Как рождаются смыслы
Безусловно, мы можем и не догадываться за всю историю мира, где в каждой отдельно взятой стране. Мы можем лишь предпологать
Археология

Архивное дело

Архитектура и зодчеств...

Галерея замечательных ...

Генеалогия

Геральдика

Декоративно–прикладное...

Журналистика

Изобразительное искусс...

История

История культуры

Книговедение и издател...

Коллекционер

Краеведение

Возвращенные имена

Краеведы и исследовате...

Материалы к энциклопед...

Организации и творческ...

Памятные места

История населённых мес...

Разное

Усадьбы

Словарь - А

Словарь - Б

Словарь - В

Словарь - Г

Словарь - Д

Словарь - Е

Словарь - Ж

Словарь - З

Словарь - И

Словарь - К

Словарь - Л

Словарь - М

Словарь - О

Словарь - П

Словарь - Р

Словарь - С

Словарь - У

Словарь - Ф

Словарь - Ч

Словарь - Ш

Словарь - Э

Словарь - Ю

Публикации

Литература

Музейное дело

Музыкальная культура и...

Наши конкурсы

Образование

Периодические издания

Православная культура

Природные комплексы

Промыслы и ремёсла

Разное

Театр

Топонимика

Фольклор и этнография



Из истории села Костино


Были и небылицы о Н.Я. Никитинском и его экономии

Село Костино место уникальное. Только здесь в экономии Николая Яковлевича Никитинского в начале XX века предлагалось покупателям и не только российским более 400 сортов картофеля, в том числе и несколько собственной селекции. Такой крупной семенной станции не было больше ни в России, ни в других странах мира. Лучшие сорта картофеля владельцем экономии покупались непосредственно у селекционеров и семенных фирм Германии, Америки, Японии, Австралии…, и его коллекция в 1908 году насчитывала 511 сортов. Хочется отметить, что если семенного материала было недостаточно, чтобы обеспечить все заказы, то предпочтение отдавалось российскому покупателю.

Николай Яковлевич обосновался в Костине в конце XIX века. Он купил заложенные в Рязанском дворянском земельном банке имения с хозяйственными и жилыми постройками у генерал-майора князя Александра Алексеевича Мещерского и Александры Никитичны Хавской, которые сами хозяйством не занимались. И землю, и постройки они сдавали в аренду крестьянам.

В самые короткие сроки усадьба в Костине преобразилась. Был произведен очень большой объем земляных работ: выкопаны пруды, сделаны пологий извоз для спуска к реке и партерные террасы. Никитинский построил деревянное здание школы для крестьянских детей с квартирами для учителей, подвалы для хранения картофеля, кирпичный усадебный дом и водонапорную башню. Позаботился он и о парке. Все было сделано для работы и жизни.

Николай Яковлевич постоянно следил за достижениями науки и приобретал для экономии все самое современное. Была в усадьбе и пожарная машина, так как пожары в селе случались достаточно часто.

В революцию усадьба Никитинских погрому не подвергалась. Национализировали экономию в декабре 1917 года, и новая власть получила совершенно бесплатно хозяйство, оснащенное по последнему слову техники. Хозяева экономии позаботились обо всем на много лет вперед. В конном дворе стояли лошади. В скотном дворе находились коровы, а в подвалы был заложен картофель для хранения….

Совхоз в экономии организовали в первые годы советской власти. Перед Великой Отечественной войной на базе совхоза создали плодовый питомник. Плодопитомнический совхоз «Костино» был ежегодным участником и призером ВДНХ, и о нем знали не только в Российской Федерации, но и во многих союзных республиках. Нового строительства в совхозе, за исключением бараков для рабочих, не велось. Использовались усадебные здания, построенные, казалось, на века. В главном доме находилась Костинская школа садоводов.

4 декабря 1974 года костинская усадьба была взята на учет как памятник истории и архитектуры республиканской категории охраны, но…. В список охраняемых объектов она попала ошибочно под чужим именем Корзинкиных, а самое главное не все ее строения были тогда учтены. Не было в этом списке школы для крестьянских детей и еще несколько усадебных строений. И появилось «детище» ЦЧОГИПРОСЕЛЬХОЗСТРОЙ г.Воронежа «Генеральный план с. Костино», на котором на месте школы и школьного сада нарисован торговый центр: а) КБО, б) столовая, в) летнее кафе, г) магазин. А на месте других пропущенных строений - просто парк.

Только в 1988 году усадьбе было возвращено имя ее настоящего хозяина. В официальных-то бумагах было исправлено…. Но ошибка эта размножилась тиражами книг, атласов, карт…. Вот и велосипедист из Санкт-Петербурга, не назвавший своего имени, совершивший года два назад автопробег «От Ильи Муромца до Сергея Есенина» и разместивший в Интернете фотографии, снова назвал ее чужим именем, так как пользовался картой.

Письмо из Управления культуры

В конце 1990 года архитектором из Москвы, кандидатом наук Ильей Юрьевичем Яровым, был выполнен новый паспорт на памятник архитектуры - усадьбу Никитинских с учетом всех строений, в нее входящих, и тщательной прорисовкой плана усадебной территории.

С 1988 года областные газеты много раз возвращались к теме сохранения памятника истории и культуры - усадьбы Никитинских. Был момент, когда казалось, что с усадьбой в конце концов будет все в порядке. В июне 1989 года она была передана на баланс московской организации «Товарищество русских художников». По договору от 6.05.1991 г. малое предприятие «Россияпроектреставрация» выполнило научно-проектную документацию, и в главном доме начались реставрационные работы, чтобы разместить в нем музей народного творчества Рязанской области.

Но в январе 1998 года кирпичный дом сгорел. Пожар начался с только что восстановленного чердака, который ночью, в метель, подожгли сразу с четырех сторон. А ведь Николай Яковлевич строил свой дом, заботясь о противопожарной безопасности, делая каждое помещение изолированным от другого. Например, между этажами был насыпан полуметровый слой земли. Приехавшие пожарные почему-то не захотели его тушить. Дом горел целую неделю.…

19 мая 1999 года школа, которую Н.Я. Никитинский построил на свои средства для крестьянских детей, была разобрана на дрова, чтобы протопить сельскую баню…. Но эти «дрова» гореть не стали. Предусмотрительный Николай Яковлевич еще в XIX веке позаботился о безопасности школьников.

От такой подлости я долго не могла придти в себя, как и многие мои односельчане.

А когда, наконец, снова пришла в библиотеку имени Максима Горького, то обнаружила в картотеке краеведческого отдела на имя Н.Я.Никитинского много новых публикаций и поначалу очень этому обрадывалась….

Мне очень понравился очерк о Н.Я. Никитинском «Картофель - второй хлеб России» Юрия Николаевича Леонова. Он встречался с правнучкой Николая Яковлевича Натальей Алексеевной Родионовой, работал в библиотеке имени Ленина, отыскал следы коллекции картофеля в НИИ картофелеводства у А.Г. Лорха. Он нашел в брошюре свидетельство самого А.Г. Лорха о том, что «осенью 1920 года из Костино были вывезены по 5 клубней каждого сорта». Очерк Ю.Н. Леонова богато проиллюстрирован фотографиями из семейного альбома дочери Ольги Ивановны и Николая Яковлевича Никитинских - Натальи Николаевны. Опубликован он был в 1992 году в Москве в красивой книге «Сеятели и хранители» издательства «Современник», над которой издатели поработали на славу.

Но…. Я дважды не могу согласиться с Ю.Н. Леоновым. Во-первых, когда Юрий Николаевич пишет, что «агрономов Никитинский не держал, предпочитая делать эту работу вдвоем с женой». Но вот строчки из воспоминаний дочери Николая Яковлевича - Натальи Николаевны, написанных карандашом на ученической тетради: «К вечеру к папе в кабинет приходили управляющий, старший рабочий и садовник отчитаться и получить новые сведения о работах.… Управляющим имения был Оскар Владимирович Пельцер. Он в это время кончил сельскохозяйственную академию, имел звание агронома». Садовником в имении был Михаил Никитович Годин. Михаил Никитович до 1960 года работал агрономом-садоводом в совхозе «Костино».

Не могу я согласиться с Юрием Николаевичем и тогда, когда он говорит, что Николай Никитинский создал «множество сортов картофеля для разных климатических зон России». Вот что писал сам Николай Яковлевич 30 августа 1908 года - всего за три года до смерти - о выведении новых сортов картофеля скрещиванием лучших имеющихся сортов: «В этом направлении экономией сделано еще немного. После разных неудач был выпущен в 1904 году выведенный экономией новый сорт фабричного картофеля - Костино-1, который с означенного времени до настоящего года ни разу не имел содержание крахмала менее 20,6 %. В настоящее время имеются еще 3 новых сорта столового картофеля, выведенные экономией, отличающиеся прекрасным вкусом, большим объемом и очень большой урожайностью, но полных испытаний этих сортов за 1908 год пока не имеется, так как они еще не произведены, и сорта эти будут выпущены в продажу, если окажутся и в этом году по испытаниям такими же хорошими, как в предыдущие, только в 1909 году».

Н.Я. Никитинский, несомненно, мог вывести множество сортов картофеля, но не успел. Умер молодым.

Но А. Дерябин («Экономика и жизнь - Русь» № 22 (189), июнь 1998 г.) слово в слово повторяет Ю.Н. Леонова вместе с его ошибками, не ссылаясь на него, да еще добавляет своих ошибок. Он говорит о том, что сорт «микадо новый» выведен экономией. На самом деле сорт этот был приобретен из Японии. В фамилии «Бертельс» тоже ошибка. В его публикации она звучит, как «Берка». И в годе смерти Н.Я. Никитинского у А. Дерябина ошибка. Николай Яковлевич умер 30 сентября 1911 года, а не в 1913 году. Об этом печальном событии писала газета «Рязанский вестник» во вторник 4 октября 1911 года.

Прочитав публикацию Татьяны Кузьменко (ж. «Деловая жизнь» № а, 1996 г.), просто слова трудно подобрать. Она пишет: «Весной ехал поезд из Костино, вез картошку к царскому столу. Случилась авария. Вагоны опрокинулись. Картошка рассыпалась. Окрестные крестьяне ее посадили. Уродилась она богатая и вкусная».

От Костина до ближайшей станции больше 20 километров. Никак не мог поезд ехать из Костина. Старожилы говорили, что крестьяне охотно работали у Никитинского, потому что он хорошо платил, но ни одного клубня картофеля они не унесли домой. Не было принято брать чужое. Экономия занималась разведением и продажей семенного картофеля. При чем тут картошка к царскому столу?!

Ошибки, ошибки, ошибки... Полностью избавиться от ошибок сложно. Но фантазию следует держать в узде, если речь идет о краеведении. Что было, то было, а о чем документов и свидетельств найти не удалось, домысливать не стоит. Очень хорошо о дореволюционных справочниках написал Валентин Иванович Сафонов («Жил-был король когда-то», ж. «Приусадебное хозяйство» № 5, 1994 г.). Я думаю, это в полной мере должно относиться и к краеведческим материалам. «Отличительное и, без сомнения, драгоценное свойство такой вот литературы - ее приверженность факту. Изложено... правдиво! То есть без явной склонности впадать в эйфорию, завышать цифры, преувеличивать достижения - всего того, что печально прославило нашу официальную статистику и документалистику». Хорошо сказано! Но и Валентин Иванович не всегда мог удержать писательскую фантазию.

Я все думаю, если добавить, кроме ошибок, нечего к тому, что уже другими сказано, зачем вообще за перо браться?… Что это дает пишущему и его читателям? Столько еще тайн хранит усадьба Никитинских, на всех хватит!

А сколько настоящих сокровищ, сколько неизученных уникальных мест России, о которых ни слова пока не сказано! Взять хотя бы соседнее с Костиным село Медведево. Усадьба в нем принадлежала Корзинкиным. Так вот на выставке, организованной Рязанским обществом сельского хозяйства Н.Я.Никитинский «за коллекцию множества сортов картофеля и за огородные семена и ягоды» был награжден малой золотой медалью, а С.С.Корзинкин «за коллекцию оранжерейного и воздушного растениеводства» - большой!

Жалко, очень жалко усадьбу Никитинских. Я храню больше ста писем от людей, которым она была очень дорога. Хотелось бы, чтобы хотя бы в книге усадьба Никитинских возродилась во всем своем былом величии и красоте….

Главный усадебный дом Никитинских, 2008 год.

 
Nuralis.RU © 2006 История народа | Главная | Словари