Как рождаются смыслы
Безусловно, мы можем и не догадываться за всю историю мира, где в каждой отдельно взятой стране. Мы можем лишь предпологать
Археология

Архивное дело

Архитектура и зодчеств...

Галерея замечательных ...

Генеалогия

Геральдика

Декоративно–прикладное...

Журналистика

Дайджест СМИ

Обзор рязанской прессы

Прочее

Публикации

Изобразительное искусс...

История

История культуры

Книговедение и издател...

Коллекционер

Краеведение

Литература

Музейное дело

Музыкальная культура и...

Наши конкурсы

Образование

Периодические издания

Православная культура

Природные комплексы

Промыслы и ремёсла

Разное

Театр

Топонимика

Фольклор и этнография



Об этом пишут.

Арсен Бабурин: «Хожу по улицам, как по коридорам своей квартиры»

Горожанам, интересующимся историей родного края, хорошо знакомо имя Арсена Бабурина. Для тех же, кто краеведением по каким-то причинам пока не интересовался, поясним: Арсен Валентинович – составитель главного топонимического труда нашего региона.

Он же инициатор установки нескольких десятков мемориальных досок, основатель, если так можно говорить, диковинного сада камней в городском парке на улице Ленина, а также один из тех людей, кто принимал самое непосредственное участие в определении географического центра Рязани и Рязанской области.

Первые годы жизни Арсена Бабурина мало чем отличались от жизни сверстников. Родился он 2 января 1968 года. Окончил с оценками «хорошо» и «отлично» школу № 8. Пытался поступить в педагогический институт, но провалился на вступительных экзаменах. Благодаря удачному стечению обстоятельств в том же году был зачислен в медицинское училище. Два с половиной года постигал тонкости фельдшерской работы, потом пополнил ряды Советской Армии.

– После армии, насколько мне известно, Вы предприняли ещё одну попытку поступить в педагогический институт?

– Да, и на этот раз удачную, меня зачислили на исторический факультет. Ещё в старшем школьном возрасте, посещая лагерь областного комсомольского актива «Рубин», во мне проснулась неудержимая любовь к педагогике – отсюда такое страстное желание получить соответствующую специальность.

– Почему же тогда, после первой неудачной попытки, подали документы в медицинское училище, а не педагогическое?

– А я, собственно, и отправился после своего фиаско в педучилище. Однако там меня аккуратно развернули. Сказали, что я вряд ли смогу учиться в женском коллективе, и посоветовали поискать более подходящее учебное заведение. Вот так и получилось, что я связал свою жизнь с медициной. Честно говоря, в медучилище чувствовал себя немного не в своей тарелке, мне казалось, что я неправомерно занял здесь чьё-то место. Одно время даже собирался оставить учёбу и отправиться в армейские казармы, но мама настояла, чтобы со службой я повременил до выпускных экзаменов.

– И всё же, получив высшее педагогическое образование, Вы почему-то связали свою жизнь с медициной, хотя вполне могли реализовать свои замечательные способности в какой-нибудь городской школе?

– Так сложились обстоятельства, и огорчаться не следует. На историческом факультете я учился заочно. Параллельно устроился на станцию скорой медицинской помощи. Мне нравится та профессия, которой я зарабатываю себе на хлеб. В школьные годы, когда произносили слово «работа», мне всегда представлялся человек у станка в грязной промасленной спецовке, который ежедневно возвращается домой довольный, но очень уставший и у которого ни на что, кроме работы, не остаётся сил. График дежурств на «скорой» – сутки через трое – оставляет огромное количество свободного времени.

Краевед и добрый доктор
Позволю себе немного отступить от привычного для рубрики «Нерабочее настроение» формата интервью. Не могу не отметить, что Арсен Валентинович – один из немногих рязанцев, чья деятельность, профессиональная и непрофессиональная, находится исключительно в общественно значимых плоскостях. Более двадцати лет Арсен оказывает экстренную медицинскую помощь горожанам, столько же времени он увлекается краеведением, вкладывая силы и свои собственные средства в изменение облика любимого города.

– С 1990 года главным увлечением моей жизни стало объяснение происхождения названий рязанских сёл, деревень, рек, улиц, – рассказывает Арсен Бабурин.

– Без устали корпели над пыльными архивными документами?
– Конечно, была работа и в архивах, и в библиотеках со специальной литературой, но ещё очень помогла основная работа – на скорой помощи. Огромное количество топонимов, легенд и преданий мне удалось узнать от своих пациентов, большинство из которых – выходцы из сельской местности. Вспоминая свои молодые годы, дорогие сердцу места, они не только давали мне бесценную информацию, но и сами выздоравливали, получая положительные эмоции.

– Как же Вам удалось найти спонсора для издания составленного Вами толстенного топонимического словаря Рязанской области? Деньги, наверное, немалые потребовались?

– Сумму, честно говоря, озвучить не смогу, не знаю, т. к. всё бремя подготовки к публикации взял на себя руководитель центра народного творчества Вячеслав Васильевич Коростылёв (выиграл президентский грант).

Он каждую весну сажает в парке камни
Весной прошлого года я встретил Арсена неподалёку от университета им. Есенина. С лопатой и незамысловатым пакетом в руках он целеустремленно шёл по направлению городской администрации.
– Добрый день, Арсен Валентинович, Вы сейчас выглядите как настоящий садовод. Неужели тюльпаны планируете высаживать? – поинтересовался я.
– Да нет, не цветы, а камни.
Он не шутил. В пакете у него действительно оказались два внушительных булыжника, посаженных на раствор цемента и декорированных пояснительными табличками.

– История сада камней уходит корнями в начало 2000-х, – продолжает рассказывать свою историю Арсен. – Мы были тогда с друзьями в Карачаево-Черкесии. Наше пребывание на Кавказе подходило к концу. Хотелось поставить какую-то эффектную точку в этом приключении. Но какую? Решили взять с собой на память огромный валун (чтобы перевозить байдарки, нанимали машину, поэтому проблем с доставкой камня не было). Причём когда грузили многокило-граммовый камень в кузов, мы ещё не знали, что будем с ним делать. Уже в дороге придумали прикрепить с нему информационную табличку (откуда и когда привезён) и установить в одном из городских парков. Сначала «высаживали» камни в небольшом парке у Главпочтамта, а после того как там развернулось строительство памятника Евпатию Коловрату, перевезли экспонаты в городской парк на ул. Ленина.

– Сколько же сейчас единиц насчитывает Ваша коллекция?

– Ну, коллекция не моя, она принадлежит всем рязанцам. В горпарке сегодня более тридцати камней. География самая разнообразная: Челябинск, Алтай, Кавказ, Новороссийск, Воронеж, Финский залив, Великий Новгород, Египет, Канарские острова, Иерусалим, Вена, другие уголки планеты. Изюминкой экспозиции является брусчатка с Красной площади. К сожалению, горожане не всегда адекватно воспринимают наше детище. Некоторые камни бесследно пропали со своих мест.

Зарплату – на мемориальные доски
– Давайте теперь немного поговорим о памятных барельефах на фасадах домов. Для некоторых рязанцев Ваше имя стало своеобразным синонимом словосочетания «мемориальная доска». Другие вообще считают Вас представителем муниципалитета по вопросам краеведения. Как получилось, что Вы так тесно связали свою жизнь именно с этой просветительско-скульптурной формой?

– Когда я начал работать (естественно, на безвозмездной основе) в городской топонимической комиссии, мне представилась возможность заняться систематизацией имеющихся в Рязани мемориальных досок. Познакомился с процедурой согласования установки подобных мини-памятников, узнал стоимость изготовления. Несколько позже, в преддверии празднования 60-летия Победы, мы с группой единомышленников обратились в городскую администрацию с рядом предложений, например, установить мемориальные доски, обозначить стилизованными противотанковыми ежами существовавшую в 1941 году в Рязани линию обороны. Поддержки, как, впрочем, и противодействия, со стороны властей мы не встретили. Оставшись один на один со своей инициативой, поняли, что надо сосредоточиться на том, что нам по силам, т. е. на мемориальных досках. Сами понимаете, достать из болот какой-нибудь танк и привезти в наш город гораздо сложнее.

– Сколько мемориальных досок в областном центре установлено по Вашей инициативе?

– Около сорока, а если говорить о тех, что установлены исключительно за мой счёт, то таких около десяти.

– Почему Вы это делаете?

– Город для меня – это продолжение квартиры. Я размещаю мемориальные доски на фасадах домов, как каждый из нас облагораживает свой дом. Мне кажется, что каждый житель Рязани должен оставить последующим поколениям некий подарок, что-то, что характеризовало бы нас, прошлое поколение, исключительно с положительной стороны.

– Может, раскроете секрет, поделитесь ближайшими планами?

– Собственно, секрета нет. До сих пор в городе никак не обозначено участие Рязани в Великой Отечественной войне. Поэтому в начале года подал заявку в городскую Думу на установление информационной таблички на доме Салтыкова-Щедрина со следующей надписью: «В этом здании в годы Великой Отечественной войны располагался городской комитет обороны». Сделать большего к юбилею Победы я просто не успею, но тему войны в Рязани необходимо развивать и в дальнейшем.

Отпуск автостопом
– Вы много времени проводите в архиве, библиотеках. Но ведь каждому человеку нужен отдых, в том числе и от такого вида отдыха, как постоянные краеведческие изыскания. Только не говорите, что Вам чужды путешествия.

– Конечно, нет, я регулярно ходил в походы с друзьями на байдарках по горным рекам, а вот, позапрошлым летом неожиданно для себя открыл путешествия автостопом. Таким образом, через Москву, Тверь добрался до Великого Новгорода. Ознакомился с местными достопримечательностями и вернулся в Россия. В прошлом году, тоже автостопом, колесил по Владимирской и Нижегородской областям. С собой брал минимум необходимых вещей: сухой паёк, спальник, клеёнку, чтобы было чем укрыться, если пойдёт дождь, и теплый свитер.

– Такой спартанский, даже экстремальный отдых Вас устраивает?
– Вполне, главное – не перегибать палку со временем. Три-четыре дня на путешествие – вот рецепт хорошего настроения и положительных эмоций.

– Однако дома у Вас уютно и, как модно сейчас выражаться, достаточно креативно. Ваша квартира не очень-то вяжется с Вашими аскетическими путешествиями.

– Походы – это походы, дом – это дом. Большинство из того, что Вы сейчас видите, я задумал ещё во время службы в армии. За прошедшие двадцать лет постепенно модернизировал прихожую, санузел, кухню и комнату. Если Вы обратите внимание, в отделке нет ничего уникального и дорогого. Всё сделано своими руками и руками настоящих и горячо любимых мною друзей. За что, кстати, им большое спасибо.

Евгений Баранцев

МедиаРязани

 
Nuralis.RU © 2006 История народа | Главная | Словари