Как рождаются смыслы
Безусловно, мы можем и не догадываться за всю историю мира, где в каждой отдельно взятой стране. Мы можем лишь предпологать
Археология

Архивное дело

Архитектура и зодчеств...

Галерея замечательных ...

Генеалогия

Геральдика

Декоративно–прикладное...

Журналистика

Изобразительное искусс...

История

История культуры

Книговедение и издател...

Коллекционер

Краеведение

Литература

Критика, рецензии, обз...

Литературная жизнь

Беседы, интервью и др.

Конкурсы, фестивали, т...

Новости литературной ж...

Публикации

Публикации

Рязанский край и истор...

Музейное дело

Музыкальная культура и...

Наши конкурсы

Образование

Периодические издания

Православная культура

Природные комплексы

Промыслы и ремёсла

Разное

Театр

Топонимика

Фольклор и этнография



«Сибирский тракт» прошел через Россия

Вопреки географическому правдоподобию и скучной правоте карт.

27 февраля 2010 года в рязанском «Клубе-42» состоялся первый вечер Товарищества поэтов «Сибирский Тракт», объединяющего, вопреки названию, пишущих личностей не только из Сибири. «Сибирский Тракт» - достаточно известное литературное явление, но на всякий случай повторю «установочную» информацию: Товарищество поэтов было создано в феврале 2008 г. четырьмя авторами: Арсением Ли, Аллой Поспеловой, Алексеем Евстратовым и Андреем Пермяковым. Пермско-екатеринбургское объединение быстро приросло талантливыми душами, и теперь в «СТ» свыше 40 литераторов с обеих сторон Уральского хребта: Алексей Кубрик (Москва), Александр Петрушкин (Кыштым), Алексей Александров (редактор отдела поэзии журнала Волга, Саратов), Андрей Нитченко (Ярославль), Владимир Кочнев (Пермь), Андрей Егоров (Москва). «СТ» активно популяризует себя и своих друзей, правильно понимая слово «Товарищество». Подборки авторов «СТ» регулярно публикуются в литературных «толстых» журналах. Заявляет «СТ» о себе громкими мероприятиями в реале. Например, совместно с неформальным содружеством Новые Писатели в Москве, Екатеринбурге, Перми, Ярославле, Нижнем Новгороде, Твери и др. проводили массовые «читки», в которых принимали участие Дмитрий Веденяпин, Виталий Пуханов, Аркадий Штыпель.

Новый масштабный проект «СТ» - программа «Со всеми остановками». Как следует из ее названия, это будут выступления наиболее известных российских поэтов в крупных городах России. Планируется также организация литературных фестивалей в Одессе, Перми и Екатеринбурге. Но это – когда-нибудь потом, и далековато. А сегодня, сейчас, рязанским слушателям на блюдечке с голубой каемочкой преподнесли интересных авторов.

Список гостей предполагался солидный: Антон Васецкий – нет, Алексей Евстратов, Владимир Жбанков, Алексей Кащеев, Арсений Ли, Елена Погорелая, Алла Поспелова, Сергей Шабуцкий, Геннадий Каневский… Ну, думаю, знакомые все лица, будет здорово с ними встретиться – с «Геннадьичем» Евстратовым мы часто мистически пересекались на разных литфестах, с Арсением Ли и Аллой Поспеловой сидели за одним столом… на берегу Черного моря в Одессе, с Владимиром Жбанковым и Алексеем Кащеевым объединены литературным порталом «Точкой Зрения». К сожалению, уральцы не появились. Опоздали на самолет. Ну надо же, какая жалость! Ладно, будем ждать следующей встречи. Приехали три человека, один достойнее другого – Геннадий Каневский, Сергей Шабуцкий и Андрей Пермяков (мы с ним впервые познакомились).

Вообще эта встреча была своего рода «смычкой» - нет, не города и деревни, даже не столицы и провинции, а культуры с культурой. Недаром же принимающая сторона выставила собственные знаковые, почти культовые для рязанского авангарда фигуры – Сергея Свиридова, Алексея Колчева, Ольгу Мельник. Не знаю, к московской или рязанской «группировке» отнести Елену Горшкову, в прошлом участницу молодежного творческого объединения «Феникс», ныне выпускницу МГУ, аспирантку, лауреата нескольких литературных премий, которая буквально ворвалась в литературу и за несколько лет заставила себя заметить. Наверное, Елена всегда с поэзией, а эта сфера географическим рамкам не подчиняется… Кстати, в организации выезда поэтов в Россия Елена сыграла чуть ли не главную роль. Ольга Мельник, пригласившая меня на эту встречу, объяснила, что идея «от Рязани» принадлежала Алексею Колчеву, а в Москве ее поддержала и развила Елена Горшкова. «Сибирский Тракт» с готовностью наметил очередную остановку в Рязани. Прямо накануне грандиозного отмечания двухлетия «Сибирского Тракта» (празднуется в Москве сегодня, 28 февраля, широко и гениально). Как выяснилось, многие из московских авторов хотели бы выступить в Рязани. А сделал желаемое возможным «Клуб 42». И есть, будто бы, перспективы продолжать творческое сотрудничество – чего бы очень хотелось.

Однозначно, что поэзию (впрочем, как всякое искусство) делить по региональному принципу глупо. Речь может идти о тенденциях, которые имеют хождение в культуре того или другого региона, и о, так сказать, «возрасте» этих тенденций. Рязанскую литературную моду создавали так давно, что никто из ныне живущих этого, вероятно, не вспомнит – где-то в середине ХХ века, а за образцы поклонения, не мудрствуя лукаво, взяли то, что было ближе аграрному краю, где, будем откровенны, наблюдался недостаток информации, и было мало очагов образования. Так и оказались в почете «деревенские» мотивы, якобы освященные Сергеем Есениным. Главное – что из-за ограниченности кругозора тех, кто осуществлял литературную учебу в середине ХХ века многие литературные направления в Рязани не прижились, а некоторые просто не сложились – что не позволяет признать существование в Рязани целостного культурного явления – рязанская литература. И даже собственной литературной школы. В нескольких статьях (http://Nuralis.ru/node/7580 ; http://www.litrossia.ru/2009/39/04548.html ) я доказываю это утверждение, посему и не буду на нем останавливаться сейчас.

Все, выступавшие на «Остановке» в «Клубе 42», приверженцы принципиально иной литературной моды. Объединить их в какое-то одно течение некорректно. Однако схожие черты связывают все, прозвучавшее на вечере, в единое информационно-эмоциональное поле. Именно эмоциональное, а не смысловое – сегодняшняя лирика демонстративно идет от смысла, от сюжета, от ясности к абсурду и кажущейся нелепости. Это подчеркнуто «городская» поэзия, даже «мегаполисная», со всеми ее яркими признаками – одиночеством среди людей, бытовыми проявлениями нонсенса, предвестниками депрессии и синдромом хронической усталости в одном флаконе. И, конечно, вся она построена на экспериментах со словом и даже звуком. Стилистически творчество участников вечера колеблется в широкой амплитуде – от рэпа до голосовой поэзии (элементы того и другого я расслышала в похожей на заклинание «Колыбельной» и других стихах Елены Горшковой), от потока сознания (Сергей Свиридов) до психоделики (новые стихи Ольги Мельник). Поэма «Переносимо» Сергея Шабуцкого – современный «Раковый корпус» - как заявлено в подзаголовке, онкологическому отделению больницы посвящена – пронзительная вещь, чуть ли единственная, обладающая четкой привязкой к ситуации и соответствующим словесным «инструментарием», нацеленным на сопереживание читателя лирическим героям. Центоны Алексея Колчева оживляют линяющее знамя постмодернизма – дело вкуса, но я люблю центон. По-моему, его возможности до конца не исчерпаны с тех пор, как Саша Башлачев заявил, что «душа обязана трудиться на производстве кирпича!». Выход Геннадия Каневского был целым сольным номером – чтение стихов он сопровождал музыкой из очень оригинального инструмента казу, похожего на свистульку видом, а тембром – на расческу с бумажкой… С манерой «синтетического», музыка-ритм-слово, исполнения стихов Геннадия знакома. Каневский – экспериментатор как в области языка, так и в области подачи слова. Он все время старается его обогатить внешними эффектами, а на уровне лексики сочетает самые разные слэнги и терминологии – отчего, вероятно, его выступления так бросаются в глаза.

Сергей Свиридов очень талантливый поэт, патриарх рязанской поэтической оппозиции – начинал он, насколько я помню раннего Свиридова, с суггестивной лирики, одним из первых у наших пенат перестал использовать в стихах знаки препинания и прописные буквы, потом увлекался верлибрами… в общем, поэт он замечательный. Было очень жаль, что Сергей не «держал» аудиторию, медитативно читая практически себе самому стихи из ноутбука. Их было плохо слышно даже метрах в трех от Сергея – а поэзия стоила того, чтобы ее послушать! Наверное, Сергей, на правах настоящего поэта, думал, что зрители, если захотят, воспримут… Ну, это смело. На аудиторию надейся, а сам не плошай, выстраивай с ней контакт – в этом ведь главная задача поэта, выходящего к публике. В публичном выступлении две стороны, обе они находятся в теснейшем взаимодействии, и нужны встречные взаимные импульсы.

Естественно, на вечер пришла не просто читающая публика, а люди, тяготеющие к формам алогичного искусства. Случайных людей не было. Как, впрочем, и представителей традиционной поэзии, а также «официальных» поэтов Рязанщины и чиновников от культуры. Хотя информация распространялась по Интернету активно. В общем-то, культурным распорядителям послушать остросовременную поэзию не только не вредно, но даже полезно.

Признаться, я приятно удивилась, что в зале клуба был аншлаг, и люди стояли – значит, прогрессивных читателей поэзии в Рязани больше, чем можно было предполагать. Или хотя бы любопытных. Любопытство – это двигатель прогресса, простите мне трюизм собственного изобретения.

Впрочем, у публики есть право на сомнение. Мне запомнился молодой человек, с горечью констатировавший, что услышал от выступавших пугающую лирику – ведь лирика есть непосредственное выражения чувств и эмоционального состояния. Молодой человек сказал: «Лирика должна выражать то, что в душе. Если у выступавших в душе то, что они читали, то как же это страшно! Как им, должно быть, тяжело!». Да, современная лирика творится то в стиле «техно», то в духе протеста, от общепринятого, от традиционного… Может в ней проскользнуть и эпатирующий элемент нарочитого бездушия. Порой оправданно, порой… не очень. Что же, писателям нужна искренняя реакция слушателей! Может быть, отклик безымянного юноши послужит кому-то ориентиром. Но большинство собравшихся были вполне согласны с тем, что провозглашалось со сцены. Вечер шел с аплодисментами. Это уж высший знак одобрения, поскольку нравы в поэтической тусовке лишены всякой чопорности.

Надо сказать несколько слов о «Клубе 42». Он мне напомнил кафе-клуб «ПирОГИ», самый первый, на Никольской, который уже, к сожалению, не функционирует. Проект «ПирОГИ» сохранился, но в других помещениях. Но в подвале на Никольской (точнее, в Третьяковском проезде) царила особая духовная аура – казалось, что своды из темно-красного старинного кирпича «придавливают», не давая вознестись, аэростаты дарований, собиравших там полные залы на свои выступления, и разграничивают мечты читателей «ПирОГОвской» библиотеки-магазина с реальной жизнью, что грохочет поверху, - а в подвале не слышно… Другие интерьеры клуба ОГИ, может, и лучше, - да не те!

«Клуб 42» интерьером похож на «ПирОГИ» - крутая лестница вниз, кирпичные своды, сцена у одной стены, барная стойка у другой… Поменьше по площади, конечно, чем московский прообраз. И убранство чуть более богемное, заставляющее порой вспоминать Серебряный век либо обэриутов – на стенах абстрактные художественные конструкции, отдаленно похожие на рваные паруса, полотнища с текстом (не прочитала), дверь, ведущая в никуда (существительное, сказал бы про нее Митрофанушка, - отдельно стоящая у стенки)… По обстановке сразу видно, что это специальное место для поклонения искусству, а не банальная забегаловка. Хорошее место. Многообещающий полигон для прорыва в альтернативное искусство.

Гости уехали, но обещали вернуться, как сказал Андрей Пермяков. Будем их ждать. Мне кажется, программа-минимум должна быть – приезд всех заметных современных авторов в Россия хотя бы единожды. А программа-максимум – привлечение всех традиционалистов Рязани хотя бы на один концерт из этой череды…

 
Nuralis.RU © 2006 История народа | Главная | Словари