возглавлял кружок скрипач В.Н. Бакланов. Кроме него были: скрипач А.Г. Краевский, альтист В.Ф. Иванов, виолончелист И.С. Абашидзе и пианист Л.А. Голубкин. Долго шла переписка по поводу приезда ансамбля. В Москве же была составлена схема программы, которую и удалось полностью выполнить.

Концерт московского ансамбля состоялся 6 декабря 1909 года в зале Благородного собрания. Предварительно были выпущены «анонсы» и большие афиши с включенной в них программой. В конце афиши было нечто новое для Рязанской публики. К началу концерта «просят занять места». «Во время исполнения номеров программы вход в зал не будет допускаться».

Члены Литературно-художественного кружка имели особо отведенные места и вход для них был бесплатный. Цены были: 1-10 ряды по 1р. 10 коп., остальные — 85 коп., входные — за колоннами — 50 коп., ученические (в форме) — 25 коп.

Такие «повышенные» цены объяснялись тем, что некоторым из артистов ансамбля надо было возместить расходы, связанные с приездом; гонорара за выступление никто не требовал.

Большим новшеством были бесплатные, хорошо напечатанные программы, включавшие полный текст во¬кальных номеров. Это, несомненно, помогало слушателям усваивать и понимать исполняемые произведения и не могло не повышать интерес к ним.

Программа была следующая:

I отделение

1. Е. Донаньи оп 1. Квинтет для фортепиано, 2-х скрипок, альта и виолончели.
а)Аллегро,
б)скерцо, Адажио ква анданте,
г)Аллегро анимато — исп. В. И. Владимиров, А.Г. Краевский, В.Ф. Иванов, И.Г. Абашидзе и Л А. Голубкин.
2.Глиэр. Романсы.
а)«Весна наступала»,
б)«Темные тучи нависли над нами»,
в)“Мы с тобой разошлись”. Исп. В. М-ов.
3.Соло на виолончели. Исп. И А. Абашидзе.
4.А.С. Аренский, "Анчар". Исп. хор под управлением *** (в рукописи нет имени)

II отделение

1. Дворжак. Ор. 74. Терцет для 2-х скрипок и альта.
а)Аллегро ма нон троппо,
б)Ларгетто. Исп. В.Н. Владимиров, А.Г. Краевский и В.Ф.Иванов.
2.П.И. Чайковский. "Отчего". Исп. В. М-ов (слова Мея, музыка посвящена И. А.Клименко).
3.П.И. Чайковский. Из струнного квартета "Анданте кантабиле». Исп. В.Н. Владимиров, А.Г. Краевский, В. Ф. Иванов и И.С. Абашидзе
4.М.И. Глинка. «Ах ты, свет Людмила» из оперы "Руслан и Людмила". Исполняет хор под управлением *** (имени нет).

Аккомпанировала хору А.А. Острянская — супруга командира Нежинского пехотного полка. В.И. М-ову аккомпанировал Л.А. Голубкин — прекрасный музыкант.

Кто управлял хором, к сожалению в программах не обозначено.

Концерт явно рязанцам понравился, номера по требованию публики повторялись.

Следует отметить, что Музыкальному отделу стал оказывать хорошую помощь молодой адвокат А.К. Радугин, имевший связи с типографией и вскоре ставший издателем газеты «Рязанская жизнь», в отличие от «Рязанского вестника», весьма положительно относившейся к деятельности Литературно-художественного кружка в целом и к музыкальному отделу в частности.

Удача концерта Московского Ансамбля дала основание для повторного приглашения его в Россия, но только в ином составе.

На этот раз в него были включены две певицы — А.И. Владимирова (Бакланова) и С.Р. Василевская — ученицы А.И. Книппер и валторнист Решетников. Соло на валторне явление необычное и представляло собой большой интерес. К сожалению, в решающий момент Решетников заболел и его пришлось заменить.

Концерт состоялся 31 января 1910 года по следующей программе:

I отделение

1. А. Лонго. Из фортепианного квинтета «Анданте и скерцо». Исп. г.г. Голубкин, Владимиров, Краевский, Иванов и Абашидзе.
2. Аренский. «Тихо все тихо». Дуэт, исп. г-жи Василевская и Владимирова.
3. Глазунов. «Reverie». Исп. г. Решетников.
4. Чайковский. «Минула страсть». Дуэт, исп. г-жа Василевская и В. М-ов.
5. Брамс. Из трио для валторны, скрипки и фортепиано Анданте. Исп. г.г. Владимиров, Решетников и Голубкин.

II отделение

1. Гречанинов. Из струнного квартета g-dur Аллегро нон троппо. Анданте. Исп. г.г. Владимиров, Краевский, Иванов и Абашидзе.
2. Сен-Сане. «Аvе verum». Дуэт. Исп. г-жа Владимирова и В. М-ов.
3. Римский-Корсаков. Ария из оперы «Ночь перед Рождеством». Исп. г-жа Владимирова.
4. Рубинштейн. Из струнного квартета С-dur. Анданте. Исп. г.г. Владимиров, Краевский, Иванов и Абашидзе.
5. Куршман. «Аddио». Трио. Исп. г-жи Василевская, Владимирова и М-ов.

Вместо соло валторниста В. М-ов исполнил каватину из оп. «Русалка» Даргомыжского, и вместо трио Брамса были исполнены «Парафразы» Даффара на музыку оперы Вагнера «Нюрнбергские мейстерзингеры»: Владимиров, Абашидзе и Голубкин (фисгармония).

В первом отделении номера 3-й и 4-й поменялись местами. Помещение в программах полного текста вокальных произведений стало уже правилом.

Членам музыкального отдела, особенно М.В. Поповой и В.И. М-ову, нередко приходилось принимать участие в концертах, инициаторами коих были другие организации. На таких вечерах выявлялись музыкальные силы, которые и привлекались к участию в Музыкальном отделе Литературно-художественного кружка.

Так на благотворительном вечере 13 декабря 1909 года в Благородном собрании «при участии учеников 1-й гимназии» был отмечен симпатичный лирический бас А.О. Фреймана, впоследствии принявшего длительное участие в Музыкальном обществе.

16-ое февраля 1910 года был назначен закрытый «Семейный вечер» с предложением выступить на нем «кто как может». На основании полученных отчетов была составлена программа, в которую были включены и прежние исполнители.

Программа была следующая:

I отделение

1. Романс, Исп. И.И Логинов.
2. Ария из он. «Гарольд» Направника. Исп. К.И. Кистерская.
3. Дуэт из оп. «Дубровский». Исп. О.К. Терская и В. М-ов.

II отделение

4. Ария из оперы «Черевички» Чайковского. Исп. В. М-ов.
5. Мелодекламация на слова Апухтина. Исп. С.Г. Соболева.
6. “Колыбельная песня”. Исп. М.В. Попова

Впечатлений об этом вечере в архиве не сохранилось, помнится только, что «вечер» был очень скромный и ничего выдающегося и интересного собой не представил.

Была мысль устроить вечер религиозной музыки: православной, католической и лютеранской. Была уже достигнута договоренность с полковником Поройковым, руководителем певчих и оркестра Болховского полка. Пришлось побеседовать с Рязанским Епископом о его согласии на такой концерт. Епископ согласие дал, но от приглашения посетить концерт отказался, так как «не желает слушать шансонеток» (!).

Концерт не состоялся потому, что певчие Болховского полка выразили категорическое желание дать концерт только своими силами, назначив сбор с концерта в пользу семей воинов, погибших на Русско-японской войне.

Теперь нельзя вспомнить, почему деятельность Литературно-художественного кружка и в частности Музыкального отдела так скромно себя проявила за истекший сезон. Очевидно были какие-либо серьезные причины, так как энергия представителей Музыкального отдела отнюдь не угасла.

1910 -1911 гг.

Еще хуже обстояло дело в 1910 — 1911 годах. В подробных записях и архиве В.И. М-ова образовался большой пробел. Причиной тому было неожиданное распоряжение прокурора окружного суда К.Ф. Попова, которому уже давно было не по душе увлечение музыкой его подчиненного В. М-ова, наносившее, по его мнению, ущерб служебной работе, и недостойное для товарища прокурора занятие.

Воспользовавшись удобным случаем, прокурор отправил М-ова на жительство в Касимов, что явилось откровенной ссылкой, неоправданной никакими служебными соображениями. Последствием такого распоряжения был развал работы Музыкального отдела в Рязани и возникновение в Касимове музыкального коллектива, организованного М-овым, в который вошли почтенный, находившийся уже в отставке педагог-виолончелист Н.Е. Кипарисов, зубной врач, скрипач Шапиро и торговец-альтист М.И. Назымов.

Отсутствие из Рязани М-ова было продолжительным, так как он, пробыв некоторое время в Касимове, получил отпуск и уехал в Италию для усовершенствования своего певческого искусства. Вернулся он в Россия только в конце марта 1911 года.

Программа единственного концерта за истекший сезон относится к 23 апреля, причем в организации его Литературно-художественный кружок участия не принимал. Концерт был благотворительный в пользу нуждающихся учеников частной гимназии Н.Н. Зелятрова. Концерт назывался «Вечер весны».

Останавливаюсь на нем потому, что в нем приняли большое участие М.В. Попова и М-ов; были и певцы В.И. Солнцев — бас, рязанец, но проживавший вне Рязани, и певица — меццо-сопрано Н.И. Петерсон, жена нотариуса. Н.И. Петерсон стала энергичным и полезным человеком в дальнейших предприятиях Музыкального общества.

Весна 1911 года ознаменовалась еще одним событием: в Рязани появились зачатки будущего музыкального училища.

Началось с того, что член Литературно-художественного кружка Нина Алексеевна Пархоменко, супруга начальника почтовой конторы, предъявила «ультимативное требование» В.И. Мордвинову, чтобы он ей давал уроки пения. За ней последовали Н.И. Петерсон, О.Г. Серебрякова и еще несколько человек, к которым прибавились все те, коим предстояли какие-либо выступления перед публикой. За ними потянyлись имевшие хорошие голоса учащиеся Духовной и Учительской семинарий.

Музыкальные кадры постепенно увеличивались, появились два скрипача - С.В. Рязанцев и А.В. Востросаблин, а главное — был переведен по службе из Спасска в Россия Л.Р. Новоспасский — пианист, скрипач, композитор — незаменимый аккомпаниатор.

Литературно-художественный кружок в лице своего «центрального управления» постепенно сходил на «нет» и к весне 1912 года бесславно прекратил свое существование.

1911 -1912 гг.

В период «безвременья» и угасания Литературно-художественного кружка, независимо от Музыкального отдела, у группы сослуживцев В.И. Мордвинова явилась мысль устроить сугубо домашний спектакль в квартире С.Н. Никитина, спектакль в котором участвовали бы только свои товарищи. Предложили сыграть оперетту Валентинова «Тайны гарема», весьма несложную по музыке и сюжету. К участию были намечены лица, не имевшие никакого голоса, не имевшие общения со сценой, что по мнению «зачинщиков» должно было способствовать интересу и оживлению спектакля.

По мере обсуждения этой затеи, замыслы все более и более углублялись, начались высказывания, что нужен хор, наконец, что должен быть оркестр; поэтому предполагавшаяся хоть и большая комната не годится.

Члены хора воодушевились затеей, кое-кто «вспомнил», что когда-то играл на музыкальном инструменте. Нашелся даже специалист по ударным инструментам — экспансивный молодой кандидат на судебные должности — Ан. Ив. Краснов.

Так скромная затея вырастала в крупное событие. К спектаклю были привлечены классная дама Мариинской гимназии — Е.К. Геннингс, чиновник акцизного ведомства М.А. Мельников, офицер-артиллерист Н.И. Чирков, студенты А.О. Фрейман и А.И. Новиков (оба окончившие Рязанские гимназии), молодой служащий И.М. Лавров.

В оркестре появились офицеры пехотных полков. Дирижировать охотно согласился Д.А. Райхман. Спектакль был перенесен в здание театра.

Не так легка была административно-хозяйственная часть затеи. К этой работе привлекли артиллерийского полковника М.Н. Тарачкова, с удовольствием взявшего на себя все хлопоты.

Этот спектакль получил большое значение для будущего Музыкального общества, так как образовалось хорошее ядро для симфонического оркестра, укрепило веру в свои силы хора и солистов.

Следует отметить, что спектакль был настолько «домашним», что все довольно большие расходы «зачинщики» взяли на себя и приглашенные лица были

«гостями».

Настолько всем участникам хора пришлась по душе постановка «Тайн», видно хотя бы из того, что уважаемый И.Н. Гусев, регент церковного хора, с удовольствием изображал матроса, товарища боцмана Гастона.

Следует сказать, что общепринятое понятие, подразумевавшее под «опереткой» нечто не достаточно художественное, не «первосортное», с оттенком

«скользких» ситуаций, двусмысленностей и признаков пошлости, в спектакле абсолютно отсутствовало. К оперетте отнеслись как к серьезной опере. Это был хороший, веселый спектакль, ничего общего с «профессиональной» опереткой не имевший.

Спектакль состоялся 7 апреля 1912 года.

Необычны были входные билеты, на обратной стороне которых был список действующих лиц без указания кто их изображает.

Участие в спектакле офицера-артиллериста Н.И. Чиркова вызывало еще больше хлопот, чем в свое время с В.И. Мордвиновым, но и это препятствие удалось устранить.

22-го апреля 1912 года Музыкальный отдел дал благотворительный концерт в пользу погорельцев села Рыково-Заборье. Были использованы хоровые номера из «Тайн Гарема». Новшеством было выступление молодой пианистки Н.Г. Соколовой, ученицы А.Б. Левшиной, исполнившей с оркестром концерт Мендельсона.

Впервые появились перед публикой студенты Учительской семинарии, тенор Тихонов и баритон Осин.

Программа этого концерта не сохранилась.

Наконец, наступил момент освобождения Музыкального отдела от тормозящего влияния правления Литературно-художественного кружка: кружок окончательно распался.

В газете «Рязанский вестник» от 24 апреля 1912 года появилась заметка, что «зарегистрировано новое Музыкальное общество» и 22 апреля происходило первое собрание общества для выбора Правления. Председателем был избран полковник М.Н. Тарачков, товарищем председателя С.В. Рязанцев, секретарем А.А. Ростовцев, казначеем Г.К. Тизенгаузен. Членами правления — М.В. Попова, Мордвинов и Д.А. Райхман. Занятия между членами правления распределены: Райхман ведает оркестром, Попова и Мордвинов — вокалистами.

Некоторое недоумение вызвало избрание на место председателя М.Н. Тарачкова, не имевшего к музыке ни малейшего отношения. Это объяснялось тем, что нужен был находчивый администратор, а Тарачков к тому же представлял заметную для Рязани фигуру. М.В. Поповой и В.И. Мордвинову полностью развязывались руки для работы с певцами и подготовке концертного материала.

1912 -1913 гг.

Первое выступление Музыкального общества состоялось 3 ноября 1912 года в зале Благородного собрания. Оно потребовало большой подготовки, так как подавляющая роль в нем была отведена симфоническому оркестру и хору.

Сбылись мечты о серьезной музыке. Музыкальное общество стало на прямой путь к разрешению культурных задач.

Программа концерта была следующая:

I отделение

1. Ипполитов-Иванов. «Юбилейный гимн». Исп. хор и оркестр.
2. Шуберт. «Неоконченная симфония»—1 и 2 части. Исп. оркестр.
3. Глинка. Интродукция из оп. ((Жизнь за царю). Исп. хор и оркестр.

II отделение

1. Григ. «Смерть Азы». Исп. оркестр.
2.Соло на виолончели (в архивном экземпляре карандашом помечен исполнитель Шевченко).
3.Римский-Корсаков. “Песня про Голову” из оперы “Майская ночь”. Левко и мужской хор. Партию Левко исп. В. М-ов.
4. «Болгарский гимн». Исп. хор и оркестр.

Для членов музыкального общества и исполнителей были отведены бесплатные места, члены Благородного собрания платили: мужчины — 35 копеек, дамы — 30 копеек, учащиеся — 20 копеек, «гости-кавалеры» — 85 копеек.

Нельзя не отметить упорное желание газеты «Рязанский вестник» так или иначе принизить как раньше Литературно-художественный кружок, так и новое Музыкальное общество своими пренебрежительными статейками. Так и после концерта 3 ноября анонимный рецензент написал, что «хор жидковат... как женские, так и мужские голоса достоинством не отличаются... Симфония Шуберта исполнена "сносно"». Свое презрительное отношение рецензент распространил даже на произведения, исполненные В. М-овым, назвав их «вещицами». К этим «вещицам» отнесены песня Левко с хором Римского-Корсакова и спетые на «бис» — «Утро» Рахманинова и большое замечательное произведение Аренского «Менестрель».

Но вместе с тем другой автор — «Пленник» в той же газете — назвал Музыкальное общество «отрадным явлением» и выразил желание, чтобы Музыкальное общество не ограничивало свою деятельность границами Благородного собрания, чтобы люди малообеспеченные могли бывать на концертах. В последней статейке получил одобрение только один оркестр. Были еще рассуждения о том, что надо «скомпактовать» побольше постоянных сил; как будто никто в Музыкальном обществе об этом не думал и не догадывался.

Музыкальным обществом были введены печатные повестки с обозначением времени и места репетиций, оповещения о предстоящих выступлениях.

На 9-ое декабря было предположено выступление «Московского ансамбля».

Особой повесткой сообщалось членам общества, что в январе 1913 года в здании Городского театра состоятся два спектакля с постановкой оперетты «Продавец птиц» Целлера, с отчислением части сбора в пользу воздухоплавательного флота, и что это будет домашний спектакль для членов общества и их семейств.

Спевки хора начались уже в конце ноября.

Программа концерта 3 ноября 1912 года (????)

I отделение

1. Шуман. «Фортепианный квинтет», 1-ая часть. Исп. г.г. Семенов, Владимиров, Краевский, Жувела, Решетников.
2.Аренский. «Песня рыбки». Исп. г-жа Попова.
3.Чайковский. "Ария Елецкого" из оп. «Пиковая дама». Исп. г-н Радеев.
4. 1) Новоспасский. Из сюиты "Настроения № 3".
2) Глазунов. «Сиrапtе». Исп. г.г. Владимиров, Краевский, Жувела, Решетников.

II отделение

1. Бородин. 1-й струнный квартет. 1-я часть. Исп. г.г. Владимиров, Краевский, Жувела, Решетников.
2.Чайковский. «Ария Наташи» из он. «Опричник». Исп. г-жа Орлова.
3.Чайковский. «Мы сидели с тобой», романс. Исп. г. Радеев
4.Рубинштейн. «Пела, пела пташечка», дуэт. Исп. г.г. Тихомиров и Осин.
Отзыв о концерте был только в «молодой газете» «Рязанская жизнь»; был отмечен большой успех всех исполнителей, переполненный зал и дешевизна билетов. Газета выражала желание более широкой популяризации подобных концертов, вынося их за рамки Благородного собрания, дабы концертами

«могли пользоваться не только члены собрания и учащиеся».

Большое волнение вызвала внезапная болезнь пианиста москвича Семенова, но его блестяще с одной репетиции заменил Л.Р. Новоспасский.

Впервые Л.Р. Новоспасский выступил перед публикой в качестве композитора. Он очень волновался, но его произведение «Настроение» всем понравилось.

Подготовка спектакля «Продавец птиц» заняла много времени и стоила больших трудов. Музыка «Продавца» была несравненно сложнее, чем «Тайны гарема». Партии солистов могли поспорить с оперными. Были сложные арии, ансамбли, трудна была задача хора. Тем не менее, исполнители все трудности побороли.

Спектакль прошел 22-го декабря с большим успехом. Предполагалось его повторить, но сделать этого не удалось.

Среди участвовавших появилось много новых лиц: спектакль требовал 19 исполнителей кроме хора.

Как на спектакле «Тайны гарема», так и на «Продавце птиц» программы были анонимные и содержали именование действующих лиц без обозначения — кто их изображает. Здесь же приводится программа с фамилиями исполнителей.

«Продавец птиц»

оперетта в 3-х действиях.
Музыка Карла Целлера.
Русский текст Арбенина.
Действующие лица:
Курфюрстина Мария—М.В. Попова
Баронесса Аделаида, придворная дама — Е.К. Геннингс
Барон Вепс, егермейстер курфюрста —А.А. Ростовцев
Граф Станислав, племянник барона Вепса — И.И. Чирков
Фон Шарнагель придворный курфюрста —А.А. Тихомиров
Профессор Зюфле —Н.А. Пархоменко
Профессор Вюрмхен—А.О. Фрейман
Адам, продавец птиц из Тироля — В.И. Мордвинов
Христина разносчица писем — А.И. Орлова
Шнек, деревенский староста — М.А. Мельников
Небель, хозяйка кабачка — О.С. Шевлягина
Гетта, прислужница —Н.А. Пархоменко
Гвендель, лакей—А.В. Виноградов
Мауролер, тиролец—В. С Холопов
Эгида, тиролец — Фивейский
Нагерль выборный — Скотников
Цвиллинг, выборный—М.Н. Кельцев
Келлер, выборный—Михайловский
Вейнлебер, выборный—?
Поселяне, придворные, скотники, лакеи, пиканъеры и проч.
Действие происходит в Германии в на чале 18-го столетия.

Уже по одной этой программе видно, насколько численно возросло музыкальное общество. Что же касается качества роста, то этому доказательством служит успешное преодоление трудной задачи «Продавца птиц».

В архиве сохранился документ, доказывающий, что Музыкальное общество задавало себе серьезную цель перейти на оперу. Это — повестка на подготовку хора к «Кармен» и «Демону» на спевку 29 января, но до оперы общество не успело дожить.

10 февраля в гимназии Н.Н. Залятрова был концерт в пользу нуждающихся учеников, о чем здесь упоминается потому, что впервые появился перед публикой баритон В.С. Холопов, железнодорожный служащий, занявший впоследствии в Музыкальном обществе положение солиста.

21 февраля 1913 года был дан концерт в дни 300-летия дома Романовых.

Программа

1.Гимн (Боже, царя храни). Ипполитов — кантата. Исп. хор и оркестр.
2.Глинка. «Ария Вани» из оп. «Жизнь за царя». Исп. г-жа Орлова.
3.Глинка. Квартет из оп. «Жизнь за царя». Исп. г-жи Попова, Шевлягина, г.г. Лавров и Плешивцев.
4.Глинка. «Не о том скорблю подруженьки» из оп. «Жизнь за царя». Исп. г-жа Попова и женский хор.
5.Глинка. «В бурю во грозу» — интродукция из оп. «Жизнь за царя». Исп. соло Тихомиров, хор и оркестр.
6.Глинка. Финал из оп. «Жизнь за царя", «Славься». Исп. хор и оркестр Музыкального общества и оркестр 137-го пехотного Нежинского полка.

12-го марта 1913 года были повторены «Тайны гарема» в слегка измененном составе: А.Н. Орлову заменила в роли Терезы Н.А. Пархоменко, и дуэт в первом действии вместо А.Я. Готлиб пела О.П. Серебрякова.

До конца года состоялось еще два «закрытых» вечера только для членов обществ, на которых без предварительной программы приглашались выступать все, кто желает.

19 мая на завершающем сезон общем собрании наметили программу на следующий год, и произошла небольшая перемена в составе правления общества. На место выбывшего С.В. Рязанцева был избран В.И. Мордвинов, а вместо него — Л.Р. Новоспасский.

1913 -1914 гг.

Начался сезон с общего собрания 22 сентября. В правлении произошли замены: взамен от отказавшегося от административной деятельности Л.Р.Новоспасского

и А.А. Ростовцева были избраны А.В. Востросаблин и Н. Высоцкий. Оба отказавшиеся действительно были крайне заняты по службе и на административную работу не имели времени.

Началась большая работа хора, оркестра и солистов по подготовке концерта из произведений П.И. Чайковского; были привлечены новые певцы, с которыми надо было потратить много времени, так как они к серьезной музыке до этого отношения не имели.

Концерт состоялся 19 октября в зале Благородного собрания.

Подробная программа, по обычаю бесплатно раздававшаяся посетителям, как уже вошло в правило, содержала полный текст вокальных произведений.

I отделение

Краткий очерк жизни и деятельности Петра Ильича Чайковского прочтет г. Иванов.

1. а) Элегия, 6) Вальс. Исп. струнный оркестр.
2. "Шотландская баллада". Дуэт. Исп. г-жа Петерсон и г. Холопов.
3.Итальянское каприччио —для двух фортепиано. Исп. г-жа Левитина и г. Новоспасский.
4. Хор девушек из оп. "Евгений Онегин".
5. Хор поселян из оп. "Евгений Онегин". Партию запевалы и Лариной исп. г-жа Попова.

II отделение

1. Из фортепианного трио. Исп. г.г. Р-ов, Былов и Новоспасский.
2. Дуэт Солохи и Оксаны из оп. "Черевички" . Исп. г-жи Попова и Петерсон.
3. "Nocturne" на виолончели. Исп. г. Былов.
4. Серенада-романс с аккомпанементом фортепиано и струнного оркестра. Исп. В. М-ов.
5. Хор птиц из сюиты музыкальных номеров к "Весенней сказке" Островского
"Снегурочка". Исп. хор и оркестр под управлением г. Спиваковского. Аккомпанирует Л.Р. Новоспасский.

В архиве нет газетных рецензий, а концерт представлял собой выдающееся явление не только для рязанцев. Кроме увертюры к «Пиковой даме» Л.Р. Новоспасский аранжировал фортепианное сопровождение «Серенады для струнного оркестра и арфы», которую заменял рояль.

«Серенада» вызвала такие бурные овации, что В. М-ов, не сходя с места, ее повторил. Повторена была и увертюра к «Пиковой даме».

Дуэт «Шотландская баллада» — драматический вокальный диалог — почему-то никогда не исполняется профессионалами. Равным образом как и дуэт «Слезы», исполненный на «бис» М.В. Поповой и Н.И. Петерсон.

Событием вечера было то, что в нем приняла участие маститая А.Б. Левшина и впервые в Музыкальном обществе появился талантливый Владимир Былов, ученик В.И. Родзевича.

Молодой музыкант Спиваковский, дирижировавший оркестром, отбывал в это время воинскую повинность в качестве вольноопределяющегося в Болховском пехотном полку.

К сожалению, на сохранившихся концертных программах не помечено, сколько и какие произведения исполнялись на «бис». Они были всегда в большом количестве.

2 ноября в зале Всесословного собрания состоялся «семейный» вечер исключительно для членов общества с программой «по усмотрению» прибывших.

На 12-ое декабря был намечен и состоялся «домашний» спектакль в зале Всесословного собрания из трех миниатюр:

1) «Король, дама, валет»;
2) «Сказка о премудром царе Ах¬ромее и царице Евпраксии» — музыка Пергамента и

3) «Сын мандарина» — опера Цезаря Антоновича Кюи.

Повестка об этом вечере предупреждала, что лица, не состоящие членами общества, могут получать билеты по рекомендации членов общества. Ввиду того, что устройство вечера вызывало большие расходы, были установлены довольно высокие цены от 3 рублей 30 копеек до 70 копеек, входные — 50 копеек; хоры первый ряд — 1 рубль. Лица, состоящие в хоре и оркестре общества, не участвующие в спектакле, получали входные билеты в зал и на хоры бесплатно или уплачивали половинную цену билета. Члены общества при желании пользовались скидкой со стоимости билетов в размере 25 %.

Музыкальное общество серьезно занималось вопросом о возможности оперной постановки, и «Сын мандарина» был как бы трамплином к настоящей опере. Первоначально предполагалась одноактная опера Ц. Кюи «Мадемуазель Фифи» на сюжет Мопассана, но эту оперу не под силу было одолеть ввиду ее сложности и множеству действующих лиц, на что указал и композитор Кюи, предложивший в ответ на письмо В.И. М-ова взять другую его оперу «Сын мандарина», но она была рассчитана на большой «настоящий» оркестр, а в зале Всесословного собрания не было «ямы» для оркестра и пришлось значительно сократить оркестровый состав.

Музыкальное общество вновь пополнилось новыми исполнителями. Программа была следующая:

I

«Сказка о премудром царе Ахромее и царице прекрасной Евпраксии». Опера-гуселька в 1-ом действии. Слова Чуж-Чуженина, музыка В.Г. Пергамента.
Действующие лица:
Царь Ахромей—А. С. Мелехов
Царица Евпраксия—Н.И. Петерсон
Чернявка — О.П. Серебрякова
Чур-Богатырь (Д.Р. Вовко)
Гусляр — (А.И. Новиков)

II

Оперетта-картонаж «Король, дама, валет». Слова Чуж-Чуженина, музыка В.Г. Пергамента.
Действующие лица:
Король — (М.А. Мельников)
Дама — Н.А. Пархоменко
Валет—В.С. Холопов
Двойка —Н.И. Чиркова

III

«Сын Мандарина»—опера в 1-ом действии, музыка НА. Кюи.
Действующие лица:
Трактирщик—В.С. Холопов
Иеди, его дочь —М.В. Попова
Мандарин — А.О. Фрейман
Мурри — (В.И. Мордвинов)
Зайсанг, слуга — (А.А. Ростовцев)

11 января 1914 года в городском театре состоялся «домашний» спектакль общества — оперетта Легара «Граф Люксембург».

Председатель общества М.Н. Тарачков почему-то торопил со спектаклем, и поэтому он вышел хотя и удачным, но «скороспелым».

Большие расходы, вызванные постановкой, вынудили общество назначить довольно высокую цену на билеты, но все же многие не смогли попасть в театр и попросили спектакль повторить, но сделать этого не удалось.

«Доступ» в театр из посторонних имели лишь лица «по рекомендации членов общества».

Программа спектакля:

«Граф Люксембург» — оперетта в 3-х действиях, музыка Франца Легара.

Действующие лица:
Князь Георгиевич, посланник (А.А. Ростовцев)
Графиня Клементина — (Е.Ж. Геннингс)
Анжелла Дидье, певица — М.В. Попова
Арман Бриссар, художник — В. С. Холопов
Граф Рене Ф. Люксембург, художник — В.И. Мордвинов
Джульетта Вермон, натурщица —П.А. Пархоменко
Нович, нотариус — В.Т. Кучеренко
Павлович, советник посольства —А.С. Мелехов
Пелегрин, чиновник муниципалитета—А. О. Фрейман
Анатоль, художник — Виноградов
Генри, художник — Зайцев
Сидония, натурщица —Великославская
Аврелия, натурщица — О.П. Серебрякова
Француа, слуга —М.Г. Стрекалов
Управляющий гостиницей — В. С. Якубовский
Джеймс, мальчик при лифте — Ф.И. Шувалов
Художники, натурщицы, гости, слуги и пр.
Оркестр любителей под управлением Д.А. Райхмана.
Действия происходят:
1-ое — в ателье художника Бриссара,
2-ое —у певицы Дидье,
3-е —в вестибюле «Гранд-отель». Место действия —Париж.

Спешку» постановки отметили обе рязанские газеты. «Жизнь» напечатала самый благоприятный отзыв, а «Вестник» — очень сдержанный.

10 февраля 1914 года в зале Благородного собрания состоялся концерт общества с участием приглашенных москвичей — певицы Венцковской, певца Сокальского и валторниста Решетникова, который должен был играть на одном из предыдущих концертов.

Музыкальное общество на концерте было представле¬но хором.

I отделение

1. Бларамберг. «Ночь». Исп. хор
2. Романс. Исп. г. Сокольский (Была исполнена ария князя Игоря)
3. Глазунов «Reverie» на валторне исп. г. Решетников
4. Рахманинов «Здесь хорошо». Гречанинов «О, не вплетай цветов душистых». Исп. г-жа Венцковская

II отделение

1. Сен-Санс. «Romanсе» на валторне. Исп. г. Решетников
2. Глинка. «Хор цветов» из оп. «Руслан и Людмила». Исп. женский хор.
3. Леонкавалло. «Романс Каскара» из оп. «Заза». Исп. г-н Сокольский
4. Римский-Корсаков. «Песнь Марии об умирающем лебеде» из оп. «Пан воевода». Исп. г-жа Венцковская.
5. Бородин. Хор поселян из оп. «Князь Игорь». Исп. хор под управлением В. М-ова. Аккомпанирует Л.Р. Новоспасский

21 февраля общее собрание общества для обсуждения дальнейшей работы. Было решено в марте дать концерт, а апреле поставить оперетту «Корневильские колокола», а с осени готовить оперетту Оффенбаха «Синяя борода», большую и сложную, скорее оперу, чем оперетту.«Корневильские колокола» почему-то не состоялись...

25-го апреля на «семейном» вечере был разыгран водевиль «Маэстро дэль бэль канто» и были музыкальные вечера.

В водевиле участвовали: Н.И. Петерсон, О.С. Шевлягина, В.С. Холопов, Е.К. Геннингс, О.П. Серебрякова, Н.А. Пархоменко, В.С. Якубовский, Г.В. Духанин, В.И. М-ов и (суфлер) А.И. Краснов.

6-го мая состоялось отчетное собрание.

Все намерения на будущее разлетелись прахом. Летом 1914 года грянула война. Россия опустела. Артиллерия и пехотные полки ушли на фронт. Было не до музыки.

В.И. Мордвинов, за отъездом М.И. Тарачкова — «и.о. председателя» общества, разослал всем членам общества обращения следующего содержания:

«Покорнейше прошу Вас пожаловать на совещание членов Рязанского музыкального общества, имеющее быть 31 сего августа в 1? часа дня в помещении Всесословного собрания, для обсуждения вопроса о деятельности общества в связи с переживаемыми событиями и степени участия общества в деле благотворительности по оказанию помощи раненым русским воинам и беднейшим семьям призванных на войну.Ввиду большого значения, которое придается настоящему собранию, я выражаю надежду, что таковое посетят все без исключения г.г. члены музыкального общества, находящиеся в настоящее время в г. Рязани».

Следующее обращение: «...31 августа на совещании членов музыкального общества решено всю деятельность общества в наступающем сезоне направить на устройство музыкальных вечеров, чистый сбор с коих назначен на бла¬готворительные цели, вызванные войной.Ввиду того, что на устройство вечеров требуются денежные средства, комитет общества покорнейше просит г.г. членов общества внести членские взносы на сезон 1914-15гг., дабы иметь возможность сохранить в неприкосновенности свой небольшой капитал, оставшийся от прошлого года, могущий служить фондом для дальнейшего развития культурной деятельности общества в будущем».

Особое письмо было разослано всем участникам хора с указанием, что вся деятельность общества будет направлена на благотворительные цели, вызванные войной.

«...Ввиду того, что Вы в прошлом сезоне изъявили желание петь в хоре, очень прошу Вас теперь же письменно заявить о том, желаете ли Вы продолжать петь в хоре в наступающем сезоне или не желаете? Участие Ваше в хоре представляется весьма желательным по вышеприведенным основаниям деятельности общества, а так же потому, что многие участники хора в настоящее время отбыли из Рязани.

Репетиции хора начнутся в самом непродолжительном времени под руководством Ивана Ивановича Медведева и его помощника Ивана Ивановича Дементьева».

Первый концерт состоялся 26 сентября в зале Благородного собрания, в пользу Рязанской Екатерининской общины Красного Креста. На программе был помещен Красный Крест и напечатано «День Красного Креста».

I отделение

1. Русский народный гимн — исп. хор музыкального общества под управлением И.И. Дементьева.
2. Глинка. Квартет из оп. "Жизнь за царю" исп. г-жи М.В. Попова, Н.И. Петерсон, г.г. Покровский и Б.К. Перов.
3. А. Рубинштейн: а) баркарола; б) полька — исп. г-жа Яницкая (рояль).
4. Рахманинов. «Солдатка» исп. г-жа Петерсон.
5. Цезарь Кюи. «Война» — исп. В.М-ов.
6. Гимны: а) Сербский; б) Черногорский — исп. хор.

II отделение

1. Гимны: а) Японский; б) Бельгийский. Исп. хор.
2. Гречанинов. «Epicedemm». Исп. г-жа Попова.
3. Мусоргский. Ария из оп. «Хованщина». Исп. г. Холопов.
4. Чайковский. Мазурка.исп. г-жа Яницкая (рояль).
5. Чайковский. Заключительный дуэт из оп. "Мазепа". Исп. г-жа Попова и В. М-ов.
6. Гимны: а) Английский; б) Французский и Русский. Исп. хор.

Тексты гимнов были приложены к программе на особом листе.

Уже было известно, что В.И. Мордвинов уезжает на войну в качестве начальника санитарного поезда. Он срочно съездил в Москву и по его возвращении, 1-го сентября в зале Всесословного собрания был полностью повторен концерт по программе 26-го сентября.

На этом концерте участники музыкального общества трогательно простились с В.И. М-вым, поднесли ему покрытый подписями адрес и небольшую икону-складень.

Прозвучала лебединая песня Рязанского музыкального общества.

Прошли тяжелые годы, прошла революция, наступило успокоение и оказалось, что бывшее Музыкальное общество существовало не даром. В Рязани создано Музыкальное училище, во главе его стал один из видных деятелей музыкального общества Д.А. Райхман, а в числе преподавателей А.Н. Орлова.

Общественное положение музыкантов оказалось на уровне, о котором в дореволюционные годы можно было только мечтать. А теперь былые мечты претворяются в действительность.

В.И.МОРДВИНОВ
Участник музыкального общества в Рязани.
14.XII.1963 года.

Владимир Иванович Мордвинов

Концертная и театральная жизнь Рязани начала XX века была озарена яркими вспышками — гастроли Малого театра с Садовской, Южиным, Ермоловой. Концерты Шаляпина, Собинова, Неждановой, пианистов Э. Петри, И. Гофмана и др.

В зимнем театре гастролировали драматические и даже оперные труппы с участием крупных артистов того времени.

Наибольший интерес в музыкальной жизни Рязани начала XX века представляет деятельность Рязанского музыкального общества, ядро которого составляли немногочисленные музыканты-профессионалы и любители. Силами участников общества была поставлена опера Ц. Кюи «Сын мандарина», оперетты «Тайны гарема», «Граф Люксембург» и др. В основном же давались концерты, чаще всего благотворительные.

В 1960 году я познакомилась с бывшим руководителем общества — уникальным педагогом-вокалистом, замечательным человеком — В. И. Мордвиновым. По моей просьбе он прослушал и дал полезные советы нашим певцам-любителям.

Его рассказы о музыкальном обществе в Рязани, о его рязанских учениках были красочны, он обладал и литературным талантом. Это и натолкнуло краеведа С.П. Шульгина и меня на мысль просить его написать воспоминания для музыкального отдела Областной библиотеки им. Горького.

Владимир Иванович сразу согласился. И теперь мы имеем его записки: «Музыка в Рязани 1908-1914», «О певцах-рязанцах» и др.

В.И. Мордвинов — певец-тенор, исполнитель и пропагандист русской классической и народной музыки. Родился на хуторе Утес Панковского уезда Рязанской губернии. Происходил он из семьи, давшей немало известных деятелей русской культуры, Бабушка Е.И. Бибикова-Раевская — писательница и художница оказала большое влияние на развитие внука. Отец Мордвинова — скрипач, мать — певица.

Учился Владимир Иванович в Московском филармоническом училище {у матери Книппер-Чеховой — А.И. Книппер) и в училище правоведения. Завершил вокальное образование в Италии.

В Рязани В.И. Мордвинов занимал должность «товарища прокурора». Но все его время было посвящено музыке и своему детищу «Музыкальному обществу». Как «товарищу прокурора» ему приходилось в афишах скрывать свое имя за тремя звездочками или за псевдонимами — Миров, Мирович.

Концерты давались не только в Рязани, но и в Данкове, Спасске и других городах губернии.

В годы первой мировой войны Мордвинов уезжает на фронт в качестве начальника санитарного поезда. Он пел в концертах и участвовал в спектаклях в прифронтовой полосе.

С 1918 года Мордвинов переходит на преподавательскую деятельность.

Среди его учеников — солисты Большого театра, артисты ансамбля песни и пляски им А.Д. Александрова, артисты оперных театров Москвы и других городов России.

Умер В.И. Мордвинов в Москве, в 1971 году.

Т.Н. Цуканова, засл. работник культуры РФ,
зав. сектором истории культуры России
РОУНБ им. А.М. Горького

------------------------------------------------------

Машинописный экз. воспоминаний Мордвинова «Музыка в Рязани в 1908-1914гг.», написанных по просьбе Т.Н. Цукановой, хранится в нотно-музыкальном отделе РОУНБ им. А.М. Горького.

Опубликованы в 2003г. издательством «Поверенный», г. Россия.

 
Nuralis.RU © 2006 История народа | Главная | Словари