Как рождаются смыслы
Безусловно, мы можем и не догадываться за всю историю мира, где в каждой отдельно взятой стране. Мы можем лишь предпологать
Археология

Архивное дело

Архитектура и зодчеств...

Галерея замечательных ...

Генеалогия

Геральдика

Декоративно–прикладное...

Журналистика

Изобразительное искусс...

История

История культуры

Книговедение и издател...

История книжного дела ...

Книги издательств, нов...

Книговедение

Писатели и литераторы

Публикации

Коллекционер

Краеведение

Литература

Музейное дело

Музыкальная культура и...

Наши конкурсы

Образование

Периодические издания

Православная культура

Природные комплексы

Промыслы и ремёсла

Разное

Театр

Топонимика

Фольклор и этнография



Генетический триллер

Александр Пересвет. Русские – не славяне?– М.: Вече, 2009. – 448 с.: ил. – (Тайны Земли Русской).

Споры о том, кем был легендарный Рюрик и был ли он вообще, идут между историками третью сотню лет, периодически приводя почтенных профессоров и академиков на грань рукопашной. За дымовой завесой великой распри норманистов и роксоланистов совсем потерялось то обстоятельство, с напоминания о котором начинает Александр Пересвет свою книгу. А именно: государство под названием «Русь» было, вот только непонятно, в честь кого названное. Не существовало в те незапамятные времена такого народа, чтоб именовался русью. Среди славянских племён, всевозможных вятичей и кривичей, русь не значится. Можно, конечно, переметнуться к норманистам и списать всё на варягов (кстати, надо напомнить, что слово это означало вовсе не национальную принадлежность, а статус воина-наёмника, варягом мог быть и славянин). Вот только и среди скандинавских племён никакой руси не водилось. Чудь есть – руси нету. А куда ж тогда путешествовали те наши предки, которые «идоша за море к варягом, к руси» с хрестоматийной жалобой «земля богата, порядка нет»? Обойдя молчанием версию, мол, слова «русь» и «варяги» были синонимами, Александр Пересвет напоминает, что летопись, в которой описано призвание варягов, появилась лишь двести лет спустя после этого загадочного события, и ехидно замечает: составить в наши дни достоверное описание, скажем, войны с Наполеоном без опоры на письменные свидетельства современников было бы весьма затруднительно. Да и археология, пишет автор, не подтверждает скандинавского начала нашего государства. «Следы скандинавов-то на будущей Руси она видит… А вот следов некоего княжения, некоей скандинавской государственности, – нет. Ни столицы с традиционными признаками – дворцом правителя, казармами для гарнизона, большим торжищем, казною, усадьбами аристократии. Ни признаков государственной власти – княжеских печатей, валюты, ярлыков сборщиков налогов… Всё это, конечно, появляется, – но гораздо позже. Когда фиксируется полноценное государство Древняя Русь». Вот так. Раз наука не может точно указать обломок крепостной стены, на котором можно с полным правом накорябать рунами «здесь был Рюрик», а самолюбие бунтует против бродяг-наёмников в роли отцов-основателей, то самое время переходить к многочисленным антинорманнским гипотезам. Рассмотрев и отвергнув самую популярную из них– о новгородском (или ладожском) князе Гостомысле и его дочери Умиле, которая вышла замуж за правителя прибалтийских славян-ободритов Годлава и родила того самого Рюрика,– автор бегло перечисляет все народы, считающиеся по разным версиям предками русских. И тяжко вздыхает: мол, адепты всех концепций сходятся на том, что непосредственными предшественниками русских на Руси были славяне, но «это ясности в происхождение русских не добавляет. Ибо возникает новая проблема. Никто не знает, откуда взялись славяне…»

Вот такая завязка. Дальше читателю потребуется очень много внимания и терпения, поскольку ждут его 400 с лишним страниц, наполненных описанием исторических событий, генетическими таблицами, цитатами из древних манускриптов, примерами сравнительного анализа слов из разных языков. Перо у автора бойкое, слог лёгкий, но информация столь обильна, что усвоить её будет нелегко. А понять, кто ж такие русские по версии Александра Пересвета, – ещё труднее. Арьи-арийцы? Коих тогдашнее глобальное потепление согнало с насиженных мест и погнало за лучшей долей, одних в северные леса, где можно хозяйствовать, а других к богатым средиземноморским городам на предмет военной добычи… Но ради чего понадобилось разделять арьев и индоевропейцев? По языку вроде не получается, тогда зачем выносить в название одной из глав «Русские – не индоевропейцы»? Славяне – да, индоевропейцы, утверждает автор, а вот загадочные русы, внезапно возникающие в финале книги, застают читателя врасплох. Тем паче, что опять и без предупреждения всплывает норманнская версия. Воевали, мол, славяне-индоевропейцы с чудью белоглазой и прочими финно-­уграми и до того довоевались, что пришли-таки скандинавы и заняли лидирующее положение. После чего– бац!– «все стали русскими».

Не успев отдышаться, читатель получает странное разъяснение, что «нам сегодня не слишком важно, кто там нам был предком по крови. Важнее – и интереснее, кто был нашим предком по культуре… В то же время мы видели, как линия кровного родства протянулась от африканского первобытного «Адама» через путешественников до Индии– да не забыть фактически родных папуасов! – и через охотников на мамонтов, через ариев, через скифов, через венедов– до достоверно славянской пражско-корчакской культуры. От которой мы, русские, с полным правом можем вести уже свою культурную, национальную историю». Ой, и правда, Мендель с ней, с генетикой, культура и менталитет важнее… Ан нет, автор всё же считает нужным завершить книгу повторением мысли, что русские – не славяне, «русские стоят вне их. Русские – другие», и обещанием всё окончательно разъяснить в другой книге. Будем ждать. Вот только не оказаться бы инопланетянами…

Ольга ШАТОХИНА
Литературная газета,05.08.2009г.

 

Nuralis.RU © 2006 История народа | Главная | Словари