Как рождаются смыслы
Безусловно, мы можем и не догадываться за всю историю мира, где в каждой отдельно взятой стране. Мы можем лишь предпологать
Археология

Архивное дело

Архитектура и зодчеств...

Галерея замечательных ...

Генеалогия

Геральдика

Декоративно–прикладное...

Журналистика

Изобразительное искусс...

История

История культуры

Книговедение и издател...

Коллекционер

Краеведение

Возвращенные имена

Краеведы и исследовате...

Материалы к энциклопед...

Организации и творческ...

Памятные места

Публикации

Литература

Музейное дело

Музыкальная культура и...

Наши конкурсы

Образование

Периодические издания

Православная культура

Природные комплексы

Промыслы и ремёсла

Разное

Театр

Топонимика

Фольклор и этнография



Село Желчино, Рыбновский район

В исторических документах название села встречается как Жолчино (через «о»).

Списки населенных мест Рязанской губернии - СПб., 1862. -Т.35.- С. 11
Мат-лы для ист-стат. описания церкв. и приходов. -1891. -№24.- С. 1120

Во второй год после рождения сына (Петра I) Наталья Кирилловна Нарышкина ездила из Москвы в родные места, а родилась и провела юные годы она в д. Алешне Рязанской губернии (теперь Рыбновский район). Но с приездом в имение родителей тяжело заболела желтухой. Прося у бога избавления от болезни, она дала обет построить каменную церковь вместо деревянной на родной земле и, выздоровев, выполнила свое обещание. Эту церковь народ назвал «церковь на желчи» в память о болезни царицы. Отсюда и появилось название села Желчино.

Солодовников Д. Переяславль Рязанский. Прошлое Рязани в памятниках старины. - Россия, 1955. - С. 34
Баранович М. Материалы для географии и статистики России, собранные офицерами Генерального штаба: Рязанская губерния. - СП6., 1860. - С 538
Коновалов Д. Мать Петра. //Рязанский следопыт. - 1994. -№ 3. -С. 6

Некоторые легенды о приезде Натальи Кирилловны даже дополняются тем, что она якобы приезжала не одна, а с маленьким Петром.

Афиногенов Л. И. Край Рязанский, Рыбновский район. // Приокская новь. (Рыбное).-1992.-30мая
Афиногенов Л. И. Желчино. //РЭ. - Россия. 1999. -Т.І.- С. 347

Отдел культуры администрации Рыбновского района и Рыбновский краеведческий музей выпустили буклет «Мать Петра I» с компилятивным рассказом о царице Наталье Кирилловне, рожденной Нарышкиной (22.08.1651-25.01.1694). Издание приурочено к 350-летию со дня рождения царицы. В нем утверждается, что Нарышкина родилась в деревне Алешне – ныне селе Рыбновского района.

- Вымысел, небылица, враки! -так резко отрецензировал буклет писатель-историк, генеалог, научный сотрудник есенинского музея Евгений Крупин, побеседовавший с сотрудником нашей газеты.

- Итак, вам известно, когда возникла выдумка о Наталье Кирилловне, выросшей якобы на рязанской земле?

- Побасенка о сусальной царице Наталье и добродетелях ее непорядочных родственников родилась в годы яростной борьбы за власть, развернувшейся между сторонниками царевны Софьи и кланом Нарышкиных после смерти царя Алексея Михайловича 29января 1676 года. Софью поддерживала родня первой жены «тишайшего» Марии Ильиничны, по отцу Милославской, Наталью Кирилловну и ее сына Петра Алексеевича – хитроумный боярин Артемон Сергеевич Матвеев (1625-1682), выдавший ее 21 января 1671 года за овдовевшего Алексея Михайловича. После гибели Матвеева от рук стрельцов серым кардиналом Натальи Кирилловны стал князь Борис Алексеевич Голицын (1654-1714), разыгрывавший, как и Матвеев,со6ственную сложную партию. Подобно предшественнику и Наталье Кирилловне, он почитал иноземцев. Без него и Матвеева Наталья Кирилловна практически ничего не значила. По отзыву князя Бориса Куракина, «сия принцесса доброго темпераменту, добродетельного, токмо не была ни прилежная и ни искусная в делах и ума легкого».

Спустя пару веков побасенка аукнулась вычурной легендой о детстве царицы, выбившейся благодаря случаю и добронравию «из грязи в князи». Легенда возникла накануне эмансипации крестьян, когда краеведение среди образованцев и полуинтеллигентов было так же модно, как в 50-80-е годы прошлого столетия. Родиной легенды можно считать михайловское село Старое Киркино, набитое мелкопоместными дворянами, как коммунальная квартира насельниками. Среди семидесяти киркинских землевладельцев числился боярин Кирилл Полиевктович (Полуектович) Нарышкин (1623-1691), приобретший в 1681 году (!) часть тамошних земель у рязанца Исая Маркова. Легенда гласит, что Наталья Кирилловна, выросшая в селе Киркине, оплакивала повесившуюся крепостную девку и была приголублена Артемоном Матвеевым, достававшим ее ко двору. Хронологией и здравым смыслом творцы этой бредовой истории спесиво пренебрегли: не наше, мол, это дело с подобными мелочами возиться!..

Киркинская легенда была записана офицерами Генерального штаба и опубликована М. Барановичем в книге «Материалы для географии и статистики России», изданной в Петербурге в 1860 году. Успеха она не имела и внимания краеведов не привлекла. В эпоху «освободительного движения» котировались другие легенды.

Новая легенда о Нарышкиной родилась в начале XX века, когда началось очередное поветрие перспективного мечтательства – последнее перед концом монархии. Наряду с серьезными историками публику взялись просвешать полчища любителей, считавших историю не наукой нравственности, а поприщем для краснобайства. Такого добра, как господ Хлестаковых, в России всегда хватало!..

Эта легенда связывает царицу с рязанскими селами Алешней и Жолчиным (Жолчино -совр. Жёлчино. В материале используется старое написание названия села.), первое из которых именуется ее родиной, другое - родовым приходом Нарышкиных. По словам легенды, Наталья Кирилловна выстроила в Жолчине каменный храм, куда пожертвовала напрестольное Евангелие и собственноручно вышитые воздухи. Церковь воздвигнута якобы в знак избавления от желтухи (жолчи), прихватившей царицу во время посещения родины в 1673 году. Дескать, поэтому поселение стало именоваться Жолчиным.

Возможно, отцом легенды был жолчинский помещик Дмитрий Николаевич Дубенский, староста местного Никольского храма. Известно, что он увлекался историей, любил живопись и был верующим человеком, дружившим с церковным писателем Е. Поселянином - дворянином Евгением Николаевичем Погожевым. Последний недавно канонизирован как новомученик. Он расстрелян ленинградскими чекистами в 1931 году. Его перу принадлежит, в частности, житие преподобного Серафима Саровского, впервые опубликованное во второй половине 1902 года.

Осенью 1909 года Поселянин побывал в Алешне и Жолчине, где написал и обработал легенду о «жолчинской черничке» Наталье Кирилловне. В 1910 году легенда появилась в первых номерах «Сборника «Русского Чтения» при газете «Русское Чтение». Затем она была издана брошюрой большого формата, украшенной множеством иллюстраций, в том числе видами Жолчина и Алешни. Брошюра называется «Царица Наталья Кирилловна (Нарышкина) и ее родовое гнездо. Историческая быль». Издание было приурочено к 260-летию со дня рождения царицы, 240-летию вступления в жизнь Петра I и трехсотлетию Дома Романовых. Язык «были» приторно-слащав. Созданные в ней картины напоминают сытинские лубки.

Появлению «были» предшествовало письмо свитской фрейлины княгини Марии Августовны Лобановой-Ростовской, посланное членам Рязанской Ученой Архивной Комиссии из Петербурга в августе 1908 года. Княгиня, считавшаяся родством с Нарышкиными и Погожевыми, интересовалась пребыванием Натальи Кирилловны в селе Алешне.

Рязанские историки С. Д. Яхонтов, И. И. Проходцев, Д. Д. Солодовников осмотрели Алешню, где художник-фотограф В. А. Срывкин сделал несколько снимков. Итоги их экспедиции обнародованы в отчете Архивной Комиссии за 1908 год. Отчет напечатан в 1910 году, одновременно с «былью» Е. Поселянина. Историки не сочли возможным считать Алешню родиной Натальи Кирилловны, поскольку другая легенда называет местом ее рождения село Старое Киркино. Поистине - Соломоново решение! Похожими «доводами» оперировали, должно быть, краеведы античной Греции, где право именоваться родиною Гомера оспаривали семь городов...

В советское время «быль» растиражировали расторопные краеведы, любящие собирать урожай в чужих полях. Особенно преуспел в ее популяризации рязанец Дмитрий Акимович Коновалов, пересказавший опус Поселянина «своими словами», без ссылки на источник. Не дюже сумляшеся, он превратил Наталью Кирилловну в Татьяну Ларину ХII столетия. Дело Коновалова продолжил зараец Владимир Иванович Полянчев, у которого позаимствовал «данные» о Нарышкиных автор рецензируемого буклета. Словом, легенда движется, как эстафетная палочка, переходя из рук в руки. Так движутся все легенды, удачно пущенные в оборот. Остановить их победное шествие очень трудно. Пример тому - легенда о тверских «просветителях» Раменских, созданная бывшим учителем Антонином Ивановичем Раменским в 1960-е годы. Она убедительно опровергнута в 1986 году, но некоторые верят в нее до сих пор. Красивые выдумки люди предпочитают тьме низких, непривлекательных истин. Поэтому таким успехом пользуются любовные романы и «мыльные оперы». Наша природа замешана на грехе начинателей человечества, потянувшихся за привлекательным яблоком.

- Был ли в действительности род Нарышкиных связан с Рязанской землей? Мог ли отец царицы жить в рязанских краях?

- Пращуром Нарышкиных был крымский татарин Мордка Курбат, прозванный Нарышкой Нарышиным. Его прозвище можно перевести на нынешний язык как Рыгач Отрыгалович. Словом «нарышка» до середины XIX века в нескольких великорусских губерниях именовали отрыжку или дурной запах изо рта. Мордка, возможно, привык рыгать согласно татарскому обычаю. О существовании такого обычая В. И. Даль упоминает в своем «Словаре».

Нарышка, выехавший на Русь в 1463 году, был окольничим великого князя Ивана Васильевича III, которому служили также его сын Забела -Федор и внук Исаак Федорович. Исаак отправлял, похоже, обязанности рязанского наместника, за что Иван III пожаловал ему в 1468 году ряд рязанских волостей. Сын, внуки, правнуки Исаака жили в Тарусе и Рыльске, находящихся теперь, соответственно, в Калужской и Курской областях. Его рязанскими землями на рубеже ХІ-ХП веков владели потомки Мордки в седьмом и восьмом коленах - Иван и Иосиф Ивановичи, Андрей Семенович, Петр и Афанасий Андреевичи, недоросль Лев Андреевич да Иван Иосифович Нарышкины. Их поместья и вотчины находились в деревне Бакеевке на речке Воронке Окологородного стана, а также в Старорязанском и Каменском станах - в селе Большом Березовом и деревне Куркиной, Судниках тож, на реке Обеденке. Желающих познакомиться с их владениями отсылаю к изданию «Писцовые книги России XVI и XVII веков». Это издание можно найти в каждой солидной рязанской библиотеке. Тот, кто внимательно прочитает сведения о землях рязанских Нарышкиных, должен понять, что Наталья Кирилловна к рязанским краям отношения не имеет. Одновременно следует полистать родословную роспись Нарышкиных. К примеру, составленную Александром Васильчиковым в январе 1871 года. Она напечатана во втором томе журнала «Русский архив» за тот же год. Можно воспользоваться еще «Историей родов русского дворянства», составленной П. Н. Петровым. Последняя переиздана в недавние годы.

Эти несовершенные родословия и другие опубликованные документы свидетельствуют, что внуком вышеупомянутого великолуцкого воеводы Ивана Ивановича, погибшего под Казанью осенью 1552 года, был тарусский дворянин Полиевкт (Полуект) Иванович Нарышкин, павший под Смоленском в 1633 году, когда его сыну Кириллу минуло десять лет, Кирилл и его брат Федор (ум. 1676) начали восхождение к чинам, власти, богатству в 1655 году, когда были внесены в жилецкий список. Сие означало, что братья попали в ряды двух тысяч молодых уездных дворян, находящихся при государе на воинской службе. В 1658 году они стали стряпчими рейтарского строя, то есть командирами регулярных войск, заведенных в 1630 году. Стряпчих насчитывалось около тысячи. Они предназначались для сопровождения царя и посылок. Следовательно, находились в Москве. К тому времени Кирилл был женат на Анне Леонтьевне Леонтьевой (ум. 1706), дочери каширских дворян. У него росли дочь Наталья, появившаяся на свет 22 августа 1651 года, и сын Федор, родившийся в 1658 году. Детей, родившихся между Натальей и Федором, Нарышкины потеряли, по-видимому, во время московских моровых поветрий 1654-56 годов. В переводе с латинского имя Наталия означает «природная». Имя ее отца, пришедшее из Персии, значит «солнце». Родители девочки, вероятно, хотели, чтобы имя и отчество дочери образовали символическую пару. Наталья была крещена 26 августа, в день памяти святых великомучеников Адриана и Наталии, пострадавших в 305-311 годах. Возможно, ее восприемником от купели был Артемон Матвеев. Это, как говорится, к сведению.

В 1663 году Кирилл Полиектович сделался ротмистром в полку новонабранных рейтар, которыми командовал думный дворянин Артемон Сергеевич Матвсев. С этого времени его дочь, постоянно жившая с родителями в Москве, воспитывалась в доме Матвеева, бывшего царским любимцем после подавления «медного бунта» 25 июля 1662 года. Девочку воспитывала в европейском духе жена Матвеева Евдокия Григорьевна, в девичестве Гамильтон, эмансипированная особа. На племяннице Евдокии Григорьевны, Анне Петровне Хомутовой (Гамильтон), был женат Федор Полиевктович Нарышкин. Значит, Нарышкины - родственники Матвеевых, причем близкие.

- Кто был подлинным хозяином Алёшни и Жолчина в ХІ-ХІІ веках? Как возникли названия этих селений?

- Село Жолчино на речке Мощенке звалось Жолчиным задолго до того, как его наименование было внесено в платежные книги Окологородного стана 1594-97 годов. Возможно, его названием стало прозвище (некалендарное имя) его первого владельца, стоящее в ряду таких прозвищ, как Дягиль, Недостой, Ходыня. Село Алешня (Олешна), Ефаново тож, примыкающее к речке Олешне, было, кажется, моложе Жолчина.

Название его объясняет топонимист Г. П. Смолицкая, рассказывая о его тезке в Московской области. «Первое впечатление связывает его с мужским именем Алеша. Однако это не так. Как свидетельствуют исторические документы ХІ-ХІІ веков, поселение возникло около болота, точнее, низменного сырого места, заросшего ольхой. Такие места, как своеобразный тип болота, назывались олех или ольха... Поселение, возникшее около ольха, получило название Олешня»...

- Кто был хозяином села Алешни в ХІ-ХІІ веках?

- В Алешне в конце XVI столетия хозяйничали Ромашка Ивантин, Гришка Рогозин и семь Денисьевых, с которыми породнились в XVII веке Степан Семенович Вердеревский и комнатный стольник Иван Иванович Нарышкин (1668-1735) - по родословной Александра Васильчикова, потомок великолуцкого воеводы Ивана Ивановича Нарышкина в шестом колене. Согласно же родословной росписи, составленной его потомками, его предком был кузен воеводы Иосиф Тимофеевич Нарышкин, получивший в 1578 году жалованную грамоту на свои рязанские поместья. Я склонен верить последнему документу, апробированному Рязанским Дворянским Депутатским Собранием в 1830 году. Он свидетельствует, что отец царицы был пятиюродным братом деда стольника Ивана Ивановича. Этот дед, тоже Иван Иванович, был женат на Пелагии (в иночестве Параскева). Он - внук Иосифа Тимофеевича Нарышкина. Чин его - комнатный стольник. Младший Иван Иванович был женат в первом браке на Параскеве Онуфриевне Денисьевой. Она принесла ему в приданое село Алешню, где в 1722 году за ним числились 182 тяглеца. Второю его супругой была Анастасия Александровна Милославская (ум. 26.01.1773). Отец ее, комнатный стольник Александр Иванович Милославский, принадлежал к придворной партии царевны Софьи, боровшейся против Натальи Кирилловны и ее сына. Родительница ее - Софья Алексеевна, рожденная Соковнина. Отцом ее был окольничий, «капитонской ереси раскольник» Алексей Прокофьевич Соковнин, казненный 4 марта 1697 года вместе с Иваном Елисеевичем Цыклером. Они обвинялись в «заговоре» на жизнь царя Пегра Алексеевича. Сёстры Алексея Прокофьевича - упорные староверки, приятельницы протопопа Аввакума, боярыня Феодора Морозова и княгиня Евдокия Урусова, представленные на картине Василия Сурикова.

В 1718 году Иван Иванович Нарышкин был арестован по делу царевича Алексея, однако избежал казни - может быть, благодаря своей фамилии...

- Выходит, алешинские Нарышкины не принадлежали к сторонникам Петра I, хотя открыто против него не выступали: они оправдывают пословицу: из одной клетки, да не равны детки.

По кончине Ивана Ивановича Алёшню наследовал его сын Иван (ум. 1758),женатый на Марии Алексеевне Таракановой(ум. 1782). Вторым ее мужем был князь Иван Петрович Оболенский. Следующим хозяином села стал надворный советник Дмитрий Иванович Нарышкин, появившийся на свет в год смерти отца (1758 - ок. 1795). В браке с княжной Парасксвой Николаевной Долгоруковой (1748-1833) он прижил детей Анну, Марию, Ивана, Александру, Параскеву, Николая, Дмитрия. В 1795 году Параскева Николаевна возвела в Алешне каменный храм в честь Нерукотворенного Образа Спасителя с Успенским приделом. Тогда же, видимо, был построен двухэтажный усадебный дом, спроектированный, вероятно, московским, а не заезжим французским зодчим. Фасад и парадные комнаты дома были украшены фресками. Дом окружили оранжереи, дубовые и липовые аллеи, фруктовые сады, розарии.

Параскева Николаевна и ее супруг покоились на кладбище рязанского Троицкого монастыря, где их надгробия были полуразрушены ужек 1913 году.

Родным дядей Параскевы Николаевны был наперсник Петра II князь Иван Александрович Долгорукий (1708-1739), пострадавший из-за своих амбиций при императрице Анне Иоанновне. Беды и несчастья его родственников описаны в знаменитых «Своеручных записках его жены Натальи Борисовны, рожденной Шереметевой.

Вслед за Параскевой Николаевной Алёшню обихаживал ее младший сын Дмитрий Николаевич Нарышкин (1789-25.09.1845), бывший недолго «архивным юношей», а затем благоденствовавший в деревне. В 1833 году он стал почетным смотрителем Рязанского уездного училища, которому пожертвовал дорогой каменный дом. За это он удостоился высочайшей награды - бриллиантового перстня с императорским вензелем и придворного чина камер-юнкера, соответствовавшим гражданскому чину коллежского асессора. Кроме алешинских мужиков, Дмитрий Дмитриевич владел одной тысячей двумястами пятьюдесятью девятью душами в Рязанской и Ярославской губерниях. Жизнь ему скрашивали «барские барыни» - упоминаемая Е. Поселяниным Агафья Ивановна и жолчинская уроженка Александра, родившаяся в 1801 году. От Александры, судя по всему, произошли пощуповские иконописцы Ликины - Михаил и его сын Михаил Михайлович, чьи потомки обретаются в Рязани под другой фамилией. Родня пощуповских Ликиных - нижегородский художник Василий Андреевич Лиш, работавший в начале XX века.

После Дмитрия Дмитриевича Алешня, в силу его родственных си зей, перешла к князьям Голицыным, принадлежавшим к третьей ветви рода. В начале 1907 года князья Владимир и Николай Эммануилович Голицыны продали алешинский дом местным крестьянам, бесконтрольно хозяйничавшим в имении после 1861 года. Названные князья дети Эммануила Васильевича Голицына, женатого в первом браке на Анастасии Михайловне Судиенко, во втором - на Екатерине Николаевне Гордеевой.

К слову молвить, князья Голицыны, происходившие из четвертого ветви рода, владели значительной частью села Константинова, прославившегося, как родина поэта Есенина. Константиновские угодья достались им от Семена Кирилловича Нарышкина (1710-1775), чья сестра Татьяна (1704-1757) была замужем за князем Михаилом Михайловичем Голицыным - младшим. Родители Семёна Кирилловича и Татьяны - ближний кравчий Кирилл Алексеевич Нарышкин и Наталья Яковлевна, в девичестве княжна Мышецкая. Кирилл Алексеевич был первым комендантом Санкт-Петербурга, Нарвы и Дерпта.

Константиновские и алешинские Нарышкины - отпрыски одной ветви.

От князя Александра Михайловича Голицына, являвшегося племянником Семена Кирилловича Нарышкина, константиновское поместье перешло к его родственнице, княгине Екатерине Александровне Долгорукой, а от нее - к Александру и Василию Дмитриевичам Олсуфьевым, достойным особого повествования. Достаточно сказать, что они - приятели Александра Пушкина.

Константиново, как и Алешня, попало к Нарышкиным благодаря женщинам. Наталья Яковлевна Нарышкина наследовала его от матери, княгини Феодоры Мышецкой, связанной родством с дворянами Блудовыми. В 1720 году Кирилл Алексеевич Нарышкин приобрел у них прилегающие к Константинову земли...

- Следует подвести итоги Вашего рассказа. Итак...
- Родительница Петра Великого к Рязанской земле отношения не имеет. Сложенная о ней легенда - обман чистейшей воды. Мотивы обмана сгинули вместе с творцами легенды, верившими, похоже, в собственную болтовню. Только непросвещенная публика проглатывает такую чушь.
Как доказывает история человечества, обман - «самый вредоносный из всех ядов» (Марк Блок). Свидетельство тому - судьба нашей несчастной страны.

Нарышкинскую легенду я опроверг в книге «Быль и небылицы», которую намерен вскоре опубликовать. Там же разбиты романовская легенда, бытовавшая в городе Скопине, и выдумка о поместье Николая Адриановича Дивова, существовавшем на месте научно-исследовательского института коневодства. При случае я расскажу о Дивове читателям «Приокской нови»...

Крупин Е. А была ли царица?//Приокская новь. (Рыбное). - 2002. -27 августа, 3, 10 сентября

Происхождение названия нассленного пункта на сегодняшний день неизвестно. Не исключено, что в его основе лежит фамилия или прозвище первопоселенца либо владельца. Косвенным аргументом в пользу данной версии могут служить названия близлежащих населенных пунктов: с. Бахмачеево, д. Маточкино, д. Шадеево.

Бабурин А.; Атлас Ряз. обл. - М., 2002. -Л. 44. 45.

Смотри д. Екатериновка, Милославский район.

 

Nuralis.RU © 2006 История народа | Главная | Словари