Как рождаются смыслы
Безусловно, мы можем и не догадываться за всю историю мира, где в каждой отдельно взятой стране. Мы можем лишь предпологать
Археология

История археологически...

Новости археологии

Публикации по историче...

До 1240г.

1240—наше время

Архивное дело

Архитектура и зодчеств...

Галерея замечательных ...

Генеалогия

Геральдика

Декоративно–прикладное...

Журналистика

Изобразительное искусс...

История

История культуры

Книговедение и издател...

Коллекционер

Краеведение

Литература

Музейное дело

Музыкальная культура и...

Наши конкурсы

Образование

Периодические издания

Православная культура

Природные комплексы

Промыслы и ремёсла

Разное

Театр

Топонимика

Фольклор и этнография



Археологические памятники среднего Поочья. Вып. 4, Россия, 1995 г.

О НЕКОТОРЫХ КУРГАННЫХ ПОГРЕБЕНИЯХ ВЕРХНЕГО ПООЧЬЯ И ВЕРХНЕГО ПОДЕСЕНЬЯ

О.Л.Прошкин (г.Калуга)

На территории, включающей обширные пространства левобережья бассейна Верхней Оки и правобережья бассейна Верхней Десны в пределах современных Калужской и Смоленской областей, известно большое количество курганных могильников конца I - начала П тыс. н.р. По набору к сочетанию украшений в этническом отношении их можно разделить на 4 группы: вятичские (Бочарове, Слевидово и др.), кривичские (Трашковичи, Чичерикка и др.), вятичско-кривичские (Пруд-ки, Войлово и др.) и неопределимые (Выгорь, Губино-Меренищии др.).

Наиболее ранние курганные могильники содержат остатки погребального обряда трупосожжения с немногочисленным инвентарем (глиняная посуда, украшения, предметы быта) к датируются УШ-Х вв. (Ермолине I, Доброе, Смоляно и др.). С XI в. на данной территории распространяется обряд погребения, включающий ингумацию умерших на материке, а с ХП в. - в грунтовых подкурганных ямах. Погребения XI-ХШ вв., содержат более богатый инвентарь: большое число различных украшений, гончарную посуду, различные бытовые предметы, редко - предметы вооружения (Ступенки, Доброселье, Кривское и др.).

Изучением курганных древностей УШ-ХШ вв. Верхнего Пооч.ья и Верхнего Подесенья в разные годы занимались Н.И.Булычев, И.Д.Четыркин, К.Я.Виноградов, Е.А.Шмидт и многие другие. Погребальному об--ряду вятичей и кривичей посвящен ряд работ В.В.Седова, Т.Н.Никольской, Н.Г.Недошивиной и других исследователей.

В Х1У в. курганы для населения данной территории уже не характерны. В этот период умерших хоронили в грунтовых могильниках.

Среди раскопанных курганных могильников известно несколько курганов, содержащих остатки погребального обряда, не характерного для местного населения как в эпоху Древней Руси, так и в более позднее врэмя. Раскопки этих курганов были произведены в конце XIX в. Н.И.Булычевым и И.Д.Четыркиным.

Деревня Трашковичи (рис.1). Курганный могильник расположен у дороги в 300 м к северо-востоку от деревни, на правом берегу

**Планы курганных могильников и погребений даются по Н.И.Булычеву /1/.

Рис. 1. Курганный могильник у д. Трашковичи: а - план; б- костяки коня и человека; в - железный наконечиик копья; г - железный топор; д - топорик из кургана 12

р.Снопоть (бассейн р.Десны). Состоял из 17 курганов (рис.1,а), расположенных двумя группами: 13 насыпей слева от дороги и 4 насыпи (не сохранились) - справа от дороги. Размеры сохранившихся курганов: диаметр 6-9 м, высота 0,6-1,9 м.

При обследовании могильника автором в 1987 г. были зафиксированы следы раскопок Н.И.Булычева методом "колодца". Н.И.Булычевым были раскопаны все курганы. В 15-ти были найдены женские и мужские захоронения на материке, ориентированные головой на запад и содержащие богатый погребальный инвентарь: браслетообразные завязанные височные кольца, амулет в виде привески конька с тремя клыками животных, различные бусы, ножи, гончарные горшки и многое другое, что позволяет в целом датировать могильник Х1-Ж1 вв. и считать его кривичским /I/.

Выделяются два кургана, расположенные на восточной окраине первой группы, ближе к дороге. В кургане I на глубине около 1,05 м находились захоронения коня и человека. Конь лежал на правом боку, головой к северу, мужской костяк - вытянуто на спине, руки вдоль туловища, головой ориентирован на восток, У правой руки лежали железные наконечник копья и топор. У ног стоял глиняный горшок (рис.1,6) /I (с.58)/.

Железный наконечник копья - втульчатый, с пером удлиненно треугольной формы и с расширением в нижней части, короткими и крутыми плечиками. Поперечное сечение лезвия - удлиненно-ромбическое (рис.1,в) /2/. Близок типу (IIIA по А.Н.Кирпичникову, который считает временем их наибольшего распространения IX - начало XI вв. /3 (с. 13-14, табл. УШ, I)/. В то же время отдельные находки аналогичных наконечников могут датироваться как более ранним временем -УП-УШ вв. /4 (с.44, рис.25, I, 2)/, так и более поздним /5 (с.130, рис.4, 3)/.

Железный топор - типа боевого чекана с проушиной, двумя парами боковых выступов, слегка выдающимся вырезным обухом и оттянутым вниз лезвием (рис.1,г) /2/. Такие топоры широко использовались на Руси в Х-ХШ вв. П.Паульсен считал, что они изготавливались на Руси и в Восточной Прибалтике /б (с.38-39)/. Данный топор близок 4-му типу (Х-ХП вв.) по А.Н.Кирпичникову и А.Ф.Медведеву /7 (с.310, табл.127, 16)/. А.Н.Кирпичников датировал его XI в. /3 (с.118-119, табл.ХШ, 8)/. Известны находки аналогичных топоров и в более поздних могильниках /8 (с.141, табл. шп, 12)/.

В кургане 12 мужской костяк лежал, вероятно, у материка, вытянуто на спине, руки вдоль туловища, ориентирован головой на восток. 114

У левого локтя лежал железный нож, а немного в стороне находился "топорик","в правом ухе было колечко"/!(с.60)/.Топор - узколезвийный, с вырезным обухом, щекавицами (не сохранились!) и почти прямым лезвием (рис.1,д) /2/. Близок Ш типу боевых топоров по А.Н.Кирпичникову /3 (с.35-36)/, но имеет некоторые отличия от основной группы этих предметов. Данный топорик А.Н.Кирпичников датировал также XI в. /3 (с.112-113, табл.ХШ, 2)/.

Деревня Выгорь. Курганный могильник находился между деревнями Выгорь и Проходы и состоял из двух насыпей. Обе раскопаны Н.И.Булычевым. Размеры насыпей не указаны. Местоположение могильника в настоящее время не известно. Один курган был "пустым", а другой содержал захоронение коня, лежавшего на левом боку головой к юго-западу (рис.2). К северо-западу от него у края насыпи стоял "горшок грубой работы" с кальцинированными костями. В насыпи кургана встречались угольки /I (с.63)/.

Деревня Леонове. Курганный могильник располагался близ деревни, на правом берегу р.Пополты (бассейн р.Угры) и состоял из 8 насыпей круглой полусферической формы диаметром от 6 до 20 м и I - прямоугольной (рис.3,а). Все насыпи раскопаны Н.И.Булычевым.

Могильник интересен как сочетанием погребений с различной ориентировкой (головой на восток, запад или юго-запад), наличием в женских погребениях украшений, характерных для вятичей (7-лопаст-ные кольца)и населения Северо-Западной, и Юго-Западной Руси (ромбо-щитковые и бусенные кольца), так и присутствием своеобразной прямоугольной каменной насыпи. Насыпь располагалась на северо-восточной окраине могильника с ориентировкой по линии 3-В и имела размер 2,13x2,84 м, высоту до 0,7 м. Под ней в грунтовой яме на глубине около 1,4 м вытянуто на спине, головой на запад, со сложенными на животе руками лежал человеческий костяк (рис. 3,6) /I (с.2)/.

Деревни Васильевское и Паршино. Курганный могильник находился между этими деревнями и состоял из Ц круглых полусферической формы насыпей диаметром 8,5-17 м. Из них 5 насыпей были раскопаны Н.И.Булычевым. В настоящее время сведений о могильнике нет. Датировать раскопанные курганы не представляется возможным ввиду отсутствия каких-либо находок.

В кургане 9 (диаметр около 7,5 м) на глубине около 1,4 м от вершины находился скелет коня, ориентированный головой на юг. Положение скелета не описано. Однако Н.И.Булычев отметил наличие под ним углей /I (с.38)/.

Рис. 2. Захоронение коня в курганном могильнике у д. Выгорь

Рис. 3. Курганный могильник у д. Леоново: а - план; б - человеческое захоронение в кургане 4

Села Губино и Меренищи. Курганный могильник находился в пустоши "Дуброва" севернее с.Волконское в бассейне р.Жиздры и состоял из 20 круглых полусферической формы насыпей, 5 из которых были раскопаны И.Д.Четыркиным. В одном из курганов были найдены фрагменты глиняной посуды. Сведений о могильнике в настоящее время нет.

В насыпи кургана I диаметром около 15 м, высотой около 1,8 м "на третьем штыку" (вероятно, на глубине около 50-60 см) находился скелет коня. На материке было скопление золы. И.Д.Четыркин предположил, что это остатки трупосожжения /9 (с. 12)/.

В центре насыпи кургана 2 высотой около 2,1 м "на горизонте почвы" находились кости птицы. Под ними, но уже в материковой яме длиной около 2,13 м находился мужской костяк длиной 1,65 м, ориентированный головой на запад /9 (с.12)/.

Таким образом, выделяются следующие типы погребений:

мужское трупоположение с оружием и конем (д.Трашковичи, курган I);

захоронение коня (дд.Васильевское-Паршино, курган 9);

захоронение коня с трупоcожжением (д.Выгорь, курган I; сс.Гу-бино-Меренищи, курган I);

мужское трупоположение с оружием (д.Трашковичи, курган 12);

мужское трупоположение с захоронением птицы (сс.Губино-Мерени-щи, курган 2);

мужское трупоположение под каменной насыпью (д.Леонове).

Как уже отмечалось, погребальный обряд данных курганов не характерен для местного населения и не имеет аналогий не только в данном регионе, но и на близлежащих территориях.

Обряд погребения с конем и оружием, а также с жертвенными птицами известен на территориях финно-угорских и балтских племен на северо-западе и севере Восточной Европы, а захоронения коней также характерны для многих кочевнических народов степей Евразии на протяжении очень длительного времени. Захоронения коней и с конями известны в дружинных некрополях Древней Руси и там, где славяне соприкасались с балтскими или финскими племенами /10 (с.87)/. Однако конские погребения из курганов Верхнего Поочья и Верхнего Подесенья нельзя связывать с дружинными захоронениями хотя бы потому, что последние выделяются наличием в них не только оружия, но и конского убора, поясов, украшений /II/. Несколько иные черты погребального обряда с конем и у кочевников /12,13/.

Обряд погребения с захоронением коней на рассматриваемой территории находит наибольшее число аналогий в Северо-Восточной

Европе и связан с культом этих животных, уходящим своими корнями в эпоху неолита и сохранившимся там до позднего средневековья, о чем свидетельствует, например, факт сожжения литовского князя Ольгерда со своими конями в 1377 г.

Л.Вайткунскене выделила в Литве с середины I тыс. н.э. три категории мужских захоронений. Для 2-й категории характерно наличие в погребении копья и топора, для 3-й - коней /14 (с.57)/. Наибольшее число мужских захоронений с конями и оружием (копьями и топорами, так же как и обычай захоронения коней отдельно от их хозяев, в Литве наблюдаются с конца I тыс. до н.э. до ХШ-Х1У вв. /15/. Обычность конских захоронений в конце I - начале П тыс. н.э., а особенно в ХП-ХШ вв. в целом для Юго-Восточной Прибалтики отмечал еще П.И.Кушнер /16 (с.39)/.

Жертвенные захоронения птиц также известны по многим мужским и женским погребениям Юго-Восточной Прибалтики вплоть до ХУ-ХУ1 вв. /17 (с.439), 18 (с.362), 19 (с.486)/.

Прямоугольная каменная насыпь с трупоположением в грунтовой яме у д.Леонове также имеет многочисленные аналоги на более западных и северо-западных территориях, в частности в Верхнем Понеманье, где подобные погребальные сооружения датируются по находкам литовских и польских монет ХШ-ХУ1 вв. В.В.Седов выводит их эволюцию в Верхнем Понеманье из каменных курганов ятвяжского происхождения /20 (с.122)/.

Сопоставив все рассмотренные захоронения из курганов у дд.Трашковичи, Васильевское-Паршино, Губино-Меренищи, Выгорь, Леонове с многочисленными погребениями Северо-Восточной Европы, первые можно предположительно связать с присутствием на этих территориях выходцев из Прибалтики и Северо-Западной Руси (литовцев, ятвягов и т.п.). Но при этом не исключается возможность того, что некоторые из них могли быть оставлены и местными жителями.

ЛИТЕРАТУРА

1. Булычев Н.И. Журнал раскопок по части водораздела верхних притоков Волги и Днепра. - М., 1899.

2. Фонды ГИМ, коллекция 203/1-15а, инв. № 25778.

3. Кирпичников А.Н. Древнерусское оружие// Свод археологических источников. EI-36. Вып.2. - М.-Л., 1966.

4. Археологическая карта России. Ивановская область. - М.,1994.

5. Медведев А.Ф. Оружие Новгорода Великого // Материалы и исследования по археологии СССР. Вып.65. - М., 1959.

6. Paulsen P. Axt und Kreuz in Nord- und Osteuropa. - Bonn, 1956.

7. Археология СССР. Древняя Русь. Город, замок, село. - М., 1985.

8. Археология СССР. Финно-угры и балты в эпоху средневековья. -М., 1987.

9. Четыркин И.Д. Дневник раскопок, произведенных в 1898 г. в уездах Козельском, Лихвинском и Калужском // Известия Калужской Ученой Архивной Комиссии. - Калуга. - 1899. - № 2.

10. Голубева Л.А. Конские погребения в курганах Северо-Восточной Руси УШ-XI вв. // Советская археология. - 1981. - № 4.

11. Кирпичников А.Н., Дубов И.В., Лебедев Г.С. Русь и варяги// Славяне и скандинавы. - М., 1986.

12. Апальков А.Н. Позднекочевническое погребение на Сейме // Историко-культурное наследие. Памятники археологии Центральной России: охранное изучение и музеефикация: Мат. науч. конф. -Россия, 1994.

13. Зяблин Л.П. О татарских курганах // Советская археология. -1955. - Т. ХХП.

14. Вайткунскене Л. К вопросу о начале дружин в Литве // Задачи советской археологии в свете решений ХХУП съезда КПСС: Тезисы докл. - М., 1987.

15. Куликаускене Р.К. Погребения с конями у древних литовцев// Советская археология. - 1953. - Т. ХУЛ.

16. Кушнер П.И. (Кнышев) Этническое прошлое Юго-Восточной Прибалтики. - Вильнюс, 199I.

17. Урбанавичюс В. Могильник Диктарай // Археологические открытия 1978 года. - М., 1979.

18. Рицкявичюте К. Раскопки могильника в д.Щулайчяй // Археологические открытия 1984 года. - М., 1986.

19. Рицкявичюте К. Раскопки могильника Шулайчяй // Археологические открытия 1985 года. - М., 1987.

20. Седов В.В. Восточные славяне в У1-ХШ вв. - М., 1982.

 

Nuralis.RU © 2006 История народа | Главная | Словари