Как рождаются смыслы
Безусловно, мы можем и не догадываться за всю историю мира, где в каждой отдельно взятой стране. Мы можем лишь предпологать
Археология

История археологически...

Новости археологии

Публикации по историче...

До 1240г.

1240—наше время

Архивное дело

Архитектура и зодчеств...

Галерея замечательных ...

Генеалогия

Геральдика

Декоративно–прикладное...

Журналистика

Изобразительное искусс...

История

История культуры

Книговедение и издател...

Коллекционер

Краеведение

Литература

Музейное дело

Музыкальная культура и...

Наши конкурсы

Образование

Периодические издания

Православная культура

Природные комплексы

Промыслы и ремёсла

Разное

Театр

Топонимика

Фольклор и этнография



Археологические памятники окского бассейна. (Выпуск посвящен 135-летию со дня рождения В.А.Городцова), Россия, 1996 г.

ЯМНО-КАТАКОМБНАЯ ПРОБЛЕМА В СВЕТЕ СОВРЕМЕННЫХ ПРЕДСТАВЛЕНИЙ

П.И. Шишлина

Изучение проблем генезиса, периодизации и хронологии культур эпохи бронзы Евразийской Степи продолжает оставаться традиционным направлением исследований многих ученых.

Начало ему было положено в классических трудах русского археолога В.А.Городцова, первым в начале XX века выявившего хронологическую последовательность степных культур эпохи бронзы - ямная, катакомбная,

срубная. Под сменой культур В.А.Городцов подразумевал и смену населения. Пришлый характер происхождения катакомбной культуры не вызывал у него сомнения. Исследуя Изюмские, Бахмутские и другие курганы, он первым обратил внимание на погребения, в которых "ориентировка, и положение, и окраска костяка, и, наконец, инвентарь оказались сходными с самыми типичными донецкими катакомбными погребениями. Но покойник лежал как будто бы не в катакомбе, а в яме" [1]. Такие ямные погребения с катакомбным инвентарем он определил как "явление случайное и сомнительное" [1].

Возникшая таким образом проблема ямно-катакомбных памятников впредь будет сопутствовать проблеме происхождения культур бронзового века, ставшей принципиальной в довоенное время. Именно тогда в центре внимания ученых оказались погребальные обряды носителей культур эпохи бронзы Степи, что во многом определило общий подход к теме.

Ряд довоенных исследователей пришли к убеждению, что катакомбная культура сложилась на базе ямной [2,3]. "Катакомбная культура произошла из ямной путем постепенного развития последней", - писала О.А.Кривцова-Гракова. Ямные же погребения, обладавшие признаками обеих культур, были отныне узаконены как "явление закономерное и относительно часто повторяющееся" [3]. Да и могло ли быть иначе при постулировании генетической связи между носителями ямной и катакомбной культур?

В решении проблемы происхождения этих культур возобладала точка зрения об автохтонном развитии населения степей в эпоху бронзы и генетической связи всех трех культур, рассматриваемой сквозь призму стадиальной концепции, для которой характерно повышенное внимание к эволюционизму и автохтонизму. Теория миграций, наоборот, в то время наукой практически была отвергнута.

Археологические материалы из раскопок послевоенных лет рядом исследователей были использованы для подтверждения ранее выдвинутых гипотез [4-6].

Таким образом, закономерно сложилась ситуация, суть которой правильно подмечена Л.С.Клейном [7]: сам термин "ямно-катакомбная культура" предполагает, что ямная и катакомбная культуры - всего лишь разные этапы эволюции одной и той же суперкультуры, доказательством чего и служили, по мнению исследователей, погребения переходного типа, сочетающие в своем обряде черты двух разных культур.

Однако расширение географии исследований и накопление материала позволили ряду ученых выступить с критикой автохтонной теории эволюции культур эпохи бронзы и предложить взамен практически прогивоположный по смыслу взгляд на их происхождение и развитие. Этому способствовало и возрождение теории миграций древних народов.

Так появилась и заняла свое место в науке гипотеза о миграционном происхождении катакомбной культуры, сторонники которой Л.С.Клейн,

М.И.Артамонов, В.А.Фисенко, впрочем, абсолютизировали роль миграций в истории, что сделало их построения слишком схематичными и отвлеченными. М.И.Артамонов выводил носителей катакомбной культуры с Северного Кавказа [8], Л.С.Клейн - с Балканского полуострова, связывая их появление в южно-русских степях с движением племен круга воронковид-ных кубков [9]. В.А.Фисенко решающую роль в формировании предкавказской катакомбной культуры отводил группе племен, родственных носителям куро-аракской культуры, которые, пройдя через Закавказье, попали в район Северо-Западного Прикаспия и там обосновались [10]. При таком подходе погребения ямно-катакомбного типа впервые были названы смешанными, возникшими в ходе взаимодействия культур, носители которых проживали на одной территории; генетическое звено между двумя культурами было изъято.

Таким образом, активно разрабатывалась точка зрения, согласно которой, ямно-катакомбные памятники следует считать маргинальными. Как верно было отмечено Л.С.Клейном, они выявлены на периферии катакомбного мира, в контактных зонах, где носители двух культур могли активно взаимодействовать друг с другом. А хронологически эти памятники заняли промежуточное положение между основными культурами Степи эпохи бронзы - ямной и катакомбной. Содержание смешанных памятников рассматривалось сквозь призму активно разрабатываемых историко-культурных схем для тех или иных регионов и оценки исторического процесса как сугубо дискретного. Сохранение самого термина "ямно-катакомбные памятники" как бы подчеркивало их хронологическую позицию, обусловленную определенными историческими явлениями в С' JFIH во второй половине III тысячелетия до н.э.: диффузией, адаптацией, аккультурацией в среде проживавших там народов.

К концу 60-х годов основным достижением в изучении вопроса происхождения катакомбной культуры явилось "признание существования не вариантов одной культуры, а самостоятельных катакомбных культур" [11], что определило поиск прототипов каждой из них в отдельности. В связи с этим первостепенную роль приобрело осмысление характера становления культур катакомбного круга в Нижнем Поднепровье, Прикубанье, Приазовье и других районах, где зафиксированы самые ранние памятники.

Изучение проблемы генезиса катакомбных культур на новом уровне не могло не отразиться на ямно-катакомбной проблематике. Главной задачей стало определение Для конкретных регионов соотношения диагностирующих, культурно-определяющих, признаков не только ямной и катакомбной, но и других выделенных впервые культур финала эпохи ранней бронзы. Системный подход к памятникам смешанного типа разных регионов открыл новую страницу в изучении ямно-катакомбной проблемы.

Дискуссии вокруг происхождения катакомбной культуры выдвинули на первый план необходимость поиска прототипов ее основных компонентов и в первую очередь своеобразного погребального сооружения - катакомбы, а также особых форм керамики (курильницы, кубка), обряда деформации черепов и др. Становление этого блока взаимосвязанных диагностических культурных признаков происходило, по мнению ряда ученых, в рамках культурных горизонтов, например предкатакомбного, или культур, например, Новотатаровской и старосельской.

Анализируя материалы Прикубанья, В.А.Трифонов выделил предкатакомбный горизонт, характеризующийся "внутренней перестройкой ямной общности" [12]. Являясь обособленной культурной группой, пред-катакомбные погребения, по мнение автора, все-таки как-то были связаны и с позднеямными (общая форма могил, тризна, повозки на заплечиках ям) и с раннекатакомбными (общие позы, жертвенники из костей барана, костяные булавки) и потому могут рассматриваться как следствие возможной смены предшествующего населения и начала формирования собственно катакомбной культуры. Такие погребения как бы завершают все ямные локальные стратиграфические колонки.

Проблема предкатакомбного горизонта также привлекла внимание В.А.Сафронова и Н.А.Николаевой. Исследуя калмыцкие материалы, В.А.Сафронов выделил в них несколько хронологических горизонтов [13]. В своих последующих работах он подтвердил, что погребения горизонта "В" (II группа погребений в ямах с вытянутыми скелетами) как раз и следует рассматривать в качестве предкатакомбных по отношению к пред-кавказским катакомбным захоронениям [11]. Для Донеччины им была выделена группа погребений в Т-катакомбах с положением скелетов на правом боку с отклонением на спину, хронологически и стратиграфически предшествующая донецким, а для Среднего и Нижнего Прикубанья (совместно с Н.А.Николаевой [14]) - группа раннекатакомбных памятников, объединенных в приазовскую культуру, которой предшествует культурно-хронологический горизонт погребений с повозками.

Авторы [14] предложили связывать происхождение преддонецкого горизонта с расселением родственных культур катакомбно-шнурового круга. Как и у Л.С.Клейна, решение проблемы генезиса катакомбной культуры было сведено ими к решению вопроса о происхождении катакомбы. А она, по их мнению, зародилась в "круге мегалитических культур приатлантической и средиземноморской зон Западной Европы". Древнейшей катакомбной культурой Северного Кавказа, а возможно, и всей Восточной Европы, ими была признана приазовская культура. Она же рассматривалась как древнейшая по отношению ко всем иным культурам катакомбного круга, где генерированы такие специфические "катакомбные" элементы', как катакомбная форма могилы и искусственная деформация черепа. "Генетически приазовская культура восходит к культуре Злоты как по катакомбному обряду, так и по керамическим параллелям".

В сложении предкавказской катакомбной культуры, согласно Н.А.Николаевой и В.А,Сафронову, принимали участие группы носителей культуры шнуровой керамики, достигшие Нижнего Подонья и смешавшиеся там с двумя группами местного населения: с носителями обряда вытянутого трупоположения, а также с носителями ямной и кубано-терской культур [14].

С совершенно оригинальной гипотезой выступил А.Н.Гей, предложив рассматривать в качестве протокатакомбных Новотатаровскую группу памятников [15], включив в нее все погребения "предкатакомбного горизонта" В.А.Трифонова. По мнению исследователя, южная периферия ямной культуры в полосе от низовий Дуная до Калмыкии в финальный период ранней бронзы представляла собой ареал сходных культурных групп, в рамках которого Новотатаровские памятники должны рассматриваться вместе со старосельскими (Нижнее Поднепровье), протокатакомбами Прикубанья и "неямными" группами Нижнего Дона. В своей работе А.Н.Гей поднял вопрос о соотношении позднеямных и раннекатакомбных памятников, придя к выводу о "ямно-катакомбном параллелизме" на рубеже ранней и средней бронзы Степи, что фактически является выводом о перерастании более ранней ямной традиции в катакомбную. При этом подчеркивалось, что любая попытка определить пришлый характер катакомбной культуры только на основании сопоставления ее с ямной - несостоятельна. Получалось, что появление носителей катакомбной культуры, скажем, в той же Калмыкии в свете этой гипотезы следует связывать с продвижением новотитаровцев в Прикаспийские степи.

В работах по катакомбной проблематике Подонья все чаще стали формулироваться представления о содержании общего раннекатакомбного горизонта. Исходя из факта его существования, А.В.Кияшко предложил уточнить культурную принадлежность составляющих предкатакомбный горизонт групп погребений и решить таким образом проблему культурной преемственности [16]. Группу Т-катакомб он связал с развитием культуры предкатакомбных погребений Прикубанья и Северо-Восточного Приазовья, а группу Н-катакомб - с традициями позднеямной культуры. По мнению автора, происхождение раннекатакомбных памятников связано именно с этими предкатакомбными древностями. Катакомба не имеет никакого отношения к ямной культуре, ее появление - результат южного культурного воздействия. Элементы новой погребальной обрядности долго сосуществуют с пережитками старой, часть из которых постепенно исчезает, тогда как другая часть сохраняется в новом обществе.

Для бассейна Дона многими исследователями была четко определена роль ямного компонента в сложении местных катакомбных культур. И если^для Нижнего Подонья эта роль являлась основополагающей, то для Среднего Дона смена культур выглядит результатом продвижения сюда различных групп катакомбного населения и ассимиляции с ними их древнеямных предшественников. Решая проблему происхождения средне-донской катакомбной культуры, А.Т.Синюк выделил в ней донецкий, предкавказский, северокавказский, полтавкинский и, главное, древне-ямный компоненты, сыгравшие каждый свою конкретную роль в сложении этой синкретической по характеру катакомбной культуры [17].

Свой вклад в представления о предкатакомбном и раннекатакомбном степных горизонтах внесли и украинские археологи. Так, Ю.А.Шилов полагает, что становление нижнеднепровского типа катакомбной культуры происходило в результате взаимодействия кеми-обинского и старосельского массивов при активном содействии поздних ямников. На роль создателей раннекатакомбной культуры стали претендовать носители старосельской культуры, проживавшие в Северном Приазовье и Причерноморье от правобережья Днепра до низовьев Кубани. Обе группы памятников - позднеямная, следующая после ямной, и раннекатакомбная, восходящая к старосельским, - отражают сложные синкретические этнокультурные образования и соотносятся друг с другом в историческом плане [18].

Таким образом, налицо величайшее разнообразие мнений: их почти столько же, сколько было исследователей. Этот разнобой, несомненно, свидетельствует о том, что проблемы предкатакомбных и раннекатакомбных древностей, как и проблема происхождения катакомбной культуры, еще далеки от решения.

Это касается и работ, авторы которых пытаются вычислить древнейшую из катакомбных культур и протокатакомбные культуры. Донецкая культура, долгое время считавшаяся самой ранней в круге катакомбных культур, действительно, являет собой ярчайший образец самобытного культурного образования со сложными выразительыми формами, что и позволило ряду исследователей связать ее появление с приходом нового населения. В.А.Сафронов и Н.А.Николаева предложили считать древнейшей не донецкую, а приазовскую культуру. Однако, характеризуя ее, они не смогли представить четкого набора объективных признаков, по которым она могла бы претендовать на эту роль. Поиск ранних катакомб и стремление увязать их с какой-то определенной культурой следует считать совершенно необходимой частью исследовательского процесса.

Достаточно убедительна точка зрения А.Н.Гея о необходимости выделения в качестве самостоятельной Новотатаровской культуры, однако и здесь комплекс признаков, считающихся протокатакомбными, определен недостаточно четко. Идея эволюционного развития ямы с уступом и ее постепенной трансформации в катакомбу вовсе не бесспорна, хотя и очень интересна сама по себе. Не следует забывать, что катакомба как погребальное сооружение известна в Месопотамии с VI тысячелетия до н.э. [19], на Украине - с эпохи энеолита [20], на Кавказе - с III тысячелетия до н.э. [21]. Может быть, новотитаровцы были знакомы с частью идеологических

представлений носителей некоей культуры, принесших в Степь традицию сооружения погребальной ямы в виде катакомбы, и можно говорить о частичной адаптации чужого ритуала к традиционному обряду?*

В.А.Трифонов в своей этнокультурной схеме особое место отводит "предкатакомбному горизонту", само название которого должно указать на генерирующую роль носителей памятников, его определяющих, в создании катакомбной культуры. Фактически все эти погребения заняли место между ямной и катакомбной культурами Прикубанья, то есть то место, которое ранее отводилось ямно-катакомбным погребениям.

Этнокультурный и культурологический подходы к решению проблемы генезиса катакомбной культуры, вылившиеся в 80-е годы в поиск пред-катакомбного горизонта, развитие представлений о нем, стремление определить круг раннекатакомбных памятников, оказали решающее воздействие на ямно-катакомбную проблематику. Теперь уже недостаточно просто фиксировать характер выделяемых смешанных памятников, но необходимо определять их место в системе древностей эпохи бронзы.

Как уже отмечалось, для О.А.Кривцовой-Граковой, Т.Б.Поповой и других сам феномен ямно-катакомбных памятников был доказательством генетической связи ямной и катакомбной культур, тогда как Л.С.Клейн подчеркивал лишь сильнейшее влияние на ямную культуру со стороны катакомбной.

Накопление археологического материала в Прикаспийских степях позволило В.А.Фисенко вплотную подойти к решению вопроса о месте ямно-катакомбных памятников в системе древностей бронзового века этого региона. Он насчитал 39 таких погребений и разделил их на две группы: первая представляла собой захоронения в катакомбе скелетов, скорченных на спине, вторая - вытянутых на спине. Не относя выделенные группы к разным археологическим культурам, В.А.Фисенко считал, что они представляют единый культурный массив, близкий к ямным памятникам. Анализируя выделенную группу, он поставил ряд важных вопросов: о ее культурной принадлежности, о времени появления в Предкавказье обычая хоронить покойника в катакомбе, о роли и значении ямной культуры в становлении катакомбного способа захоронения [10]. Таким образом, как и многие другие авторы, проблему ямно-катакомбных памятников В.А.Фисенко тесно увязал с вопросом о происхождении катакомбной культуры. Решение этой проблемы позволило ему предложить следующую периодизацию древнеямной культуры Калмыкии: I этап -развитие собственно ямной культуры, II этап - сосуществование ямного населения с населением катакомбной культуры, в результате которого и появились смешанные памятники. Работа ВАФисенко - пример того,

_______________________________________________

* Шишлина Н.И. Катакомбы эпохи бронзы: проблемы хронологии и развития (статья находится в печати).

_________________________________

как сложно подчас переплетаются проблемы различного характера при изучении достаточно конкретного вопроса.

В.А.Сафронов назвал ямно-катакомбным горизонт "С" своей схемы, куда были включены погребения III и IV групп его классификации. Объединив, как и В.А.Фисенко, погребения в катакомбах с вытянутыми и скорченными на спине скелетами в один хронологический пласт, В.А.Сафронов иначе раскрыл его содержание, полагая, что погребения III группы оставлены древнеямными племенами, "столкнувшимися с катакомбни-ками в областях к северу от Калмыкии", а погребения IV группы -возможно, частично ассимилированными северокавказцами [11]. В отличие от В.А.Фисенко, он отнес погребения горизонта "С" к катакомбной культуре.

В один ряд с этими авторами следует поставить и С.А.Васильченко, который проблему отношений ямной и катакомбной культур решает на примере анализа стратифицированных курганов Поорелья. Исследователь выделил 40 могил со смешанными ямными и катакомбными элементами и разделил их на 5 вариантов по принципу преобладания ямных либо ката-комбных элементов. Сначала фиксируется только появление катакомбной позы умерших. Для второго варианта уже характерен биритуализм (парные погребения, где один покойник лежит в ямной позе, второй - в катакомбной). И только на позднем этапе появляются катакомба и катакомбный инвентарь. Захоронения смешанного типа трактуются как результат продвижения носителей катакомбной культуры в бассейн реки Орели из Донецкого 'района и длительного их контакта с местным ямным населением [22].

В.И.Мельник, остановившись на проблемах преемственности и взаимодействия культур эпохи бронзы, попытался расширить содержание смешанных памятников, разделив их на три группы: 1 - захоронения в катакомбах в положении скорченно на спине с ямным инвентарем или без него; 2 - в катакомбах скорченно на спине с катакомбным инвентарем; 3 - в ямах скорченно на спине с катакомбным инвентарем. Расположенные на восточной периферии катакомбной общности волго-донские погребения синхронизируются В.И.Мельником с полтавкинскими. Выделяется ряд ямно-полтавкинско-катакомбных комплексов. Все это вместе должно показать сложный характер взаимодействия различных культур в Волго-Донском междуречье. Ямно-катакомбные связи оцениваются как предшествующие катакомбно-полтавкинским [23].

Анализ ямно-катакомбных погребений бассейна Среднего Дона выявил сильный ямный компонент в среднедонской культуре [17,24].

Малочисленность памятников переходного ямно-катакомбного типа в Самарско-Орельском междуречье И.Ф.Ковалева расценивает как свидетельство быстрой смены культур, возможной при интенсивном притоке нового населения, сократившем до минимума начальный период [25]. 3 П Марина конкретизирует содержание ямно-катакомбных памятников

этого района, выделяя среди них погребения, оставленные "частично ассимилированным ямным населением", и погребения, отражающие "начало культурного воздействия катакомбных племен, продвигающихся в По-днепровье" [26].

Большинство проанализированных выше работ остались в рамках устоявшегося в науке подхода к основным археологическим культурам эпохи бронзы Степи как к крупным культурно-историческим общностям, или областям. При таком подходе, когда основным принципом анализа материала был территориальный, когда каждая из культур характеризовалась распространением близких культурных явлений, культурным единством на огромных территориях [27], ямно-катакомбные памятники оценивались как раннее звено среднего бронзового века.

Однако отчетливо наметившийся в последние годы альтернативный подход в осмыслении этнокультурного развития степной полосы в эпоху бронзы - переход от понятия "культурно-историческая общность/область" к понятиям "круг культур", "блок культур" [28] и их комплексное изучение - все это позволяет сегодня вернуться к характеристике смешанных памятников, выявляя как их многокомпонентность и своеобразие для каждого рассматриваемого региона, так и связующий характер в сложном, не всегда традиционно последовательном развитии тех или иных культур эпох ранней и средней бронзы.

Оценивая изученность вопросов происхождения и характера ямно-катакомбных памятников в советской и российской науке, необходимо констатировать, что вокруг культур ямно-катакомбного круга сегодня возникла по-настоящему проблемная ситуация, ведется активный поиск путей решения всех связанных с ними проблем. В связи с этим отметим следующее:

Колоссальное увеличение объема источников и введение их в научный оборот поставило на повестку дня необходимость их классификации, что и было проделано многими исследователями применительно к районам Предкавказья, Поволжья, Подонья, Украины.

Проведение классификации материала и приведение ее в соответствие с известными ранее или параллельно предложенными хронологическими схемами развития культур эпохи бронзы в конце концов потребовали пересмотра общепринятых построений. Теперь уже трудно оставаться на полюсах автохтонной или миграционной гипотез. Идея генетической связи ямной и катакомбной культур, а равно и идея привнесения новой культуры мигрантами-колонистами уже не могут дать исчерпывающих ответов на вопросы о происхождении любой из катакомбных культур. Скажем, приверженность ГЛ.Евдокимова к автохтонной гипотезе [29], а В.А.Сафронова - к миграционной уже вызывает объективные возражения и критические замечания.

Рядом исследователей были выделены предкатакомбный и раннекатакомбный горизонты. В свя'зи с этим следует считать перспективным

направлением поиск прототипов всех основных элементов, качественных характеристик их составляющих.

Положительно оценивается стремление исследователей определить значение культур, предшествовавших катакомбной и оказавших, как теперь установлено, воздействие на ее формирование, и в этой связи особую роль носителей ямной культуры.

Эти размышления позволяют вернуться к конструктивному пересмотру так называемой "ямно-катакомбной проблемы".

ЛИТЕРАТУРА

1. Городцов В.А. Культуры бронзовой эпохи в Средней России: Отчет Императорского музея в Москве.- М., 1915.

2. Круглов А.Г., Подгаецкий Г.В. Родовое общество степей Восточной Европы // Изв. ГАИМК. - 1935. - Вып. 119.

3. Кравцова-Гракова О.А. Генетическая связь ямной и катакомбной культур // Тр. ГИМ. - 1938. - Вып. VIII.

4. Попова Т.Б. Племена катакомбной культуры // Тр. ГИМ. - 1955. - Вып.24.

5. Кравцова-Гракова О.А. Погребения бронзового века и предскифского времени на Никопольском курганном поле // Материалы и исследования по археологии СССР. - 1962. - Вып. 115.

6. Иессеи АА Раскопки курганов на Дону в 1952 г. // Краткие сообщения Института истории материальной культуры. -1954. - Вып. 53.

7. Клейн Л.С. О так называемых погребениях ямно-катакомбного типа // Советская археология. -1961. - N° 2.

8. Артамонов М.И. К вопросу о происхождении скифов // Вестник древней истории. -1950. - 2(32).

9. Клейн Л.С. Краткое обоснование миграционной гипотезы о происхождении катакомбной культуры // Вестник ЛГУ. Сер. истории, языка и литературы. -1962. - Вып. 1, 2.

10. Фисенко В.А Племена катакомбной культуры Северо-Западного Прикас-пия: Дис.... канд. ист. наук. - Л., 1967.

11. Сафронов В А Катакомбные памятники предгорной зоны Северной Осетии // В кн.: Катакомбные культуры Северного Кавказа. - Орджоникидзе, 1981.

12. Трифонов В А Степное Прикубанье в эпоху энеолита-средней бронзы (периодизация) //Древние культуры Прикубанья. - Л.: Наука, 1991.

13. Сафронов В.А. Хронология памятников II тыс. до н.э. юга Восточной Европы // Вопросы охраны, классификации и использования археологических памятников: Сообщения. - 1974. - Вып. VII.М.

14. Николаева Н.А, Сафронов В.Л. Древнейшая катакомбная культура Северного Кавказа и проблема появления катакомбного обряда в Восточной Европе // В кн.: Катакомбные культуры Северного Кавказа. - Орджоникидзе, 1981.

15. Гей А.Н. Новотатаровская культура. Предварительная характеристика // Советская археология. -1991. - № 1.

16. Княшко А.В. Ранний этап средней бронзы Нижнего Подонья: Автореферат дис.... канд. ист. наук. - Л., 1990.

17. Синюк A.T. Курганы эпохи бронзы Среднего Дона. - Воронеж: Изд-во ВГУ, 1983.

18. Шилов Ю.Л. Памятники старосельского типа (археологические источники и историческая интерпретация) // В кн.: Хронология памятников эпохи бронзы Северного Кавказа. - Орджоникидзе, 1982.

19. Shaeffer C.F.A. Stratigraphy compare et chronologic de L'Asie occidental (III-etllm). - London, 1948.

20. Рассамакин Ю.А. Энеолитические погребения бассейна р.Молочной // В кн.: Древнейшие скотоводы степей юга Украины. - Киев: Наукова Думка, 1987.

21. Гаджиев М.Г. Раннеземледельческая культура Северо-Восточного Кавказа. - М.: Наука, 1993.

22. Васильченко СА К вопросу о взаимоотношении ямной и катакомбной культур в Поорелье // В сб.: Некоторые вопросы археологии Украины. - Киев, 1977.

23. Мельник В.И. Погребения Доно-Волжского междуречья с сочетанием ямных и катакомбных черт и их соотношение с полтавкинскими памятниками // В кн.: Проблемы хронологии археологических памятников степной зоны Северного Кавказа. - Ростов: Изд-во РГУ, 1983.

24. Погорелое В.И. Ямно-катакомбные погребения Среднего Дона // Советская археология. - 1989. - № 2.

25. Ковалева И.Ф. Катакомбные погребения Орельско-Самарского междуречья // В кн.: Древности степного Поднепровья (III-I тыс. до н.э.). - Днепропетровск, 1982.

26. Марина З.П. О погребениях так называемого ямно-катакомбного типа // В кн.: Древности степного Поднепровья (IH-I тыс. до н.э.). - Днепропетровск, 1982.

27. Мерперт Н.Я. Заключение // В кн.: Археология СССР. Энеолит. - М.: Наука, 1982.

28. Бочкарев B.C. Концептуальные основы хронологии эпохи поздней бронзы южной половины Восточной Европы // В кн.: Новые открытия и методологические основы археологической хронологии. - С.-Пб., 1993.

29. Евдокимов Г.Л. О раннем этапе катакомбной культуры в Северном Причерноморье // В кн.: Проблемы эпохи бронзы Восточной Европы. - Киев, 1977.

 

Nuralis.RU © 2006 История народа | Главная | Словари