Как рождаются смыслы
Безусловно, мы можем и не догадываться за всю историю мира, где в каждой отдельно взятой стране. Мы можем лишь предпологать
Археология

История археологически...

Новости археологии

Публикации по историче...

До 1240г.

1240—наше время

Архивное дело

Архитектура и зодчеств...

Галерея замечательных ...

Генеалогия

Геральдика

Декоративно–прикладное...

Журналистика

Изобразительное искусс...

История

История культуры

Книговедение и издател...

Коллекционер

Краеведение

Литература

Музейное дело

Музыкальная культура и...

Наши конкурсы

Образование

Периодические издания

Православная культура

Природные комплексы

Промыслы и ремёсла

Разное

Театр

Топонимика

Фольклор и этнография



Археологические памятники окского бассейна. (Выпуск посвящен 135-летию со дня рождения В.А.Городцова), Россия, 1996 г.

  1. М.П.Гласко, Б.А.Фоломеев. Черепки - археологический и природный феномен долины Оки
  2. И.В.Климкова. Одоевские фермы I (материалы погребений)
  3. Е.Д.Каверзнева, А.В.Емельянов. Предметы искусства и украшения с поселения Шагара II в Озерной Мещере
  4. Н.И.Шишлина. Ямно-катакомбная проблема в свете современных представлений
  5. В.П.Челяпов. Могильник Лебяжий Бор на реке Мокше (раскопки 1994г.)
  6. И.Р.Ахмедов, И.В.Белоцерковскяя. Вещевые комплексы могильника Заречье 4
  7. К.Б.Фирсов. В.А.Городцов и Бельское городище (по материалам из собрания и экспозиций ГИМ)
  8. И.Ю.Стрикалов. Хронология керамики и культурный слой Южного городища Старой Рязани
  9. В.В.Судаков. Изделия из кости из Переяславля Рязанского

ЧЕРЕПКИ - АРХЕОЛОГИЧЕСКИЙ И ПРИРОДНЫЙ ФЕНОМЕН ДОЛИНЫ ОКИ

М.П.Гласно, Б.А.Фоломеев

Предметом внимания В.А.Городцова в первые годы его научной деятельности стала дюна Борок в окрестностях села Дубровичи -родины В.А.Городцова. Он посещал ее регулярно на протяжении семи лет - с 1884 по 1894 гг., а в 1889-1890 гг. предпринял небольшие раскопки. Здесь им были открыты следы богатой стоянки каменного века, очажные ямы, остатки жилищ. Именно из этих мест происходит первая коллекция ученого, состоящая из нескольких кремневых орудий и фрагментов сосудов, переданная им в Исторический музей (Коллекции ГИМ, инв. № 17638, on. 108/1-18). Примечательна надпись на планшете с материалами, сделанная рукой В.А.Городцова: "Это те первые предметы, которые заставили меня заняться археологией. Переданы в 1889 году".

Однако самым замечательным и необычным памятником данной местности была стоянка Черепки, расположенная на холме из известняка и песка. По мнению Василия Алексеевича, холм этот в основе своей представляет намывной остров, который древний человек искусственно возвысил над поймой настолько, чтобы его не заливали полые воды. Для этого из привезенного известняка он соорудил кольцевидную стену, а в середину насыпал песку, в котором сделал десятка два землянок со стенками, выложенными камнем (рис.1).

Территория, на которой расположен памятник, весьма интересна по своему топографическому положению (рис.2). Вот как описывает ее В.А.Городцов: "Площадь Черепков примыкает к юго-западному отрогу дюны Борок и имеет вид четырехугольника, простирающегося в длину на 400, а в ширину на 300 аршин, замкнутый с севера озером Долгим, с востока и запада - двумя небольшими озерками, называемыми музгами, с юга также двумя озерками - Большим и Малым спудками. Озера соединяются тальвегами, на протяжении которых встречаются круглые и продолговатые котловины" [1(с.176)]. В северо-восточном углу Черепков находится довольно обширный, с пологой вершиной холм, состоящий из песка и известнякового щебня. "Высота холма, несмотря на то, что часть его разобрана, достигает над уровнем Долгого 9 аршин и 5,5 вершка (около 6,6 м). Благодаря такой высоте холм не всегда заливается даже современными окскими разливами" (1(с.178)]. С южной и юго-восточной сторон общая высота холма усиливается

длинной узкой ложбиной, проходящей как раз у подошвы холма. Ложбина по своему очертанию напоминает как бы затянутый от времени ров. Впечатление искусственно повышенной и укрепленной местности производит и весь холм. "Поверхность холма вообще горизонтальная и плоская; в плане представляется овальною, имеющей около 60 аршин длины с запада на восток (около 42 м) и 50 аршин ширины с севера на юг (около 35 м). .Середина площади сильно изрыта крестьянами с целью добывания из внутренности холма известнякового щебня" (1(с.179)].

Рис.1 Изобразительная реконструкция "плотинной стоянки" Черепки. Внизу подпись: "Ростислав Городцов, 1918 год" [1(с.392, рис.77)]

От местных жителей В.А.Городцов узнал, что прежде чем были начаты раскопки холма Черепков с целью эксплуатации известнякового щебня, он бъш покрыт травой и мелким кустарником; только в середине его виднелись две круглые ямы с боками, как бы выложенными крупным известняковым камнем. В мусоре ям всегда находили хорошие громовые стрелы (местное название кремневых орудий). По свидетельству очевидцев, "... из холма Черепков была извлечена такая масса кремневых осколков и кремней, что их имели возможность отделять от известнякового щебня и сыпали навоз как лучший материал" [1(с.180)].

К 1889 г., когда В.А.Городцов начал исследование Черепков, холм представлял собой картину полного разрушения и лишь местами под щебенкой были замечены следы мощного культурного слоя, содержащие культурные остатки каменного века.

В серединной части холма В.А.Городцов обнаруживает и исследует яму, имеющую почти правильную круглую форму и котловидный профиль (рис.3). Диаметр ямы составлял 4 аршина (2,8 м), глубина - до 1 м. Стены и дно ямы были сложены из известняковых камней небольших размеров, за которыми шел желтоватый песок, смешанный с известняковым щебнем. Заполнение ямы составлял золистый слой с четко выраженными

песчаными прослойками в верхней части. В слое на всех глубинах встретилось множество костей крупных и мелких животных, птиц, грызунов, рыб, вперемежку с которыми лежали обломки густо орнаментированной посуды.

Рис.3. Разрез ямы, раскопанной В.А.Городцовым [1(с.181, рис.74)]

Кроме керамики в яме найдено прекрасное кремневое копье, скребки, наконечники стрел, осколки кремня и несколько костяных поделок. При расчистке дна ямы обнаружены 8 крупных известняковых камней с закопченной поверхностью, 7 из которых тесно соприкасались друг с другом, образуя круг, в центр которого был положен восьмой камень. На уровне этих камней находок было немного, но прослеживался слой измельченных раковин толщиной около 1 вершка. Рядом лежал большой кусок пластичной бурой, глины.

В.А.Городцов интерпретирует эту яму как искусственное зимнее жилище человека и убедительно обосновывает большую древность раскопанного сооружения [1(с.180)].

Далее он переходит к другим объектам и стратиграфическим наблюдениям, цель которых - выяснить соотношение известняка холма и кладок на нем с местами сохранившимся культурным слоем. Для этого была произведена расчистка старых рытвин и выяснено, что средняя мощность культурного слоя на холме не превышает 14 вершков (63 см), причем "... линия соприкосновения культурного слоя с известняком выражалась резко только на скатах, тогда как в середине всегда замечалась постепенность перехода одного слоя в другой, причем часто из смеси двух слоев получался третий, промежуточный, слой, достигавший 4-8 вершков (18-36 см). В нижней части этого промежуточного слоя преобладали куски известняка, а в верхней - землистая масса" [1(с.183)]. Самый лучший и характерный разрез удалось наблюдать в старой яме с подкопом (рис.4). Здесь под промежуточным слоем глубиной 1,05 м шел сплошной известняк без культурных остатков, в строении которого ВАГородцов увидел искусственную кладку, а не естественное залегание.

Эти наблюдения привели ученого к выводу, "... что известняк Черепков служил почвой или фундаментом жилья доисторического человека каменного века...". При этом возникает новый вопрос:"... какой причине обязан известняк своим появлением на холме Черепков? Появилась ли масса благодаря большим, почти невероятным усилиям человека или она отложилась в силу каких-либо естественных геологических причин, а человек только воспользовался уже готовым местным материалом?" (1(с.185)]. Этот вопрос В.А.Городцов считал самым важным, ключевым вопросом исследований.

Рис.4. Разрез, наблюдавшийся В.А.Городцовым в яме, вырытой крестьянами на Черепках [1(с. 184, рис.75)]

Для изучения строения холма он вновь обращается к исследованию старых ям, вырытых крестьянами, местами их углубляет и сам раскапывает шурфы в нетронутых пунктах холма и около его подошвы. По обнажениям и рытвинам он выясняет, что среднюю часть холма на протяжении 40 аршин в длину (28 м) и 15-20 аршин в ширину (10,5-14 м) составляют желтые сыпучие пески с известняковым камнем. Под слоем песка на глубине около 2 и 1/4 аршина (около 175 см) встретился сплошной известняк. Желая прорезать слой известняка насквозь, он воспользовался одной из старых ям и заложил со дна ее шурф. "Шурф шел все время через сплошные куски известняка. Только на глубине 3 и 1/4 аршина (2,3 м) встретился черный землистый слой

толщиной не более одного вершка, в котором было найдено два небольших обломка глиняной посуды и угольки. Ниже этого слойка опять пошел известняковый щебень".

В ряде ям В.А.Городцову удалось проследить, что близ краев холма известняк идет вверх, ограничивая слой песка "... так, что весь слой песка, составляющий середину холма, оказывался окруженным сплошной стеной известняка. С внутренней стороны эта стена была очерчена повсюду неправильно и производит впечатление небрежно или неумело набросанного известняка". "Гораздо тщательнее сделана известняковая стена снаружи. Начиная сверху она идет вниз пологими скатами". "Подошвою стены служит слой с буроватыми глинистыми прослоями, которого она достигает на глубине 4-4,5 аршина" (2,85-3,2 м). Далее он отмечает, что "... куски известняка имеют естественную шероховатую поверхность, без всякого намека на искусственную обработку их рукой человека" [1(с.186)].

Подытоживая свои наблюдения, В.А.Городцов делает вывод: "В общем, вся масса известняка, расположенного кольцом в боках холма, имеет вид кладки, веденной с определенной обдуманной целью, и весь холм производит впечатление искусственного сооружения. Залегание же известковой кладки на новейших аллювиальных отложениях прямо указывает на то, что и сам известняк находится здесь не на коренном месте образования и появлением своим обязан какой-либо посторонней силе". И далее: "... такой силой передвижения известняка был первобытный человек, который впоследствии покрыл всю поверхность известняка обильными памятниками своей культуры".

Далее В.А.Городцов делает смелую попытку восстановить палеогеографическую обстановку Черепков на время существования стоянки. Он высказывает предположение, что песчаный пласт, на котором находится известняк, вероятнее всего, представляет собой погребенный намывной остров, отложенный в широких водах когда-то протекавшей здесь Оки. Приняв прирост пойменного аллювия на возвышенных частях Черепков за 4 аршина и учитывая большую скорость его накопления в котловинах озер и лощинах, тальвегах, соединяющих озера, он предложил следующую палеогеографическую реконструкцию рельефа территории Черепков: "... для восстановления прежнего рельефа, при понижении почвы у подножья холма на 4 аршина, необходимо тальвеги и долины озер понизить значительно более, что уже дает возможность всем озерам слиться и охватить своими водами всю площадь Черепков в виде настоящего и вполне изолированного острова. А если это действительно так, то Черепки являлись малодоступной естественной крепостью, обведенной со всех сторон непрерывным водяным рвом" [1(с.188)]. Изобразительную реконструкцию "плотинной стоянки" Черепки В.А.Городцов опубликовал в своем капитальном труде "Археология" [2(рис.77)1.

В поисках местности, откуда известняк мог быть доставлен на Черепки, он лично осматривает все берега Оки, устья ее притоков и наиболее глубокие овраги, но нигде не встречает естественных выходов искомой породы. Оказалось, что ближайшие "выходы известняка находятся в береговых отложениях р.Плетенка у с.Высокое, правого притока Оки", в 34 верстах от Дубрович. Сравнивая высоковский известняк с известняком Черепков по цвету, составу, содержанию ископаемых форм, В.А.Городцов находит в них если не "тождество, то большое сходство" и делает предположение, что именно из этого месторождения известняк доставлялся на Черепки [1(с.189)].

Рис.5. Дюна "Черепки" близ с.Дубровичи, 1927 г. Слева направо: Н.В.Говоров, АЛ.Мансуров, В.Л.Городцов.

Хранится в Рязанском историко-архитектурном музее-заповеднике

Однако передвижение такой массы известняка и сооружение из него искусственного хрлма не имело в то время (да и не имеет сейчас) аналогов в первобытной археологии. А.Я.Брюсов писал по этому поводу: "Искусственное повышение почвы неолитическими племенами путем перевозки большого количества известнякового камня не имеет параллелей ни в археологии, ни в этнографии" [3(c.60)J.

Понимая необычность такого феноменального явления в археологии, как Черепки, В.А.Городцов в течение последующих десятилетий своей научной деятельности неоднократно возвращался к этой проблеме. Он совершает на Черепки экскурсии, закладывает шурфы, фотографирует их остатки, консультируется с геологами. В фондах Рязанского историко-архитектурного музея-заповедника имеется фотография, датированная 1927 г., на которой изображены В.А.Городцов, А.А.Мансуров и

Н В ГОВОРОВ на Черепках около кладки из известнякового камня (рис.5). В 1928 г ВАТородцов публикует общую реконструкцию строения Черепков и искусственных сооружений на них, приводит новые данные по шурфу, заложенному у южной подошвы холма [4(с.20,21, рис.5)]. Общая мощность отложений, вскрытая этим шурфом, составила 3,64 м. Под слоем аллювиальной глины толщиной 0,97 м залегал культурный слой толщиной 0,89 м, который подстилался серым песком. Высота же холма от нижней границы культурного слоя составляла 3,2 м. Именно на столько, по мнению В.А.Городцова, он возвышался над прилегающей местностью в начале существования стоянки (рис.6).

Рис.6. Строение известнякового холма Черепков и шурф у его южной подошвы, по В.А.Городцову [4(с.71, рис.5)]:

А - желтый и серый аллювиальный песок, открытый на глубину 2V2 арш. (1,77 м); В - каменная плотина высотой около 4 арш. 8 вершк. (3,20 м); С - песок и щебень, выполнивший середину плотины; D - культурный слой, отложившийся на плотине, - около 10 вершк. (0,45 м); к подошве плотины толща культурного слоя увеличивается, достигая 20 вершк. (0,90 м); Е - аллювиальная глина, отложившаяся после сооружения плотины, - 2 арш. 10 вершк. (1,86 м); F - ямы древних землянок, обложенных камнями; G - шурф у южной подошвы плотины: 1 - слой аллювиальной глины 1 арш. 6 вершк. (0,97 м); 2 - культурный слой 1 арш. 4 вершк. (0,89 м); 3 - серый намывной песок 1 арш. 4 вершк. (0,89 м); 4 - тот же песок, насыщенный грунтовой водой, 1 арш. 4 вершк. (0,89 м); M-N - линия уровня весенних разливов р.Оки

Однако и эти дополнительные исследования и консультации с геологами не позволили окончательно решить вопрос о происхождении известняка Черепков. Так, геолог Ю.П.Карпинский констатировал моноклинальное залегание здесь каменноугольных известняков, а А.Григоровский полагал, что известняк мог быть привезен человеком [5(с.62-89)]. Подытоживая дискуссию вокруг Черепков, Н.И.Кригер отмечает: "Вокруг геологических характеристик стоянок, в свое время данных ВА.Городцовым, возникла полемика. Некоторые вопросы до сих пор нельзя считать решенными, например, вопрос о неолитической стоянке в пойме Оки у с.Дубровичи... Этот спор может быть решен лишь путем постановки буровых работ, что до сих пор остается неосуществленным" [6(с.28)1.

Для решения вопроса о древности Черепков ВАТородцов использует найденные им кремневые и костяные поделки и обломки глиняной посуды. На основании анализа этого материала он делает следующий вывод: "В общем, все изделия из кремня, кости и глины,

найденные на плотинной постройке Черепков, имеют вполне

характерные черты принадлежности их к неолитической эпохе и ближе всего стоят к изделиям Волосовской стоянки. Ко времени этой последней, вероятнее всего, относится и возникновение плотинной постройки на Черепках" [1(с.196)]. Коллекция из сборов и раскопок В.А.Городцова "плотинной стоянки" Черепки хранится в Государственном Историческом музее (Инв.№ 42686, оп. 109).

Помимо этого нам удалось обнаружить еще одну небольшую коллекцию, состоящую из 71 фрагмента сосудов и нескольких десятков кремневых отщепов и орудий, происходящих с "плотинной стоянки" Черепки. Этот материал собрал в 1930 г. на месте разрушенной "плотинной стоянки" Н.В.Говоров и передал в Рязанский музей ([7J; коллекции Рязанского музея-заповедника, КП 1627, А 448).

Таблица 1 Состав керамического комплекса "плотинной стоянки " Черепки

По составу керамического и кремневого материала эти коллекции очень близки (табл.1). В коллекции В.А.Городцова насчитывается 10 фрагментов с ямочно-гребенчатой орнаментацией, 10 фрагментов волосовских и 4 фрагмента эпохи поздней бронзы. В коллекции Н.В.Говорова - один фрагмент с ямочно-гребенчатой орнаментацией и 2 волосовских. Остальные 172 фрагмента из коллекции ВАГородцова и 68 из коллекции Н.В.Говорова характерны для памятников дубровичского типа бассейна Средней Оки [8(с.ЗЗ-41)].

Таблица 2 Технические приемы орнаментации керамики дубровичского типа

В орнаментации керамики дубровичского типа преобладают ямки различных форм: круглые, овальные, полулунчатые, подкововидные, подтреугольные, квадратные, а также мелкие ямки-наколы (67%). На дне значительной части ямок имеется характерная рубчатость, образованная чаще всего отпечатками веревочки или ткани. Такие отпечатки, получившие в литературе наименование "лапчатых", имеются на 37% всех фрагментов (рис.7. 3,6,10,16,22,23). Оттиски веревочки в виде длинных (рис.7.11,12) или коротких "гусеничных" (рис.7.5,6) отпечатков, в виде мелких червеобразных жгутиков (рис.7.13-15,18), а также отпечатки шнура (рис.7.1,2,3,9) имеются на 29% керамики. Другие технические приемы орнаментации встречаются гораздо реже: отпечатки зубчатого штампа (рис.7.8,17) - на 3%, плоского штампа (рис.7.20) - на 1%, прочерченные линии и короткие нарезки - на 8% керамики (табл.2).

Рис.7. Фрагменты сосудов, найденные на "плотинной стошке" , Черепки

О форме сосудов и системе орнаментации по имеющемуся фрагментарному материалу судить трудно. Отсутствие сколько-нибудь крупных неорнаментированных фрагментов позволяет говорить о сплошном заполнении орнаментом поверхности сосудов. Шейки сосудов чаще всего орнаментированы рядами коротких вертикальных или слабонаклонных оттисков веровочки либо длинными горизонтальными отпечатками веревочки и иногда рядами ямок. На тулове сосуда ямки или отпечатки других штампов расположены горизонтальными поясками, иногда в шахматном порядке, или же образуют сочетания горизонтальных и диагональных рядов, зигзаги, горизонтальные елочки, треугольники и другие геометрические фигуры, которые трудно установить из-за фрагментарности материала. Имеются случаи строчечного расположения ямок в отступающей манере, при которой ямки плотно примыкают в рядах одна к другой (рис.7.10,22).

Подводя итог краткому описанию двух коллекций, происходящих с "плотинной стоянки" Черепки, отметим, что основными отличительными чертами этой керамики являются частое применение ямок, ямчатых вдавлений разных форм и наколов (67%), среди которых большее место занимают "лапчатые" отпечатки (37%), а также широкое использование различных веревочных и шнуровых штампов, которые вместе с "лапчатыми" встречены на 66% всей керамики. Среди орнаментальных мотивов наиболее часто встречаются сочетания горизонтальных и диагональных рядов, выполненных различными штампами, и горизонтальная елочка. Следует также отметить наличие строчечного расположения ямок в отступающей манере и волнообразных краев сосудов.

Среди кремневых изделий много крупных пластинчатых отщепов и орудий из них, в основном ножей. Имеются скребки разных форм при преобладании скребков с прямыми рабочими краями, встречаются угловые скребки-резчики, ложкари. Характерны сверла с грушевидными рукоятками. В целом кремневый инвентарь носит ярко выраженный энеолитический облик, характеризующий волосовскую кремневую индустрию, широко распространенную в Волго-Окском междуречье.

Керамика и кремневый инвентарь, аналогичные найденным на "плотинной стоянке" Черепки, характерны и для ряда других памятников бассейна Средней Оки, объединяемых нами в памятники дубровичского типа [8(с.ЗЗ-41)].

Для определения возраста керамики дубровичского типа приведем некоторые данные о ее стратиграфическом соотношении с другими керамическими комплексами. На стоянках Средней Оки она залегает либо совместно с волосовской керамикой, например на стоянке Совка 2 [8(с.35)], на полу длинных жилищ стоянки Шагара 1 [9(с.31, рис.4)1, либо выше ее - на стоянках Большой Лес 2 [10(с.195-197)] и Владычинская-

Береговая I (11(с.83)]. Отмечено также совместное залегание керамики дубровичского типа (1-я группа) с ранней керамикой шагарского типа (2-я группа) на таких стоянках, как Беломутово 3 и Совка 2 (8(с.34-35)], Тюрвищи 3, Ивановское охотхозяйство 2 и др. Слои с керамикой шагарского типа имеют серию радиоуглеродных дат в пределах XXIII-XVII вв. до н.э. [12(с.42-53>].

Приведенные данные позволяют синхронизировать памятники дубровичского типа с памятниками развитого и отчасти позднего этапов волосовской культуры (по Д.А.Крайневу [13(с.14)], а также с ранними шагарскими памятниками Озерной Мещеры и отнести время их существования ко второй половине III - началу II тысячелетий до н.э. Таким образом, ВАГородцов был прав, отнеся "плотинную стоянку" Черепки в целом ко времени Волосовской стоянки.

Приступая к исследованию Черепков, мы ставили перед собой следующие основные задачи, решение которых, по нашему мнению, должно было помочь глубокой и всесторонней разработке проблем этого уникального памятника:

изучение геолого-геоморфологического строения пойменного массива Черепков;

исследование характера залегания известняка Черепков и его стратиграфического соотношения с аллювиальными отложениями;

изучение культурных отложений и их соотношения с известняком Черепков и аллювием причленяющейся к нему поймы;

палеогеографическая реконструкция ландшафта Черепков на время обитания древнего человека.

Для решения этих задач были использованы материалы геологической и геоморфологической съемки территории, проведена крупномасштабная топографическая съемка и изучен современный ландшафт, заложено 14 буровых скважин и 4 шурфа.

Долина Оки на исследуемом участке врезана в коренные породы преимущественно палеозойского и мезозойского возрастов. Борта сложены глинами и песками верхней юры с несогласно залегающими на них песчаными отложениями мела и неогена (плиоцена). Днище долины выработано в известняках подольского горизонта среднего карбона с подчиненными глинисто-песчаными прослоями (рис.8). Четвертичные отложения представлены на водоразделах мореной днепровского оледенения, сложенной суглинками и песками с валунами. На правобережье Оки хорошо развит террасный комплекс из трех высоких надпойменных террас, осложненных оврагами, балками и оползнями. На левобережье развиты только две широкие надпойменные террасы -пологие, низкие и преимущественно песчаного состава. Днище долины

выполнено аллювием голоценового возраста мощностью в среднем около 12 м (максимальная - до 20 м) [14(с.125)],

Территория, занимаемая памятником, в геологическом и геоморфологическом отношениях весьма примечательна. Это участок средней, основной, поймы высотой 5-5,5 м, осложненный небольшими, овальными в плане останцами древней поймы и изолированный от окружающей территории замкнутой системой озер, старичных заболоченных понижений и проток. Это единая замкнутая система, элементы которой находятся на разной стадии развития и различно выражены в современном ландшафте. Меженный уровень озер поднят над уровнем Оки на 1,4-4,2 м. Озера Долгое и Большой Спудок параллельны и протяженны, имеют разницу отметок уреза около 3 м и довольно крутые задернованные береговые уступы; соединены на востоке узкой протокой с двумя округлыми озерками под общим названием Восточная Музга с пологими заболоченными низкими берегами. Уровень воды в них ниже, чем в Большом Спудке, и выше, чем в озере Долгом. На западе система замыкается узкой протокой и озерком Западная Музга, имеющим неправильную форму и приволоченные берега и, видимо, соединенным в недавнем прошлом с озером Большой Спудок, а в настоящее время отделенным от него неглубоким и сухим плоскодонным понижением (см. рис.2).

По периферии пойменного массива, сопряженно с озерами, расположены останцы высокой древней поймы с превышением над основным уровнем поймы на 1,5-2 м. Среди останцов в северозападной части пойменного массива выделяется "холм" с выходами щебенки, обломков и плит известняка, что является само по себе для поймы Средней Оки фактом редким и труднообъяснимым. Поверхность его неровная, осложнена ямами и носит следы активной разработки.

Строение известнякового холма Черепков и аллювия причленя-ющейся к нему поймы исследовано через заложенные в нем шурфы.

Шурф 1 заложен в центральной части известнякового холма Черепков, на дне ямы, образовавшейся в результате выборки известняка крестьянами. Высота ямы над урезом Оки составляет 5 м. Горизонты не имеют выдержанной мощности. Глубины даны по среднему створу северной стенки шурфа:

0,00-0,10 м - дернина;

1) 0,10-1,15м - суглинок легкий, темно-серый, гумусированный, с обилием щебня известняка: нижняя граница карманообразная; горизонт включает две линзы ограниченного простирания;

0,22-0,55 м - линза песка светло-желтого, тонкомелкозернистого, с обилием щебенки известняка;

0,55-1,0м - линза суглинка среднего, темно-серого, интенсивно гумусированного, с обилием щебенки известняка;

2) 1,15-1,80м - песок слабосуглинистый, светло-желтый, тонкомелкозернистый, с обилием щебенки известняка, нижняя граница волнистая;

3) 1,80-2,70 м - щебенка известняка с заполнением слабо гуму-сированного суглинка; горизонт включает две линзы, имеющие ограниченное простирание;

1,80-2,0 м - короткая линза интенсивно гумусированного, слабосуглинистого песка;

1,80-1,88м - линза щебенки известняка с резкими верхней и нижней границами;

4) 2,70-3,20 м - известняк плитчатый (толщина плит до 15 см), плотный, трещиноватый, местами окремнелый; плиты залегают с падением 21-26° к северо-востоку, между плитами - пестроцветный алеврит зеленовато-серого и розового цветов. Вода появляется на глубине 3,10 м.

В горизонте 3, на глубине 2,05 м, встречен небольшой фрагмент венчика сосуда, орнаментированный кольцевыми ямками.

Отложения горизонтов 1-3 мощностью до 2,7 м представляют собой продукт разрушения плитчатого известняка, смешанного с остатками культурного слоя. Ниже вскрыт в естественном залегании плитчатый известняк с окремнелостями и подчиненными маломощными прослоями зеленовато-желто-розовых глин, с выдержанной трещиноватостью и характерным падением пластов к северо-востоку 21-25°.

Шурф 2 заложен в 48 м к западу от шурфа 1, на среднем уровне поймы. Высота над урезом Оки - 5,25 м. Горизонты: 0,00-0,0<> .,!. дернина;

1) 0,04-0,30 м - суглинок легкий, горизонтально-слоистый, с прослоями палевой супеси и бурого суглинка, с пятнами ожелезнения; с глубиной слоистость ослабевает; с нижележащим горизонтом граница четкая;

2) 0,30-0,62 м - суглинок средний, комковатой структуры, темно-серый, слабоопесчаненный; гумусовый горизонт погребенной почвы (пойменной луговой);

3) 0,62-0,68 м - суглинок средний-легкий, буровато-серый, непрочной мелкокомковатой структуры, со следами ожелезнения и оглеения, единичны включения гравия;

4) 0,68-0,96 м - суглинок средний-легкий, темно-серый, зернистой структуры, со следами оглеения, граница с нижележащим горизонтом четкая; гумусовый горизонт погребенной (серой лесной) почвы;

5) 0,96-1,50м - суглинок средний-легкий, неравномерно окрашенный, в целом светло-бурый, ореховато-комковатой структуры в верхней части, с включением серой пластичной глины в нижней части;

6) 1,50-1,78м - суглинок средний-тяжелый, буровато-серый, оглеен-

ный, комковатой структуры, с обилием углей; гумусовый горизонт погребенной (серой лесной) почвы;

нижележащие горизонты, вскрытые скважиной:

7) 1,78-2,90 м ,- суглинок тяжелый, серовато-бурый, плотный, орехо-вато-призматической структуры, с включением угля, в нижней части сильно опесчанен;

8) 2,90-3,30 м - светло-коричневый суглинок, опесчаненный;

9) 3,30-3,70м - глины сильноопесчаненные, сизо-серые, иловатые. На глубине 1,5-2,7 м встретилась керамическая крошка.

Отложения горизонта 1 представлены современным аллювием последних столетий. Отложения горизонтов 2-7 относятся к аллювию внутренней зоны поймы и включают три погребенные почвы: верхняя - луговая, две нижние - серые лесные. Положения их гумусовых горизонтов: горизонта 3 - 0,3-0,62 м, горизонта 4 - 0,68-0,96 м, горизонта 6 - 1,5-1,78 м. Отложения горизонтов 8-9, видимо, относятся к аллювию переходной фации - береговой зоне древней старицы.

Шурф 3 заложен на северном склоне останца, в 36 м к северо-западу от шурфа 1. Высота над урезом Оки - 6,70 м.

0,00-0,08 м - дернина;

1) 0,08-0,28 м - суглинок легкий, гумусированный, буровато-серый, мелкозернистой структуры, с включением угля, точечным ожелезнением; нижняя граница волнистая;

2) 0,28-0,60 м - суглинок легкий - супесь, белесовато-желтый, с точечным ожелезнением;

3)0,60-1,35м - песок тонкомелкозернистый, темно-серый, гумусированный, слюдистый, рыхлый, с включениями угля, неоднородно-глинистый; глинистость и гумусированность ослабевают книзу;

4) 1,35-1,45м - песок тонкомелкозернистый, глинистый, неравномерно окрашенный, с пятнами серого цвета, нижняя граница волнистая;

5) 1,45-2,10м - песок тонкомелкозернистый, буровато-желтый, плотный;

6) 2,10-2,90 м - горизонтально-слоистая толща: чередование прослоев рыхлого, светло-желтого песка (мощностью 0,03-0,30 м) и песка бурого, суглинистого, с внутренней волнистой слоистостью (мощностью прослоев до 0,18м).

Горизонты 1-3 включают единичные мелкие фрагменты лепной керамики плохой сохранности, керамическую крошку и кремневые отщепы. Их генезис проблематичен и, вероятно, связан с размывами поверхности. Горизонты 4-6 относятся к приречной и прирусловой фации.

Шурф 4 заложен в 38 м к западу от шурфа 1, у подножия останца на основном уровне поймы. Высота над урезом Оки - 5,4 м. 0,00-0,04 м - дернина;

1) 0,04-0,20 м - горизонтально-слоистая толща: чередование прослоев супеси, суглинка; в верхней части слабо гумусирован, с мелкозернистой структурой;

2) 0,22-0,48 м - суглинок средний-легкий, слабо гумусированный;

3) 0,48-0,69 м - суглинок средний-легкий, буровато-серый, гумусированный, зернистой структуры;

4) 0,69-1,24 м - суглинок светло-бурый, средний-легкий, с обильной присыпкой кремнезема;

5) 1,24-1,89м - суглинок средний, светло-бурый, неустойчивой структуры, с единичными включениями серой пластичной глины, по контакту с вмещающим суглинком ожелезнением;

6) 1,89-2,25м - суглинок буровато-серый, средний-тяжелый, насыщен углем и керамической крошкой, глыбистой структуры, со следами оглеения;

7) 2,25-2,65 м - суглинок тяжелый, пятнисто-окрашенный: сочетание бурых и сизых пятен разной тональности за счет оглеения и ожелезнения; внизу по разрезу постепенно переходит в опесчаненную глину.

На глубине 1,89-2,35 м встречены кремневые отщепы, единичные мелкие фрагменты толстостенных сосудов с примесью в тесте песка и органики, орнаментированные ямчатыми вдавлениями. Уголь, взятый с глубины 2,0-2,2 м, датируется 4720±400 лет назад (ИГАН 543).

Отложения горизонта 1 представлены современным аллювием. Ниже вскрыты три погребенные почвы: верхняя - луговая, две нижние - серые лесные. Положения их гумусовых горизонтов: горизонта 2 - 0,22-0,48 м, гор. 3,6- 0,48-0,69 м, гор. 6 - 1,83-2,25 м.

Итак, наш ;ми исследованиями установлено естественное залегание известняка. В основании холма монолитом лежит плитчатый, местами окремнелый известняк, с выдержанной трещиноватостью и падением пластов, к северо-востоку, составляющим 21-26°. Блоки известняка перекрыты более чем двухметровой толщей известняковой щебенки с обломками плит. Такие известняки относятся к отложениям подольского горизонта среднего карбона и широко развиты в долине Средней Оки (см. рис.8).

В формировании рельефа каменноугольных отложений большую роль играли тектонический фактор и мощные эрозионные размывы. В результате поверхность известняковых отложений сильно расчленена и имеет большие перепады рельефа. Возможно, один из сохранившихся по ряду причин эрозионных гребней известняка и послужил основанием, "ядром", участка высокой поймы, аллювиальные отложения которой плащеобразно облекли склоны. Можно допустить, что в позднечетвертичное время при формировании современного дна Оки, сопровождавшемся мощными разливами и аккумуляцией, известняковый гребень был смещен. Однако общее для данного участка Оки высокое залегание кровли известняков

среднего карбона при общем падении на северо-восток, скорее, свидетельствует о положении известняка in situ.

По данным крупномасштабной геологической съемки (Фонды ПГО Центргеология, 1980 г.), кровля каменноугольных отложений в пойме Оки залегает в среднем на глубине до 4 м, а, по Ю.П.Карпинскому, в районе с.Дубровичи - на уровне меженного уровня Оки [5(с.80)]. Нашими исследованиями установлено положение известняковых блоков на Черепках на глубине 2,5-3,0 м от поверхности, а известняковая щебенка залегает прямо с поверхности.

Геолого-геоморфологические исследования урочища Черепки установили фациальный и литологический состав аллювия, слагающего основные уровни поймы (рис.9). В условных обозначениях к геолого-геоморфологическим профилям, пересекающим пойменный массив, дана подробная характеристика аллювия пойменных фаций. Остановимся лишь на тех его чертах, которые важны для проведения палеоландшафтных реконструкций.

Высокая, древняя, пойма, представленная небольшими по площади останцами, имеет преимущественно песчаный состав. На уплощенной вершине останца песчаные отложения перекрыты щебнем с разными заполнениями или смешаны с ними. Рыхлый, местами слабоглинистый песок, залегающий на склонах останца, включает в верхней части горизонт с культурными остатками (шурф 3) и перекрывается суглинками и супесями. Песчаные отложения достигают большой мощности и полностью не вскрыты скважинами. Генезис этих отложений - прирусловой и частично русловой. Это "каркас", основание, поймы.

Средняя, основного уровня, пойма, сложена преимущественно суглинками с повсеместно развитыми тремя погребенными почвами ( шурфы 2,4). Две нижние погребенные почвы - серые лесные; при этом самая нижняя - местами глеевая (скважины 12,13), что связано с переувлажненными условиями узкого понижения, протянувшегося вдоль южного подножия останца. Слабо прослеживающееся в современном рельефе, оно было принято В.А.Городдовым за сильно оплывший ров. Верхняя погребенная почва перекрыта маломощным современным слоистым аллювием и является пойменной луговой почвой (шурфы 2,4). В погребенном состоянии она занимает небольшие площади, а в основном имеет дневное положение, представляя современный почвенный покров.

Суглинистый аллювий с тремя погребенными почвами разных типов формировался вдали от русла Оки, в глубине пойменного массива. Этот процесс носил прерывистый характер: периоды медленного накопления суглинков чередовались с периодами стабилизации поверхности поймы и развития почвенного покрова, которые, в свою очередь, прерывались резко возрастающими темпами накопления аллювия в виде супеси и песков. Такая периодичность формирования аллювия связана с изменениями

гидрологического режима территории и могла быть вызвана разными причинами: изменением климата, тектоническими движениями, антропогенными воздействиями и смещениями русла Оки. Отсутствие точных данных позволяет говорить лищь о примерном возрасте этих отложений, опираясь на присутствие в них археологического материала и полученные ранее данные о возрасте погребенных почв на других участках поймы долины Оки (15(с.123-128)].

Первая, нижняя, погребенная почва по облику близка к серой лесной, но ее генезис и датировку еще предстоит уточнить. Полученная для этой почвы радиоуглеродная дата (ИГАН 543) - 4720+400 лет назад (шурф 4) -имеет очень большую измерительную погрешность и не согласуется с археологическими данными. Присутствие в нижней части почвы и в подстилающем горизонте керамики дубровичского типа не позволяет датировать эти отложения ранее середины - второй половины III тысячелетия до н.э.

Более определенно можно говорить о двух вышележащих погребенных почвах. По своему положению в пойменном аллювии эти почвы - луговая и серая лесная - могут быть сопоставлены с первым и вторым основными уровнями погребенных почв, повсеместно распространенных в пойменных отложениях Средней Оки. Формирование верхней погребенной пойменной луговой почвы, по нашим данным, началось в интервале 500-300 лет назад, а время погребения - от 300 до 0 лет назад. На некоторых участках поймы она продолжает развиваться и в настоящее время. Формирование серых лесных почв связано с "лесным" периодом в развитии среднеокской поймы, имеющим сложную историю. Хронологические рамки этого периода еще предстоит уточнить [1б(с.74)]. Завершающий этап "лесного" периода окской поймы представлен вторым основным уровнем погребенных почв, время формирования которого находится в пределах 1800-800 лет назад. К этому периоду, по-видимому, относится и вторая серая лесная почва в пойменном аллювии Черепков.

Суглинистый аллювий фации внутренней зоны накопления с погребенными почвами подстилается горизонтально переслаивающимися песками, суглинками и глинами, относящимися к ленточной фации прирусловой зоны поймы Оки. Эти отложения формировались вблизи русла Оки, прижатого в то время к левому борту долины. Присутствие в верхней части отложений прирусловой зоны керамики дубровичского типа позволяет отнести конец их формирования ко второй половине III теся-челетия до н.э. В это время русло Оки окончательно отходит от пойменного массива Черепков.

Весь комплекс работ, проведенный нами на Черепках, позволяет проследить историю развития ландшафта изучаемой территории и наметить

основные этапы ее освоения человеком за последние 4-5 тысяч лет. Наши результаты в значительной степени подтвердили и уточнили предположения и выводы ВАТородцова, обладавшего большой научной интуицией и сделавшего смелую попытку реконструировать природную среду обитания древнего человека на Черепках. Однако отсутствие данных палинологического анализа погребенных почв, старинных отложений и культурных слоев делает предлагаемую реконструкцию ландшафта урочища Черепки в известной степени предварительной.

Первоначальный вид известнякового останца Черепков значительно отличался от современного. Размеры его соответствовали площади распространения плитчатого известняка, которая, по данным шурфовки и бурения, не превышает 15x25 м. Естественное, а затем искусственное разрушение останца привело к тому, что площадь перекрывающего его щебеночного материала с отдельными оторванными от монолита обломками плит стала составлять около 45x30 м. При этом щебенка и обломки плит на значительной площади лежат на аллювиальных отложениях, куда они могли быть перемещены как в результате естественного разрушения плитчатого известняка, так и под воздействием человека. Принимая во внимание значительную массу щебеночного материала, перекрывающего площадь залегания плитчатого известняка более чем в 3 раза, и более низкий в прошлом уровень поймы, можно считать, что до начала эксплуатации известняковый останец возвышался над поймой не менее чем на 4-5 м.

Столь необычное для данной местности природное явление, как холм с выходами известняка, возвышающийся на 4-5 м, не мог не привлечь внимания древнего человека. Поэтому неудивительно, что наиболее ранние признаки его посещения - единичные находки ножевидных пластин и фрагментов керамики с ямочно-гребенчатым орнаментом, найденные на Черепках, относятся к мезолиту и неолиту. Подавляющая часть находок, сделанных на Черепках, характерна для памятников дубровичского типа бассейна Средней Оки (2-я половина III - начало II тысячелетий до н.э.). Именно к этому времени следует отнести и наиболее активную эксплуатацию известнякового останца Черепков.

Посещая Черепки, человек не мог не обратить внимание на встречающийся в известняке кремень, столь редкий для долины Оки. Именно это, с нашей точки зрения, должно было привести человека к разработкам холма. Нам представляется, что эксплуатация известнякового останца происходила следующим образом. Чтобы добраться до кремня, человек был вынужден углубляться в останец, выламывая плиты и разбивая их в щебенку. В результате была переработана и выбрана вся средняя часть холма, а обломки плит и щебенка перемещены на его склоны и прилегающую к нему пойму.

В то время русло Оки находилось вблизи от Черепков и паводки регулярно перекрывали весь холм. Условий для существования стационарного

поселения на Черепках еще не было, а шла активная разработка известняка с целью добывания кремня. Во время паводков выбранные котлованы постоянно заносились песком и щебнем, перемешивающимися с культурным слоем. Такое строение центральной части холма наблюдал ВА.Городдов в разрезах ям, вырытых крестьянами. Аналогичная картина зафиксирована нами в шурфе 1, в котором до глубины 2,5 м (от уровня дна ямы) среди щебня постоянно встречались линзы куль-турного слоя, а на глубине 2,05 м найден фрагмент керамики.

Ямы, выбранные в известняке, могли быть приспособлены под жилища, как считал В.А.Городцов, или под другие цели. Часть ям, по-видимому, использовалась для хранения добытого кремня. Именно этим можно объяснить сообщения крестьян о громадном количестве кремня в некоторых ямах, который "... сыпали лопатами на воз ..." [1(с.180)]. Единственная яма, раскопанная В.А.Городдовым в центре холма, имела диаметр в верхней части 2,8 м, в днище - около 1,5 м и глубину до 1 м. На дне ямы был выложен круг из 7 крупных известняковых камней с сильно закопченной поверхностью, восьмой камень находился в центре круга. Небольшие размеры и характер наполнения ямы позволяют усомниться в правомерности считать ее жилищем. Скорее всего, эта яма была производственным сооружением или имела культовое назначение.

В дальнейшем яма постепенно заполняется культурным слоем. Прослойки песка в верхней части свидетельствуют о еще высоких, но, может быть, не столь мощных, как ранее, паводках, которые способствовали довольно быстрому ее заполнению. Паводки снивелировали поверхность ямы, после чего над ней возник очаг и стал накапливаться культурный слой. Такая стратиграфия позволяет отнести раскопанную ВАГородцо-вым яму к раннему этапу освоения Черепков.

На завершающем этапе активной эксплуатации останца Ока отошла к правому борту долины, и территория Черепков долгое время не заливалась. На относительно ровной, снивелированной паводками предыдущего периода площадке известнякового останца возникает стационарное поселение и накапливается довольно мощный (до 0,63 м) культурный слой, который В.А.Городцов наблюдал во многих местах поверх щебенки. На этом этапе активные разработки известняка, по-видимому, уже не ведутся, так как кремнийсодержащая порода оказалась погребенной под мощным слоем отработанной щебенки и песка.

Особо следует остановиться на возможности использования известняка древним человеком для строительных целей. В.А.Городцов был уверен в том, что весь холм сложен руками человека, что вокруг него существовала кольцевая стена, а жилища изнутри были выложены известняковым камнем.

Возможность специального сооружения древним человеком искусственной кольцевой стены вокруг холма весьма сомнительна. Однако можно допустить, что при разборке средней части холма человек действо-

вал целенаправленно, укладывая выломанные известняковые плиты и щебенку в определенном порядке на склонах и у подножия холма. В ряде случаев В.А.Городцов мог принять за искусственную кладку естественное залегание плитчатого известняка.

Таким образом, вывод В.А.Городцова о рукотворном происхождении всего холма не подтвердился. Однако не вызывает сомнения, что слагающий его известняк был существенно переработан древним человеком, сам холм в значительной степени перестроен, и вполне вероятно, что древний человек использовал известняк для строительных целей.

Фациальный анализ аллювия поймы, изучение современного и погребенного рельефов позволили провести реконструкцию природного ландшафта всего пойменного массива урочища Черепки на завершающем этапе активного освоения известнякового останца древним человеком. Дневная поверхность на этот период реконструируется по уровню залегания нижней погребенной серой лесной почвы. Соответственно средняя пойма была ниже современной на 0,8-2 м, а рельеф местности - значительно контрастнее (рис.9,10). Удаленность от Оки способствовала стабилизации поверхности и развитию почвенного покрова.

Положение древних водоемов реконструируется по данным шурфовки и буровым. Следы древней старицы, занимающей центральное положение на средней пойме, установлены по скважине 11. У южного и западного подножий останца в современном рельефе слабо прослеживаются следы узкой протоки, концы которой сохранились до настоящего времени у озер Долгое и Восточная Музга. Первоначально она была замкнута и соединяла озера Долгое и Западная Музга. Разрыв ее средней части произошел незадолго до возникновения на останце поселения. Об этом свидетельствуй г отложения, вскрытые шурфом 4, - тяжелые оглеенные глины с присутствием органики, подстилающие серую лесную почву.

Таким образом, в период существования поселения территория Черепков выделялась еще большей обводненностью: замкнутая или полузамкнутая система озер дополнялась старичным озером в центре и периодически действующей протокой, временами полностью изолирующей холм от прилегающей местности. В этом наши исследования подтверждают палеогеографическую реконструкцию В.А.Городцова: Черепки действительно являлись "... естественной крепостью, обведенной со всех сторон непрерывным водяным рвом" [1(с.188)]. Отметим, что в расположении памятников конца III - начала II тысячелетий до н.э. бассейна Средни Оки также наблюдается тенденция занимать естественно изолированные или возвышенные над прилегающей местностью участки. По-видимому, это было связано с желанием древнего человека обезопасить свои поселения с учетом сложной этнокультурной обстановки на Средней Оке. Особенно четко такая ландшафтная приуроченность памятников проявляется в расположении поселений с керамикой шагарского типа

Озерной Мещеры. Причем на одном из них - Шагаре 5 - были выявлены оборонительные сооружения в виде вала и рва, датированные радиоуглеродным методом XX-XVIII вв. до н.э. [12(c.42-45)J.

Период активного освоения Черепков завершается на рубеже III-II тысячелетий до н.э. После этого человек лишь изредка посещает останец, о чем свидетельствуют найденные на нем единичные фрагменты керамики эпохи бронзы - начала раннего железного века. Ландшафт этого времени существенно не отличался от ландшафта предыдущего периода. Однако в силу меняющегося гидрологического режима пойма и пологие склоны останца постепенно перекрываются позднеголоценовым аллювием. Периоды затопляемости территории полыми водами и накопления пойменного аллювия сменялись периодами, когда эта территория практически не заливалась. В это время происходили стабилизация поверхности и формирование сначала серой лесной (около 1800-800 лет назад), а затем - пойменной луговой (около 500-300 лет назад) почв.

В последние столетия отдельные участки поймы в связи с усилением антропогенного фактора перекрываются молодым слоистым аллювием. Из-за значительных скоростей его накопления на пониженных участках рельеф местности становится еще более сглаженным, а озера заносятся илами. Уровень воды поднимается, они постепенно мелеют и заболачивают местность. Старичные озера, обрамляющие Черепки, находятся на последней стадии развития. Отметим, что еще в 70-е годы прошлого века, до проведения дренажных работ, Черепки и вся прилегающая к ним местность была "замкнута топкими болотами и озерами ... и считалась малодоступной" [l(c,170)J.

Останец, F прошлом так величественно и привлекательно возвышавшийся над окружающей территорией, сейчас значительно снижен, выпо-ложен и разрушен.

ЛИТЕРАТУРА

1. Городцов В А Жилища неолитической эпохи в долине р.Оки в связи с открытиями в окрестностях с.Дубровичи Рязанского уезда // Тр. VIII Археологического съезда. - М., 1897. - Т. 3.

2. Городцов В.А Археология. Т. 1: Каменный период. - М. - Пг., 1923.

3. Брюсов А.Я. Очерки по истории племен европейской части СССР в неолитическую эпоху. - М., 1952.

4. Городцов В.А. К вопросу об установлении натурального масштаба времени по аллювиальным отложениям в долинах рек окской системы // Тр. САИАИ. -1928. - Т. 2.

5. Карпинский Ю.П. Каменноугольные отложения южной котловины Окско-Цнинского вала // Изв. Моск. геолог, треста. -1937. - Т. 4.

6. Кригер Н.И. Василий Алексеевич Городцов и геология // В сб.: Проблемы изучения древних культур Евразии. - М.: Наука, 1991.

7. Говоров Н.В. Отчет о разведке в сс.Шумашь, Дубровичи, Алеканово весной 1930 года: Рукопись. - Этнологический архив Рязанского историко-архитектурного музея-заповедника. - Кн. 17. - № 411.

8. Фоломеев БА К вопросу о памятниках "дубровичского типа" бассейна Сред-ней Оки // Краткие сообщения Института археологии. - 1975. - Вып. 141.

9. Каверзнева Е.Д.' Керамика Озерной Мещеры эпохи энеолита - ранней бронзы//Древности Оки: Тр. ГИМ. - 1994. - Вып. 85.

10. Фоломеев Б А и др. Опыт реконструкции природного ландшафта древнего поселения / Б.А.Фоломеев, М.П.Гласко, М.Н.Валуева // Новые материалы по истории племен Восточной Европы в эпоху камня и бронзы: Тр. ГИМ. - 1985. -Вып. 60.

И. Цветков» И.К., Кравцов А.Е. Керамика неолитической стоянки Владычин-ская- Береговая I // Советская археология. - 1982. - № 2.

12. Сулержицкий Л.Д., Фоломеев БА Радиоуглеродные даты археологических памятников бассейна Средней Оки // В сб.: Древние памятники Окского бассейна. -Россия, 1993.

13. Крайнев ДА. Волосовская культура // Археология СССР. Эпоха бронзы лесной полосы СССР. - М.: Наука, 1987.

14. Асеев АА Палеогеография долины Средней и Нижней Оки в четвертичный период.-М.: Изд-воАН СССР, 1959.

15. Александровский А.Л. и др. Археолого-географические исследования погребенных пойменных почв как геохронологических уровней второй половины голоцена (на примере поймы Средней Оки) / А.Л.Александровский, М.П.Гласко, Б.А. Фоломеев // Бюл. комиссии по изучению четвертичного периода. - 1987 -№56.

16. Хотинский НА и др. Археолого-палеогеографические исследования на Средней Оке / Н.А.Хотинский, Б.А.Фоломеев, М.А.Гуман // Советская археология. - 1979. - № 3.

 

Nuralis.RU © 2006 История народа | Главная | Словари