Как рождаются смыслы
Безусловно, мы можем и не догадываться за всю историю мира, где в каждой отдельно взятой стране. Мы можем лишь предпологать
Археология

Архивное дело

Архитектура и зодчеств...

Галерея замечательных ...

Генеалогия

Геральдика

Декоративно–прикладное...

Журналистика

Изобразительное искусс...

История

История культуры

Книговедение и издател...

Коллекционер

Краеведение

Возвращенные имена

Краеведы и исследовате...

Материалы к энциклопед...

Организации и творческ...

Памятные места

Публикации

Литература

Музейное дело

Музыкальная культура и...

Наши конкурсы

Образование

Периодические издания

Православная культура

Природные комплексы

Промыслы и ремёсла

Разное

Театр

Топонимика

Фольклор и этнография



Из истории разрушенной Троицкой церкви села Шереметьево-Песочня

Татьяна Шустова


Фроловы. Село Шереметьево-Песочня. 1917 г.
Фото из семьи Анны Васильевны Михеевой.

Старинное село Шереметьево-Песочня получило название от фамилии его владельцев Шереметьевых, которым оно принадлежало со времен Ивана Грозного в течение нескольких поколений, и речки Песоченки. 3 марта 1994 года это село стало частью города Рязани, но название свое оно не потеряло. Теперь это поселок Шереметьево-Песочня г. Рязани. Существовавшая при селе дворянская усадьба на протяжении нескольких столетий неоднократно переходила из рук в руки.

Храм святой Троицы с приделами Алексия человека Божия и Феодоровской иконы Божией Матери в селе был построен в 1849 году владельцем дворянской усадьбы майором Алексеем Александровичем Исленьевым. По духовному завещанию храмостроителя две тысячи рублей серебром были внесены в Рязанский общественный Сергия Живаго банк «в вечное время» под 6,5 % годовых для украшения и поддержания выстроенной церкви. В тот же банк и под те же проценты была положена и одна тысяча рублей «за помин о нём». Алексей Александрович Исленьев умер в октябре 1859 года в возрасте 88 лет и был похоронен в склепе стены придела Алексия человека Божия Троицкого храма.

История храма связана с именами многих людей. В его церковной сторожке прошло детство художника Сергея Андреевича Пырсина (1868-1962). Позже он вспоминал, что жилось ему там очень хорошо - он был счастлив. Он считал, что именно там стал художником. При материальной поддержке дворян Титовых (владельцев шереметьево-песочинского имения с 1869 по 1902 год) Пырсин получил хорошее образование. Он обучался в Петербургской и закончил Дюссельдорфскую Академию художеств. Сергей Андреевич работал учителем рисования в Рязани и в Липецке. Его картины хранятся в нашем областном художественном музее и в Липецком областном краеведческом музее.

Одним из священников Троицкого храма состоял Иван Михайлович Архангельский. В 1896 году в селе Шереметьево-Песочня была открыта библиотека третья в Рязанском уезде после Спас-Клепиковской и Мурминской. Она располагалась в доме отца Ивана. Библиотекарем был хозяин дома.


Анна Ивановна Киселева
с учащимися краеведческого объединения «Поиск»
Центра детского творчества «Октябрьский». Фото Т.Шустовой.

Анна Ивановна Киселева (в девичестве Алексеева) 1916 года рождения в детстве (с 1924 по 1933 год) с родителями тоже, как и С.А.Пырсин, жила в церковной сторожке. Ее отец Иван Петрович Алексеев 9 лет работал церковным сторожем. Он очень хорошо звонил в колокола. Анна Ивановна, которая до наших дней живет в родном селе, рассказала, что Троицкая церковь стояла между школой и барским домом (на месте нынешнего перекрестка дорог). Рядом с церковью находилась могила барского сына, Вячеслава Владимировича Титова, который разбился на лошади. Памятник на могиле был сделан из белого мрамора, к плите вела лесенка из трех ступенек, а на плите был изображен Иисус Христос с ягненком на плечах, за которым шло стадо овец.


Троицкий храм села Шереметьево-Песочня. На заднем плане видна крыша школы.
Перед храмом церковная сторожка. 1960 год. Фото из семьи А.И.Киселевой.


Место, где стоял храм. Фото Т.Шустовой.

Анна Ивановна хорошо помнит священника храма отца Сергия Цветкова, его жену Наталию Федоровну и их детей Германа, Таисию, Нину, Анатолия, Риту и Зою. С Ритой и Зоей она училась в одном классе. У Анны Ивановны тетрадь была сделана из курительной бумаги, а матушка Наталия Федоровна подарила ей тетрадь настоящую, всегда давала, как и своим дочкам, пресную пышку, когда они шли в школу, и всегда была с ней ласкова. Анна Ивановна сейчас уже точно не помнит, когда Цветковы уехали из села, но знает, что отец Сергий похоронен на Скорбященском кладбище с правой стороны от церкви.

После Сергия Цветкова священником в сельском храме служил отец Михаил Жданов. И с его семьей Алексеевы были дружны. В семье Ждановых росло четверо детей: Костя, Тамара, Люба и Митя. До последнего времени не знала Анна Ивановна, что отец Михаил был расстрелян 17 октября 1937 года, и очень расстроилась от этого известия. Все повторяла: «За что же его расстреляли? Ведь он был добрым и грамотным человеком, никому в совете и помощи не отказывал, кто бы к нему не приходил. Землю свою они сами пахали, сами за дровами ездили, сами со скотиной управлялись. Были у Ждановых лошадь, корова, овцы и куры».

Был расстрелян и Иван Михайлович Архангельский священник и первый библиотекарь села. Оба батюшки посмертно реабилитированы.

В 30-е годы прошлого века село очень красиво выглядело. Коренная жительница села Каролина Вильгельмовна Красотина (в девичестве Лобковиц) 1933 года рождения поведала, что, держа путь из Рязани, они сначала преодолевали глубокий овраг около села Дашково-Песочня, а затем небольшую речку, которая протекала недалеко от нынешнего кинотеатра «Октябрь». Проходили они и мимо прудов, а когда, наконец, выходили из Черезово-Песочинского плодового сада, им открывалась чудесная картина. Бело-розовый с красной черепицей детский дом стоял в окружении парка из вековых лип, вязов, сирени. Очень хорошо была видна и церковь с высокой колокольней. Звонкий голос ее колокола был слышен от Рязани.

Закрыли церковь перед войной. Колокольню уничтожили льговские мужики. Они сбросили на землю звонкий колокол и начали подтачивать углы, подкладывая под них бревна. А потом обложили ее дровами и подожгли. Колокольня упала на дорогу, едва не задев крестом детского дома.

В начале войны в бывшей дворянской усадьбе были расквартированы летчики. Дети учились в три смены в церковной сторожке, а в церкви устраивались танцы и крутили кино от движка. Каролина Вильгельмовна запомнила, что смотрела в церкви «Пышку» и «Кощея бессмертного».

После войны храм использовали как склад. Ходили туда за керосином. Старожилы села рассказывали, что в детстве они в развалинах церкви играла в прятки, а матери их корили: «Вот вы играете, а там служба была. Грешно там играть. Это все святое. Плохо, что все разграбили, все растащили…».

Полностью с лица земли церковь снесли уже в конце 80-х годов…

Сейчас от церкви камня не осталось. Прямо по ней и бывшему кладбищу проложили дорогу. А на месте старого кладбища еще задолго до войны устроили колхозные парники.

Приложение

Текст печатается по изданию: Священник Иоанн Архангельский, с. Инякино Шиловского района. //Были верны до смерти. Книга памяти новомучеников и исповедников Рязанских XX века. Россия. 2002. С. 333-334.

Священник Иоанн Архангельский,
с. Инякино Шиловского района

Отец Иоанн Архангельский родился 7 ноября 1874 года в с Шереметьево-Песочня Рязанскою уезда в семье священника Троицкой церкви Михаила Дмитриевича Архангельского и его жены Александры Егоровны. Окончив в 1895 году курс Рязанской духовной семинарии по второму разряду, Иоанн был определен на должность учителя Льговской церковно-приходской школы Рязанского уезда. В сан священника он рукоположен в 1898 году к Троицкой церкви с. Шеремегьево-Песочня. Кроме того, он был законоучителем местной школы. До поступления в Московскую Духовную академию он был и заведующим Шереметьево-Песочинской народной библиотекой, и попечителем этой библиотеки. И был награжден за усердное и бескорыстное служение.

В 1911 году он стал студентом Московской Духовной академии. В продолжение двух лет преподавал Закон Божий во второй академической церковно-приходской школе. После окончания курса Академии отец Иоанн Архангельский был удостоен степени кандидата богословия с причислением к первому разряду. В 1915 году его назначили на должность преподавателя гражданской истории в Рязанскую духовную семинарию и сверх штата причислили к семинарской церкви.

После событий 1917 года в Рязанской епархии, как и во всей стране, раскольническая обновленческая «Живая церковь» действовала очень рьяно. По воспоминаниям преподавателя семинарии, архивиста и историка С.Д. Яхонтова, «краснота быстро разливалась по епархии». Но в 1923 году в Россия был назначен епископ Борис (Соколов), который повел жесткую борьбу с обновленчеством. Он собрал вокруг себя священников, которые были ему опорой.

«Службе он (епископ Борис) придавал торжественность, но главное - была проповедь. Сам он говорил горячо и сильно; но он подбирал для борьбы за прерогативы церкви и ее порядка талантливых проповедников из духовенства. Таковые же в Рязани были свящ. Александр Вас. Климентовский. Ив. Петр. Строев, Ив. Архангельский, Александр Лебедев. Никогда, ни раньше, пи позже, не гремели так церковные витии в Рязани, как при Борисе...»

В 1930 году отец Иоанн был арестован ОГПУ первый раз за «контрреволюционную деятельность» и осужден на три года. Наказание отбывал в Шepcких Темниковских лагерях. После отбывания заключения он переехал жить в с. Инякино, где служил священником в храме.

15 октября 1937 года его, диакона Димитрия Ерофеева и церковную старосту Александру Моисеевну Клочкову арестовали, предъявив им обвинение в контрреволюционной деятельности. К моменту ареста батюшка был уже вдов, а дети жили отдельно.

Нa допросах о. Иоанну задавали те же вопросы, что и всем священникам. Вопросы носили требовательный и агрессивный характер и скорее были похожи на утверждения: «С какого времени Вы стали проявлять недовольство к существующему строю?», «Как проявляли свою контрреволюционную деятельность» и т. д.

Отца Иоанна обвиняли в том, что он использовал религиозные чувства крестьян, вел среди них агитацию против колхоза, «проявлял пораженческие взгляды», «высказывал террористические настроения». Но батюшка все отрицал.

У следствия не было иных доказательств, кроме досужих разговоров некоторых граждан. Их даже нельзя назвать доносами, так как этих людей вызывали в качестве свидетелей. И они давали «показания», что священник Иоанн Архангельский говорил когда-то, что жить стало трудно, что стало мало людей ходить в церковь, и народ забыл Бога. Это было естественно для священнослужителя, ведь в круг его обязанностей входило попечение о душах людей, о нравственном их возрастании.

Следственное дело по обвинению отца Иоанна Архангельского, отца Димитрия Ерофеева и Александры Клочковой было передано на рассмотрение «тройки» при Управлении НКВД по Рязанской области, которая приговорила отца Иоанна постановлением от 9 декабря 1937 года к расстрелу.

5 января 1938 года приговор был приведен в исполнение. Реабилитирован отец Иоанн по Указу ПВС СССР от 16.01.89 г.

Текст печатается по изданию: Священник Михаил Жданов, с. Гребнево Старожиловского района. //Были верны до смерти. Книга памяти новомучеников и исповедников Рязанских XX века. Россия. 2002. С. 400-402.

Священник Михаил Жданов,
с. Гребнево Старожиловского района


Священник Михаил Жданов
Москва, 1937 г.

Священник Михаил Павлович Жданов родился 29 октября 1880 года в с. Агломазово Ряжского уезда в семье псаломщика. Среди Ждановых были и псаломщики, и диаконы, и священники. Однако повзрослевший Михаил сначала работал почтальоном в имении с. Карпово Раненбургского уезда (в 1896-1900 годах). Потом, в 1904 году, закончил Скопинское духовное училище.

По окончании училища, 15 января 1904 года, после испытания в Рязанской духовной консистории, Михаил Жданов Преосвященным епископом Владимиром (Благоразумовым), епископом Михайловским, викарием Рязанской епархии, был направлен исполняющим должность псаломщика в церковь Рождества Богородицы с. Ново-Александровка Скопинского уезда. В 1907 году он был утвержден в этой должности. В 1909 году, сдав экзамен в Рязанской испытательной комиссии, был посвящен в стихарь. 12 февраля 1910 года, после сдачи экзамена в той же комиссии, был определен во диакона к Покровской церкви деревни Роговой, приписанной к селу Дурному Пронского уезда. Состоя псаломщиком в Ново-Александровке Скопинского уезда, работал секретарем Иоанно-Предтеченского братства. Был лектором и заведующим библиотекой-читальней Иоанно-Предтеченского общества трезвости. Отец Михаил принимал активное участие в просветительской работе среди населения.

За содействие чиновнику особых поручений при Министерстве внутренних дел С.Д.Бондарю при производстве обследования секты духовных христиан отцу Михаилу было преподано архипастырское благословение Преосвященного Димитрия (Сперовского), епископа Рязанского и Зарайского. Это было 25 июня 1912 года.

У отца Михаила к тому времени была большая семья: жена, пятеро детей и отец Павел Никонорович, который служил заштатным псаломщиком.

В 1929 году ОГПУ арестовало отца Михаила по 58-й статье. В это время он жил в с. Шереметьево-Песочня Рязанского уезда. В постановлении об аресте утверждалось, что «священник Шереметьевского храма обратился к своим прихожанам с просьбой помочь ему уплатить церковную страховую сумму, которую он самостоятельно выплатить не мог из-за отсутствия средств». Женщины поддержали батюшку и решили собрать средства на храм, хотя председатель сельского совета запретил им это делать.

6 января 1930 года в селе должно было произойти собрание женщин по поводу коллективизации. Однако «свободные гражданки» решили, что создание колхозов к хорошему не приведет и отказались участвовать в коллективизации. Виновным в срыве собрания объявили отца Михаила Жданова: «По селу Шереметьево-Песочня, Северо-Рязанского района Рязанского округа, в начале января месяца с. г. стали распространяться слухи, что в связи с проводимой кампанией по коллективизации закрываются церкви, запрещено крещение детей, колхоз является барщиной, жены там будут общие, и еще ряд нелепых слухов, каковые распространяются в большинстве случаев женщинами, находящихся под влиянием священника Жданова М.П... Жданов, используя религиозный дурман, своей агитацией сумел настолько привлечь женщин на свою сторону, что после 9 января с. г. на собрании женщины по вопросу о коллективизации пытались сорвать вторично собранное после срыва первого собрания...» «Не будем мы работать с антихристами, будем со святым отцом Михаилом, где он, там и мы». «Ему Бог дает и нам даст, за него...»

Дело священника Михаила Жданова было передано на рассмотрение особого совещания при коллегии ОГПУ 29 января 1930 года. Отец Михаил был приговорен к трем годам концлагеря. Отсидел два года и восемь месяцев.

По возвращении из заключения отец Михаил до 1935 года служил в Гребневской церкви Старожиловского района. После того, как церковь была закрыта, жил в д. Епихино, так как остался без прихода. Но паству не оставил.

8 сентября 1937 года отец Михаил был вновь арестован и обвинен «в активной контрреволюционной деятельности». В анкете арестованного - запись о состоянии здоровья отца Михаила: «Порок сердца, эмфизема легких, отсутствие правого глаза и другие». Отец Михаил отрицал причастность к тому, в чем его обвиняли. 9 октября 1937 года «тройка» при УНКВД СССР по Московской области приговорила его к расстрелу. 17 октября 1937 года приговор был приведен в исполнение.

 
Nuralis.RU © 2006 История народа | Главная | Словари