Как рождаются смыслы
Безусловно, мы можем и не догадываться за всю историю мира, где в каждой отдельно взятой стране. Мы можем лишь предпологать
Археология

Архивное дело

Архитектура и зодчеств...

Галерея замечательных ...

Генеалогия

Геральдика

Декоративно–прикладное...

Журналистика

Изобразительное искусс...

Выставки

Новости

Организации и учрежден...

Публикации

Графика

Живопись

Фотография

История

История культуры

Книговедение и издател...

Коллекционер

Краеведение

Литература

Музейное дело

Музыкальная культура и...

Наши конкурсы

Образование

Периодические издания

Православная культура

Природные комплексы

Промыслы и ремёсла

Разное

Театр

Топонимика

Фольклор и этнография



Тропинка для художника

Тюменский художник Алексей Чугунов родился в Рязани. Это удивительный край, завораживающий поэтов, писателей, музыкантов. Неброские рязанские пейзажи вдохновляли Сергея Есенина, Константина Паустовского, Федора Шаляпина… Кажется, что эти места пронизаны духом творчества, а природа благоволит талантам.

Каждый год Алексей Сергеевич бывает в родном селе — Полково. Там сохранился отчий дом.

Правда, сейчас никто в нем не живет. Дом стал мастерской художника. Алексей Чугунов пишет здесь свои картины. Благо за сюжетами далеко ходить не надо — вокруг такая красота!.. Он пытается понять язык природы, переводя его на язык красок и линий, объемов, символов. «Представьте, нарисовал бы я дерево, передав мельчайшие детали, — рассуждает мастер. — Но зачем это, если есть фотоаппарат? Художник, как и поэт, мыслит образами. Для творческого человека главное — оторваться от надоевшей обыденности, научиться видеть и создавать то, что не в силах сделать другие».

Своим картинам Чугунов дает условные названия, приглашая зрителей к сотворчеству. «У каждого человека — личные ассоциации, потому и прочтений может быть несколько», — поясняет художник.

— Не боитесь остаться непонятым?

— Нет, — категорично замечает. — Чтобы прочесть, к примеру, роман французского автора в подлиннике, нужно знать французский. Понять живопись можно, изучив ее язык. Но если человек неграмотный, стоит ли под него подстраиваться?..

Алексей Сергеевич никогда не писал в угоду публике. Рискуя остаться невостребованным, сохранил свою индивидуальность. Старая истина: когда художник смотрит на свое искусство как на товар, который надо подороже продать, он начинает приспосабливаться к требованиям богатых заказчиков. А для многих из них картины лишь деталь интерьера. И выбирают ее порой «под цвет обоев»…

Такой, «салонной», живописи не увидишь в тюменской мастерской Чугунова. Она похожа на музей, где в запасниках собрано множество работ. Алексей Сергеевич часто пишет «в стол», надеясь, что однажды картины найдут своего ценителя. Они рождались только по вдохновению. Чугунов не пишет на заказ, предпочитая зарабатывать не живописью — преподаванием.

— Быть художником — большое горе, — озадачивает откровенностью собеседник. — Нужно отказаться от многого, чтобы найти свое место в жизни. Она колючая, жгучая, всякая… Но без трудностей художника не получится. Идти по асфальтовой дорожке — скучно. Гораздо интереснее брести по лесу, по нехоженой тропке. Важно только не заблудиться.

Он нашел свою стежку-дорожку в искусстве, не свернул с которой даже в самые сложные годы. Было время, когда художнику вообще не давали хода. Работы, не выдерживавшие придирчивой советской цензуры, не принимались на выставки.

Мало кто помнит, что Чугунов был главным художником нашего города с 1974-го по 1978-й годы. Однако заниматься административной деятельностью творческому человеку было не с руки. Пришлось уйти с должности. И с 1978-го «до революции» (так наш герой называет перестройку) Алексей Чугунов работал по специальности — как монументалист, одновременно искал себя и в станковой живописи.

— Заказов в доперестроечные времена хватало, — вспоминает Алексей Сергеевич. — Делал мозаики, витражи, объемно-пространственные композиции. Сохранилось большинство работ и по сей день. Мозаики на фасаде Ярковского ДК, в оздоровительном лагере в Тугулыме, в одной из школ Нового Уренгоя… Только в Тюмени оформил около 12 объектов. Что-то из задуманного так и осталось в эскизах.

Сколько себя помнит, Алексей Чугунов всегда любил рисовать. Родители не противились увлечению сына, дав ему возможность самому определиться с будущей профессией.

— После школы хотел поступать в художественное училище, — вспоминает Чугунов. — Но меня не отпускали: не давали паспорт. Селу нужны были другие специалисты: комбайнеры, механизаторы, агрономы… Меня отсылали учиться на садовода-пчеловода. Я люблю землю, растения — в юности даже развел небольшой сад.

В армии он стал механиком по заправочному оборудованию. Отслужив, работал на заводе техником по выпуску контрольно-измерительных приборов. Перспективного мастера рекомендовали в Московский институт имени Менделеева. Обучение за счет предприятия, карьерный рост, солидная зарплата… — от заманчивых перспектив Алексей Чугунов отказался. Не предал детскую мечту стать художником. Он окончил Рязанское училище искусств, Ленинградское высшее художественно-промышленное училище имени В.Мухиной (отделение монументальной живописи).

— Получив образование, первым делом постарался забыть все, чему учили, — бросает короткую реплику мастер кисти. Он вообще не любит разжевывать свои мысли. Немногословен, как и его картины.

Художественной студией для Алексея Сергеевича стала природа. Он часто уходит на несколько дней в глушь, в одиночество — отвлечься от городского шума и суеты. Художник не бродит по лесу с мольбертом. В джентльменском наборе — палатка, спички, блокнот… С этим верным другом живописец почти никогда не расстается. Из каждого путешествия привозит ценные трофеи — наброски будущих работ. Потом в мастерской переносит подсмотренный сюжет на холст. Так появляются картины. Но это не привычные глазу пейзажи, а зафиксированные эмоции, ощущения — удивляющие, интригующие.

Он всегда писал не так, как все. Уже в первых работах просматривается определенный стиль, свойственный Чугунову. «Рисунок — точный, цельный. В композиции все отточенно, нет ни одной лишней детали», — поясняет искусствовед Валерий Новиков. Много лет он был едва ли не единственным защитником художника, которого не принимали сторонники традиционного, официального, искусства. В конце 70-х годов прошлого века даже в художественных центрах России (Москва, Петербург…) абстракционизм приживался с трудом. Не понятые и не принятые собратьями по кисти, абстракционисты становились изгоями… Не миновала эта участь и Чугунова.

Он живет в Тюмени с 1974-го. После Мухинки ему предлагали работу в Тольятти, можно было поехать в Кокчетав, Семипалатинск или Усть-Каменогорск… «Наверное, я в душе романтик, потому и приехал сюда», — объясняет свой выбор Чугунов. За четверть века жизни в Тюмени ему удалось провести 10 персональных выставок.

«Меня приглашали и в другие города, и за границу (Франция, США), — озадачивает живописец. — Но выехать туда не было возможности. Выставляться там для меня слишком дорогое удовольствие». Кстати, сейчас, накануне своего юбилея, художник готовится к очередной экспозиции. Пройдет она, по сложившейся традиции, в областной столице…

Любовь Киселёва
Тюменские известия"
 

Nuralis.RU © 2006 История народа | Главная | Словари