Как рождаются смыслы
Безусловно, мы можем и не догадываться за всю историю мира, где в каждой отдельно взятой стране. Мы можем лишь предпологать
Археология

Архивное дело

Архитектура и зодчеств...

Галерея замечательных ...

Генеалогия

Геральдика

Декоративно–прикладное...

Журналистика

Изобразительное искусс...

История

Новости исторических и...

Публикации

До 1240

1240—1600

1600–1700

1700–1800

XIX век –  начало XX в...

Отечественная война 18...

После 1917г.

Разное

1918-1940

1941–1945

1600—1917

Общие вопросы

История культуры

Книговедение и издател...

Коллекционер

Краеведение

Литература

Музейное дело

Музыкальная культура и...

Наши конкурсы

Образование

Периодические издания

Православная культура

Природные комплексы

Промыслы и ремёсла

Разное

Театр

Топонимика

Фольклор и этнография



Куршская трагедия

Об этом пожаре мало кто знает. И хотя с тех пор минуло 74 года, жители мещёрских лесных селений о том далёком и чрезвычайно жарком лете до сих пор вспоминают с содроганием.

Драма разыгралась в полдень 3 августа 1936 года. Пожар катастрофического масштаба, который набрал к этому часу невероятную мощь, уничтожил более чем 50 тысяч гектаров леса и слизал подчистую крупнейший в Мещёре лесопромышленный посёлок Курша — будто и не было сотни домов. Но гораздо страшнее то, что в том огне сгорели более тысячи человек.

Javascript is required to view this map.

Теперь на месте того пожара высится лес. Тут под пологом берёз, сосен, дубов и клёнов царит тишина, на обожжённой огнём земле множатся крапива и купыри, растут колючие кусты ежевики и малины. И тут в братской могиле покоятся останки тех, кого нашли и захоронили. Реальную картину случившегося ныне уже никто не помнит: о бедствии газеты того времени написали скупо, а свидетелей за давностью времён не осталось. И всё же кое-что об этом печальном событии узнать удалось.

Два года назад мне позвонил мой друг, журналист Василий Песков. Он узнал, что в посёлке Голованово живёт 92-летняя Ираида Кузьминична Рунова — одна из немногих, кому удалось спастись. Договорились бабушку навестить, чтобы побеседовать и услышать из её уст, что довелось видеть и пережить ей самой.

Наш приезд Ираиду Кузьминичну немного смутил. От растерянности она не знала, что одеть. Однако подошедшая соседка помогла старому человеку — наша героиня вышла в серенькой вязаной кофте, чёрной юбке и белой с голубыми цветами ситцевой косынке. Окинув гостей взглядом, 92-летняя хозяйка сказала, чтобы не корили её за беспорядок, сил едва хватает дойти до порога. А вот о пожаре, несмотря на давность события и преклонный возраст, до сих пор всё помнит в подробностях.

«Дождей не было три месяца. Пожаров ждали. В тот страшный день я была дома, занималась житейскими делами. Мужа тогда уже призвали в армию, приходилось одной управляться с хозяйством и работать на лесозаводе. Курша была тогда центром лесных разработок. На складах хранилось много распиленной древесины. Было в посёлке более сотни домов, сараев, много складских помещений, железнодорожное депо, мастерская по изготовлению и обработке шпал, магазин, школа, больница, а накануне трагедии открыли ещё клуб на тысячу мест. И всё деревянное, высохшее от жары до звона и раскалённое до горяча на солнце.
С утра было очень тихо, а к полудню подул ветер. Многие, почувствовав опасность, стали выносить из домов барахлишко. Соседи закопали во дворе самовар, пилу, топор и другие пожитки. Я спокойно продолжала заниматься делами. В два часа дня со стороны посёлка Чарус послышался страшной силы гул, словно несколько самолётов летели, отчего в ушах засвербело. Стало понятно: на Куршу вихрем мчится пожар. Все от мала до велика выбежали на улицу. Началась большая паника. Для эвакуации людей подъехал поезд, наполовину гружённый дровами — не успели сбросить. Кинулись к вагонам, но мест не хватило, и многие стали влезать на платформы, устраиваясь на дровах. В первую очередь сажали детей и женщин. Посадка затягивалась: кто-то пытался захватить с собой что-нибудь из имущества, кто-то бежал к поезду с охапкой одежды, кто-то швырял на платформу ящики с курами, а какой-то мужчина прибежал к поезду с обезумевшей от страха козой. Сутолока, ругань, громкий плач детей... Помню, как я протиснулась между каких-то девчонок и вцепилась в стальной трос платформы. Поезд тронулся в тот момент, когда на посёлок обрушилось гигантской высоты пламя. Вместе с гулом огненного вихря поднялись неистовые крики людей, особенно громко визжали от страха дети. Меня трясло как в лихорадке, и я тоже кричала. И помнится мне, как соседи, прижав малолетних детей, просили пощады у Бога...
Языки исполинского пламени неслись по лесу со страшным рёвом и с такой скоростью, что убежать было просто невозможно. Горящие ветки, головешки и гигантские снопы искр с воем летели над головами и падали где-то далеко впереди нас. Обогнав поезд, стена огня перегородила дорогу. Да и ехать было уже некуда — деревянный мост через реку Кадь загорелся и рухнул. Мы оказались в плену. Спастись было негде. Не помня себя от страха, я кинулась навстречу пламени. Как оказалось — не зря. Стена огня была неширокой, я быстро её пробежала и спаслась, хотя и сильно обгорела. А кто от стихии той убегал, все погибли, задохнувшись в дыму. Помню, выбежала на какую-то поляну, а там на обугленных соснах в причудливых позах застыли останки людей. Привязавшись ремнями, они надеялись на вершинах спастись. Жуткое зрелище! Выжили тут только несколько человек, которые укрылись за песчаным бугром. Увидев меня, спасшиеся первым делом спросили: нет ли воды? От сильной жажды они сосали мокрый песок.
Остались в живых и те, кто сумел добежать до овсяного поля и схорониться в посевах. В посёлке тоже уцелели единицы. В пруду, накрывшись мокрым одеялом, выжили одиннадцать мужиков.
У меня были ожоги третьей степени. Сильно обгорели руки, ступни ног от раскалённой почвы завернулись, как береста, и я лишилась волос на голове. Пострадавших — а их было 29 человек вместе со мной — отвезли на лечение в Москву.
После трагедии Курша прекратила своё существование. Мы с мужем перебрались в Голованово. Этот посёлок пожар обошёл стороной. Сейчас в семи километрах отсюда находится селение из десятка дворов, которое тоже называют Куршей. Однако это не та Курша, что горела. Та значилась под вторым номером, о ней теперь напоминают лишь братские могилы».

Мы попросили разрешения у нашей героини сфотографировать её. Она согласилась. Между делом наш разговор продолжился. Мы узнали, что для оценки масштабов бедствия на место трагедии из Москвы приезжал председатель Президиума Верховного Совета Калинин. Добровольцев, чтобы собрать тела погибших и захоронить их, не нашлось: никто не мог смотреть на обгоревших людей с равнодушием. Тогда привезли две бочки с вином, пейте, мол, сколько влезет, а останки захороните. Это сработало. А после объявили, что в огне погибли более тысячи человек. На самом деле, как многие полагают, жертв было намного больше. Во-первых, не всех нашли, во-вторых, в посёлке на подсобные работы были привлечены более тысячи заключённых, которые пострадали наравне с местными жителями, но в числе погибших не значились. И в-третьих, не до счёта было, задача стояла другая — быстрее захоронить.

И ещё. На месте трагедии, как оказалось, находится не одна, как мы предполагали, а три братские могилы. И теперь не узнать, кто в них захоронен. Да это и не главное. Важно, чтобы люди о Куршской трагедии помнили и знали: подобное бедствие может причинить даже маленькая искорка, которая способна породить ужасной силы огненную стихию. Отчего в Курше случился пожар, никто не знает, вероятнее всего, произошло это по вине человека.

Иван Назаров

Газета «Панорама города», №31 (740) 2010 г.

василий песков со свидетельницей пожара
 

Nuralis.RU © 2006 История народа | Главная | Словари