Как рождаются смыслы
Безусловно, мы можем и не догадываться за всю историю мира, где в каждой отдельно взятой стране. Мы можем лишь предпологать
Археология

Архивное дело

Архитектура и зодчеств...

Галерея замечательных ...

Генеалогия

Геральдика

Декоративно–прикладное...

Журналистика

Изобразительное искусс...

История

Новости исторических и...

Публикации

До 1240

1240—1600

1600–1700

1700–1800

XIX век –  начало XX в...

Отечественная война 18...

После 1917г.

1600—1917

Общие вопросы

История культуры

Книговедение и издател...

Коллекционер

Краеведение

Литература

Музейное дело

Музыкальная культура и...

Наши конкурсы

Образование

Периодические издания

Православная культура

Природные комплексы

Промыслы и ремёсла

Разное

Театр

Топонимика

Фольклор и этнография



Печать хана Батыя

В 1237 году в Иоанно-Богословский монастырь нагрянул татарский отряд. Внук Чингиз-хана, Батый, или как его называли на Руси, Батыга, наслышанный о больших богатствах монастыря, вознамерился их присвоить. Главной святыней монастыря считалась древняя икона святого апостола и евангелиста Иоанна Богослова, написанная, как говорит монастырское предание, бедным византийским мальчиком, пастушком гусей, по прозвищу Гусарь[1], и подаренная одному из рязанских князей в XIII веке[2]. Ширина иконы составляла 13,5 вершков, высота — 17 вершков[3] (60 х 71 см).

икона «иоанн богослов». xvi в. риамз
Икона «Иоанн Богослов». XVI в. РИАМЗ

Мы предполагаем, что эта древняя икона была привезена в Рязанскую землю византийской принцессой Евпраксией, женой Федора Юрьевича, сына великого рязанского князя Юрия Ингваревича. Федор Юрьевич стал первым князем, погибшим от рук Батыя во время татаро-монгольского нашествия.

Молодая княгиня, услышав горестную весть о гибели мужа, бросилась на землю вместе с малолетним сыном со стопы высокого терема и разбилась насмерть. Как повествует монастырское предание, при атаке на Богословский монастыря Батый был устрашен видением Иоанна Богослова, после чего ослеп[4]. Хан повелел приложить золотую печать к древней иконе, и тогда к нему вернулось зрение.

Постоянные татаро-монгольские набеги и последующие вторжения крымских и ногайских татар одно время обходили стороной Богословский монастырь, поскольку обитель была защищена охранной печатью монгольского предводителя. Однако в XV веке крымские татары впервые нарушили запрет Батыя и сожгли монастырь. В XVI веке обитель два раза разорялась татарами. С течением времени монастырь несколько раз менял свое местонахождение, оказываясь, то в «кологороднм стане, на украйне, на Острозе»[5], то в соле Высокое Михайловского уезда[6]. В конце концов, он был перемещен на окраину Рязанской земли, в Окаемово-Пощупово, «в двадцати пяти верстах от губернского города Рязани, внутри дач села Окаемово или Пощупово»[7], где он и находится.

В 1653 году рязанский архиепископ Мисаил использовал Батыеву печать на позлащение водосвятной чаши[8]. Приведем описание чаши и историю ее появления:
«В ризнице, принадлежащей Кафедральному собору, находятся следующие достопримечательности: 1) Водосвятная чаша серебряная, и снаружи и внутри вызолоченная. На ней изсечены три надписи: одна снаружи, вокруг всей чаши; другая внутри — на плоскости дна, вокруг прекрасно чеканом изображенной Голгофы и Иерусалима; третья на исподе дна. Надпись нарисована вокруг чаши: «Лета 7161 (1653) году, Индикта 6. Божиею Милостию, при державе благовернаго и христолюбиваго Великого Государя Царя и Великого Князя Алексея Михайловича, всеа Русии Самодержца, и его благоверной и христолюбивой Царице и Великой Княгине, Марии Ильиничне, и при Великом Господине Святейшем Никоне, Патриархе Московском и всеа Русии, зделана бысть сия водосвященная чаша в богоспасаемый град в Переславль Резанский во Святую, Соборную и Апостольскую Церковь Пречистый Богородицы честнаго и славнаго Ея Успения и Святых Страстотерпцев Христовых благоверных и Великих Князей Русских обою брату пополу, Бориса и Глеба, нареченных во святом крещении Романа и Давида, иже во Святых Отца нашего Василия Епископа Резанскаго Чюдотворца, не церковнаго серебра и золота из домовые казны, повелением Великого Господина Преосвященнаго Мисаила, Архиепископа Резанского и Муромского, в третие лето владычества своего».

Внутри чаши изсечен водосвятный стих, который читается так: «Спаси Господи люди своя, и благослови достояние свое, победы благоверному Царю нашему на сопротивныя даруя, своя сохраняя крестом люди».

Третья надпись на исподе дна:

«Состроена сия чаша повелением смиреннаго Мисаила, Архиепископа Резанскаго и Муромскаго в соборную Церковь Пречистыя Богородицы на Резань 160. А весу в ней 30. А золотых пошло на позолоту (количество не указано. — В.С). А за дело мастеру дано 55 руб. А вся она стала ценою (сумма не указана — В.С.)»[9].

Таким образом исчезла золотая печать Батыя, которая бережно хранилась насельниками монастыря в течение нескольких столетий. Историческая наука лишилась бесценного свидетельства, которое могло бы привнести новые знания в область изучения взаимоотношений между Золотой Ордой и Русской Православной Церковью.

Примечания:
1. Добролюбов И. Историко-статистическое описание церквей и монастырей Рязанской епархии. Зарайск, 1884. Т. I. С. 140.
2. Описание Свято-Иоанно-Богословского монастыря, находящегося в Рязанской епархии. Россия, 1998. С. 21.
3. Там же.
4. Там же. С. 14-15.
5. Там же. С. 11.
6. Там же. С. 12.
7. Там же. С. 9.
8. Там же. С. 23.
9. Пискарев А. Обозрение древностей и достопримечательностей г. Рязани и ея уезда // Рязанские губернские ведомости. 1845. №10. Неофициальная часть. С. 59.

Источник: "Легенды России", В.Семин.

 

Nuralis.RU © 2006 История народа | Главная | Словари