Как рождаются смыслы
Безусловно, мы можем и не догадываться за всю историю мира, где в каждой отдельно взятой стране. Мы можем лишь предпологать
Археология

Архивное дело

Архитектура и зодчеств...

Галерея замечательных ...

Генеалогия

Геральдика

Декоративно–прикладное...

Журналистика

Изобразительное искусс...

История

История культуры

Книговедение и издател...

Коллекционер

Антикварные книги

Балет и танцы

История

Литература, СМИ

Рязанский край

Адрес-календари, Кален...

Информационно-статисти...

Материалы к истории во...

Материалы к истории ду...

Материалы к истории зе...

Материалы к истории на...

Общие вопросы истории

Справочно - библиограф...

Театр

Каталог публикаций

Краеведение

Литература

Музейное дело

Музыкальная культура и...

Наши конкурсы

Образование

Периодические издания

Православная культура

Природные комплексы

Промыслы и ремёсла

Разное

Театр

Топонимика

Фольклор и этнография



Вестник Рязанского Губернского Земства, 1916 г, №3.

вестник
РЯЗАНСКОГО ГУБЕРНСКОГО ЗЕМСТВА
Ежемесячное издание

РЯЗАНСКОГО ГУБЕРНСКОГО ЗЕМСТВА

Год издания пятый

1916 г.

№ 3, март.

Номер "Вестника Рязанского губернского земства" для размещения на сайте любезно предоставлен научной библиотекой Рязанского историко-архитектурного музея-заповедника.

ОГЛАВЛЕНИЕ.

Наше кустарное дело и необходимость для него организованного кредита С. Сткл.

К вопросу о недосеве яровых полей в Рязанской губ. Ю. Ф.

Сберегательные кассы при об-вах потребителей. Н. Ключарев.

Карточный азарт в деревне. Павел Шкода

Влияние запрещения продажи спиртных напитков на пожарность в Рязанской губ. Ив. П-в.

О пахоте крестьянских полей и типах плугов в Рязанской губ. М. Лечебуль

Народное образование в Рязанской губернии. Ив. Потемкин

Методика обучения грамоте в журнальной литературе 1914-15 г.г. Ц. О. Афанасьев.

Местная хроника

Земская жизнь: постановления чрезв. Рязанского губ. земск. собрания 7-8 марта 1916 г. Постановления чрезв. Рязанского уездн. собрания 11 марта 1916 г. Из деятельности Сапожковского уездного земства в связи с войной. Сельское хозяйство. Помощь беженцам. Разные известия.

Общая хроника

Земская жизнь. Сельское хозяйство. Кооперация. Народное образование.

От редакции
«ВЕСТНИКА РЯЗАНСКОГО ГУБЕРНСКОГО ЗЕМСТВА».

Статьи и сообщения, напечатанные в «Вестнике Рязанского Губернского Земства», оплачиваются по усмотрению редакции.

Вознаграждение выдается только по напечатании статьи.

Авторы статей и сообщений, желающие получить за них вознаграждение, должны делать отметку на них «платная», без чего статьи и сообщения считаются безплатными.

Рукописи, присылаемые в редакцию, должны быть подписаны автором, с обозначением подробного адреса, и четко написаны на одной стороне листа, в видах облегчения труда наборщиков.

Принятые рукописи, в случае надобности, исправляются и сокращаются. Непринятые рукописи возвращаются авторам только по получении почтовых марок на пересылку.

Для прочтения крупных рукописей устанавливается 2-х месячный срок, после чего редакцией посылается автору уведомление.

Непринятые рукописи, невостребованные авторами в течение трех месяцев по получении их от редакции, уничтожаются. Непринятые мелкие заметки и сообщения не возвращаются.

Для личных объяснений и переговоров редакция открыта ежедневно с 12 до 2 час. дня, за исключением воскресных и праздничных дней.

Адрес редакции: Россия, Статистическое Отделение Губернской Земской Управы.

Ответственный редактор, Председатель Губернской Земской Управы В. Ф. Эман.

Наше кустарное дело и необходимость для него организованнаго кредита.

До нынешней войны Россия принимала на свой рынок громадное количество разных иноземных товаров, среди которых очень многие совершенно по силам не только нашей фабрично-заводской промышленности, но даже рядовому русскому кустарю. Последний, как издавно указывала действительность, прекрасно вырабатывает разные сельско-хозяйственные машины и орудия, в которых наше сельское хозяйство ощущает постоянную и в огромных размерах потребность; далее, из его рук выходят оригинальные, не лишенные художественности, игрушки; затем, кустарь - искусный мастер по выделке мехов, разных тканей, хозяйственной посуды, мебели и проч.; наконец, в самое последнее время он с выдающимся успехом приспособился к новым производствам, как, например, к выработке хирургических инструментов, термометров, струн, перископов, боевых снарядов и т. д.; таким образом можно без преувеличения сказать, что из рук русского кустаря никакое дело в области промышленности, хотя-бы раньше ему и незнакомое, не вываливается, а тем более, если создать для него соответствующую трудовую обстановку, дать ему разумное руководительство и предоставить необходимые денежные средства, без которых кустарь, по своей бедности, конечно, не может расширять и улучшать свое производство.

Спрашивается теперь, почему же наша кустарная промышленность, располагающая громадным составом способных производительных сил, не могла настолько развиться, чтобы вытеснить привоз в Россию из-за границы таких товаров, которые с успехом и в громадных количествах могли бы вырабатывать наши кустари?

Причины малой производительности промышленности весьма разнообразны. В течение долгих лет она была предоставлена самой себе, так как ни правительство, ни земства не оказывали ей должного внимания, хотя к ней были приложены миллионы рабочих рук, и она после земледелия признавалась самою важнейшею отраслью народного труда. Вследствие этого, при неразвитости русского крестьянства, техника кустарных изделий стояла на низком уровне, и спрос на них не выходил дальше потребностей деревни; неорганизованность сбыта привела кустарей к вековой зависимости от скупщиков, которые настолько обесценивали их труд, что некоторые кустарные производства хирели и даже совсем прекращали свое существование; нужда в денежных средствах, за отсутствием организованного кредита, бросала кустаря в руки деревенских ростовщиков, оценивающих свои кредитные услуги в 50, 100 и даже более процевтов; о кустарных кооперативах, способных освободить кустаря от многих зол, не было и помину.

Так дело стояло вплоть до введения в России народного законодательного представительства, которое, проявив самое благожелательное отношение к отечественной кустарной промышленности, начало отпускать сравнительно крупные денежные средства на воспособление ей разными путями. Под влиянием такого настроения Государственной Думы зашевелились дремавшие земства и министерство земледелия, и началась работа по устройству учебных мастерских для кустарей в целях улучшения техники, по организации сбыта через земские склады, по снабжению кустарей сырыми материалами, по насаждению кустарных кооперативов, но как-будто совершенно забыли о самой насущной потребности кустаря в доступном и дешевом кредите, для которого специальных кредитных учреждений и до сих пор нигде нет.

Правда, в кредитных товариществах и земских кассах мелкого кредита кустари могут получать ссуды, но эти ссуды обыкновенно мелки и краткосрочны, и, следовательно, в этих учреждениях можно лишь «перехватить» кое-какие крохи в моменты острой нужды; между тем, кустари сплошь и рядом нуждаются в долгосрочном кредите на такие надобности, как устройство мастерских, оборудование их и т.п. Да к тому же надо иметь в виду еще то обстоятельство, что кредитные товарищества и земские кассы не повсеместно раскинули свою сеть, и еще есть большие районы, которые остаются не обслуживаемыми ими. В таких районах кустарь находится всецело в руках ростовщика, скупщика и тому подобных «благодетелей» нашей деревни.

Затем, кое-где земства практикуют выдачу ссуд кустарным кооперативам, но такие явления очень редки по той простой причине, что земские средства, вообще, не достаточны для выполнения даже обязательных функций, каковыми являются народное образование, медицина, дорожное дело и проч.

Наконец, в распоряжении министерства земледелия, которое в последние 8 лет стало видным деятелем в области кустарной промышленности, имеется специальный капитал около миллиона рублей на выдачу ссуд, но он почти полностью роздан земствам и другим общественным организациям, работающим по кустарному делу, преимущественно на организацию складов, на образование оборотных капиталов постройку учебных заводов и мастерских и т. п. Ссуды из этого капитала кустарным кооперативам, а тем более отдельным кустарям, являются единичными.

Вот в каком положении находится у нас дело с кредитом для кустарей. Положение совершенно ненормальное, которое сильно дает себя чувствовать особенно теперь, когда повсюду начинают возникать разнообразные кустарные кооперативы, больше всего в форме трудовых артелей; для полной организации своих предприятий они все нуждаются в кредите, без которого не могут упрочить своего существования и широко развить и улучшить свою производительность. Поэтому правительство, в лице министерства земледелия, коль скоро признает важнейшею необходимостью создать для кустарного дела благоприятные условия, чтобы оно могло занять видное место в вытеснении с отечественного рынка многих предметов иностранной промышленности и в удовлетворении потребностей населения России собственными своими изделиями, должно поставить в ближайшую же очередь вопрос об организации специального кустарного кредита.

Самой простой формой такого кредита может явиться учреждение при министерстве земледелия специального кустарно-промышленного фонда, ежегодно пополняемого из средств государственного казначейства и основанного на таких же началах, на каких функционирует при том же министерстве специальный фонд на выдачу ссуд на улучшение в различных отраслях сельского хозяйства - мелиоративный кредит. При такой организации ссуды могут быть выдаваемы кустарным кооперативам и в известных случаях отдельным кустарям как самим центральным управлением и его местными органами, так и через посредство земств и учреждений мелкого кредита, которые, таким образом, будут играть роль местных агентов министерства, получая за свою посредническую работу известный процент из прибылей от ссудной операции.

Создавши в такой форме доступный и дешевый кредит для кустарей министерство земледелия прежде всего вызовет среди них оживленное кооперативное движение, как поощряемое правительственным кредитом, а затем, избавит их, и это самое главное, от эксплуатации безчисленными «паразитами» нашего кустарничества, каковыми являются скупщики, ростовщики, лавочники и проч.

С. Сткл.

К вопросу о недосеве яровых полей в Рязанской губернии.

Вопрос об обезпечении сельского хозяйства трудом и посевным материалом при полевых работах предстоящего весеннего сезона является одним из очередных и наиболее важных вопросов народного хозяйства.

В целях освещения этого вопроса экономическим отделением губернской управы к марту тек. года были собраны чрез добровольных корреспондентов предварительные сведения, следующим образом рисующие положение дела в области производства обработки и обсеменения яровых полей в Рязанской губернии.

Прежде всего корреспондентами отмечено, что запасы яровых хлебов у крестьян имеются (84 % показаний), при чем, однако, количество таковых следует считать в общем ограниченным. Около 2/з корреспондентских сообщений (64 %) называют эти запасы «незначительными», и всего лишь 14 % показаний указывают на "значительные" запасы яровых хлебов.

Вопрос об обезпеченности крестьян собственным посевным материалом, по сообщению корреспондентов, разрешается удовлетворительно. Большинством показаний (69 %) установлено, что собственных семян у населения хватит. Возможность недостачи семян для посевных операций имеет сравнительно более серьезное звачение лишь в неземледельческом районе губернии (уезды: Егорьевский, Зарайский, Касимовский, Рязанский, Спасский), где около половины сообщений говорят, что у крестьян не хватит яровых семян (главным образом — овса).

В общем итоге по губернии половиною корреспондентских сообщений установлено, что недостаток в собственном посевном материале ощущается лишь у немногих домохозяев (52% показаний); далее, 35% указывают, что недостача имеется у многих, и 13% свидетельствуют о наличности нужды в семенах, без определения ее размеров.

По мнению значительного большинства корреспондентов, (79%), население с семенной нуждой в силах справиться собственными средствами, не прибегая к посторонней помощи; при этом следует заметить, что необходимость помощи при посевных операциях ощущается более или менее остро опять-таки в северной (неземледельческой) группе уездов (32% показаний). В южном же районе губернии указания на необходимость семенной помощи сравнительно очень редки (10% общего числа показаний).

По вопросу о том, — каким образом желательно и возможно оказать населению помощь при недостатке собственных семян для обсеменения яровых полей, — все сообщения корреспондентов выдвигают два главных способа: 1) выдача семян в ссуду или продажа их по заготовительной цене - 5З°/о показаний, и 2) денежная помощь (в виде ссуд и пособий) — 30% показаний.

Чрезвычайно важный вопрос об обезпечении сельского хозяйства трудом, в связи с громадной убылью рабочих рук из деревни, принимает особо острую форму по отношению к хозяйствам призванных в армию. Этому вопросу корреспонденты дают, приблизительно, следующее освещение: 65% всех сообщений указывают, что при обработке яровых полей хозяйства призванных будут испытывать затруднения, при чем в 47-ми случаях из 100 говорится о значительных затруднениях и в 53-х - о том, что предполагаемые затруднения могут быть незначительными.

По вопросу о количестве семейств, лишившихся своих работников, которым потребуется помощь при весенних полевых работах, сообщения корреспондентов распределяются следующим образом: 66% показаний отмечается необходимость помощи лишь для немногих семей, 31% - для большей их части и 3% показаний совсем не определяют количества нуждающихся в помощи семейств призванных.

По поводу способов оказания населению трудовой помощи при весенней обработке полей корреспондентские сообщения приводят к следующим выводам:

См. Таблицу.

Как видим, главнейшей формой помощи хозяйствам призванных, по мнению корреспондентов, должна явиться трудовая помощь. При этом многими указывается на желательность привлечения к полевым работам военно-пленных и беженцев. Далее, некоторое значение корреспондентами придается денежной помощи (в виде ссуд и пособий) и доставке усовершенствованных с.-хоз. машин и орудий (17 и 14 %% показаний). Относительное значение прочих форм помощи, предлагаемых корреспондентами, очень не велико.

Распределив же вышеприведенные сообщения по отдельным группам уездов, мы увидим, что вопрос о способах помощи хозяйствам призванных при обработке яровых полей приобретает несколько иное положение.

См. Таблицу.

Отсюда видно, что на необходимость трудовой помощи хозяйствам призванных в южной группе уездов указывается почти в 70% корреспондентских сообщений, тогда как в северном районе губернии такие сообщения соотавляют

*) Уезды: Данков., Раненб., Ряжск., Сапожк., Скоп., Мих., Прон.
**) Уезды: Егорьев., Зарайск., Касим., Рязан., Спасский.

менее половины общего числа показаний. Далее, форма денежной помощи имеет довольно серьезное относительное значение в северной группе уездов (26% показаний) и указана менее 10% показаний в землфедельческом районе. Следует отметить, что на юге губернии сравнительно не мало корреспондентов (около 20% показаний) считает доставку усовершенствованных машин хозяйствам призванных главною формою оказания им помощи при весенней обработке полей; в северных же уездах этому способу помощи, повидимому, не придается большого значения (8% показаний).

Большой интерес представляют сообщения корреспондентов, освещающие вопрос о возможности сокращения в нынешнем году яровых посевов в связи с ощущаемым повсюду огромным недостатком рабочих рук.

В местностях, где существует обычай осенней подготовки площади, предназначаемой под яровые посевы, о случаях сокращения таковой свидетельствуют около 30% общего числа корреспондентских сообщений, при чем значительное большинство их (60%) говорит о том, что сокращение наблюдалось в общем, в незначительных размерах.

Возможность уменьшения яровых посевов текущей весною по всем местностям губернии установлена почти половиною корреспондентов (42% показаний). При чем предполагаемые сокращения должны более всего коснуться надельных крестьянских хозяйств (77% показаний); случаи сокращения площади в частно-владельческих хозяйствах составляют 23% в общем количестве сообщений по данному вопросу. *) Главнейшими причинами возможного сокращения яровых площадей корреспондентами выдвигаются: недостаток и дороговизна рабочих рук – 75% показаний, недостаток рабочих лошадей - 7% и недостаток семян – 18% показаний.

Ю.Ф.

*) Возможно, что на этом выводе сказалось влияние огромного преобладания показаний корреспондентов-крестьян (прим. Ред)

Сберегательные кассы при обществах потребителей.

Одним из главных недостатков потребительной кооперации, обусловливающих слабость ее внутреннего развития, является недостаток у нее оборотных средств. Собственные средства потребительных кооперативов по отношению к их оборотам настолько незначительны, что думать о правильной постановке торговых операций исключительно за счет собственных капиталов для большинства обществ совершенно не приходится.

Призванные бороться с частным торговым капиталом, они с первых же шагов своего существования принуждены искать кредита у оптовиков, т. е. обращаться к тому же частному торговому капиталу. Задолженность наших обществ потребителей поставщикам составляет около 200% паевого капитала.

Принужденные на 2/з покупать товары в кредит, общества потребителей вынуждены довольствоваться при покупке тем, что им предлагают поставщики-кредиторы, для последних же открывается широкая возможность сбывать обществам всякую заваль по дорогим ценам. Вследствие этого общества потребителей оказываются не в состоянии удовлетворить той сновной цели, для которой они устраиваются, т. е. снабдить своих членов продуктами хорошего качества по справедливым рыночным ценам.

Потребность в кредите особенно обострилась во время войны.

Если до войны общества потребителей находили, хотя и дорогой ценой, кредит у оптовиков, то с началом войны, когда многие оптовики закрыли своим покупателям кредит совсем, другие свели его до минимума, потребительные общества оказались в крайне тяжелом положении.

Правда, товарный кредит у оптовиков далеко не единственный выход из того тяжелого положения, в котором находится потребительная кооперация благодаря недостатку у нее оборотных средств.

Существуют земские кассы мелкого кредита, призванные заботиться о снабжении оборотными средствами кооперативов, существуют кредитные кооперативы.

Что касается земских касс, то часто, при всем желании придти на помощь потребительной кооперации, они не могут в широкой степени кредитовать потребительные общества вследствие их "некредитоспособности".

Некредитоспособность потребилок является тем жупелом, который заставляет земские кассы мелкого кредита воздержаться от сношений с потребительными обществами.

Конечно, для такого взгляда на потребительные общества имеются реальные основания.

Ведь всем известно, что общества потребителей как легко возникают, так же легко и исчезают, оставляя по себе «только печальное воспоминание погибших надежд и паевых взносов», к тому же в потребительных обществах отсутствует неограниченная ответственность членов.

Но какую громадную роль в конце концов в этой гибели надежд и паевых взносов играет все тот же недостаток оборотных средств, мешающий правильной постановке торговых операций.

Кредитные кооперативы могут кредитовать общества потребителей, если они состоят в них членами. Но кредит может быть дан лишь в размере, установленном в этих кооперативах для единоличных заемщиков. С разрешения губернских или областных комитетов по делам мелкого кредита товарищества могут кредитовать общества потребителей и свыше этой нормы, но не свыше 1000 рублей и не свыше половины паевых капиталов последних.

Таким образом, кредитование потребительных обществ кредитными кооперативами обставлено целым рядом формальностей, и вследствие этого одного кредит потребительным обществам со стороны кредитных товариществ не может быть значительным.

Между тем, запрещение продажи питей, усиленный выпуск бумажных денег создали обилие денег в стране.

Это обилие отражается на приросте вкладов в сберегательных кассах, кредитных учреждениях.

Прирост вкладов в государственных сберегательных кассах выразился сотнями миллионов рублей.

Увеличились вклады и в кредитных кооперативах, увеличились настолько, что кредитные и ссудо-сберегательные товарищества часто не знают, что с ними делать, так как одновременно спрос на ссуды со стороны населения сократился.

Между тем, те же лица, что несут деньги в сберегательные кассы и кредитные товарищества, сплошь и рядом состоят членами и потребительных обществ и могли бы часть своих сбережений уделять последним.

Кроме того, далеко не все свободные деньги население несет в сберегательные кассы и кредитные товарищества, — довольно значительная часть средств временно свободных остается на руках.

Это - хотя бы те деньги, которые, может быть, в ближайшем будущем будут обращены населением на удовлетворение своих потребностей, на покупку тех или иных продуктов.

Обращенные на нужды своего кооператива, эти средства в массе могли бы составить капитал вполне достаточный для оборотов потребительных обществ и освободить их от власти оптовиков-кредиторов.

И члены потребительных обществ нередко приходят на помощь своим кооперативам, — дают деньги взаймы под векселя или на-слово, берут большое количество паев.

Борис Фроммет в статье «Сберегательные операции при потребительных обществах» в 1-ой книжке «Вестника Кооперации» приводит из этой области ряд фактов.

Так, инструктор отдела потребительных обществ Петроградского отделения комитета о сельских ссудо-сберегательных и промышленных товариществах сообщает из своих наблюдений по Петроградской губернии: «В беседах с членами правлений обществ потребителей часто слышишь, что они на днях собираются послать за крупной партией товара, и на вопрос, имеются-ли у них на то деньги, добродушно и с хитрой улыбкой отвечают: «Деньги... деньги враз будут готовы: Сергей Карпыч как пойдет по приходу, так живо наберет хоть тысячу целковых. У нас это очень просто, потому в деньгах мы сейчас не стеснены».

Оказывается, что не только товары покупают таким путем общества потребителей, но приобретают даже недвижимое имущество. Так, напр., Ку-ское общество потребителей, Ямбургского уезда, решило купить для своей лавки дом, продававшийся в их деревне. Тот же дом приторговывал конкурент-лавочник. К его удивлению он узнал, что потребительное общество приобрело дом, собрав для этой цели среди отдельных домохозяев 1500 рублей.

Бывали случаи, когда обилие вкладов даже пугало кооператоров Петроградской губернии. Тот же инструктор, А. И. Комаров, сообщает про такой случай: «Имея желание избавиться от опасности держать при себе свободные средства, и вместе с тем получить на них хоть маленький %, крестьяне села Л-на, Лужского уезда, несут их к казначею местного общества потребителей. Казначей сначала принимал деньги очень охотно в видах расширения оборотов своего общества, но потом завыл голосом придавленного, когда таких средств натащили ему гору, — если смотреть глазами деревни, — целых 2080 рублей. И все несут и несут, а использовать надлежащим образом эти средства для своего общества потребителей ни казначей, ни правление, ни сами члены не имеют пока возможности. На мое замечание, что общество может нести большие убытки, платя %%, и поэтому следовало бы прекратить прием вкладов, если не имеется для них приложения, мне ответили, что лавка общественная, а потому она и здесь должна выручать своих членов».

Факты вроде вышеприведенных наблюдаются не в одной Петроградской губернии.

Недавно нам пришлось беседовать с одним из учредителей общества потребителей в одном из селений Зарайского уезда. На вопрос об оборотных средствах пришлось услышать довольно характерный ответ: «Э… средств сколько угодно... под векселя нам обещают давать свои же члены – денежные».

Таких денежных членов в обществах потребителей в настоящее время в деревне найдется много.

И общества потребителей в своей нужде начинают прибегать к их помощи все чаще и чаще.

От Петроградской губернии до Урала несутся вести об использовании обществами потребителей сбережений своих членов для усиления своих оборотных средств.

Для планомерного использования этих сбережений в своих целях общества потребителей начинают организовывать сберегательные кассы или вести сберегательные операции.

Согласно примечанию к § I нормального устава потребительных обществ, при последних могут быть с надлежащего разрешения организуемы учреждения, улучшающие условия жизни членов общества.

К подобным учреждениям вполне могут быть отнесены и сберегательные кассы.

С другой стороны, согласно § 7 нормального устава потребительных обществ, оборотный капитал образуется, кроме вступных взносов и паев, и из займов, заключаемых правлением общества в размерах, определяемых общим собранием, с тем ограничением, чтобы сумма долговых обязательств общества н превышала суммы вступных взносов и паевого капитала.

Опираясь на этот параграф, можно организовать сберегательные операции при обществе; тогда принимаемые от членов вклады примут форму займов на определенный срок за определенный %.

Такая форма сберегательных операций чрезвычайно удобна для обществ, так как гарантирует их, что вклады будут потребованы не ранее известного срока.

Но с формальной стороны удобнее, если сберегательные операции при обществах будут оформлены путем соответствующего изменения и дополнения устава.

Опираясь на примечание к § I, каждое общество потребителей может возбудить ходатайство пред местным губернатором о разрешении им организовать сберегательную кассу при обществе.

Большой интерес представляет в этом смысле сберегательная касса, организованная недавно при Пышминско-Ключевском обществе потребителей Екатеринбургского уезда.

В утвержденном в начале 1915 года Пермским губернатором переработанном уставе этого общества имеется весьма важный для обществ потребителей в принципиальном отеошении пункт, изложенный в примечании 2 к § 7.

По переработанному уставу этого общества § 7 изложен в следующей редакции: «Оборотный капитал образуется из: а) вступной платы (§ 13), б) членских паев (§ 13), в) займов, заключаемых правлением общества в размерах, оределяемых общим собранием, и г) мелких вкладов, принимаемых на хранение исключительно от членов общества.

Примечание. Прием и выдача вкладов, упомянутых в пункте г) сего параграфа, производится на следующих основаниях:

1) Операции по вкладам устраиваются с целью дать членам общества возможность помещать в кассе свои сбережения и увеличить этим способом денежные средства, нужные для оборотов общества, согласно § 2 п. б., и § 7 п. г. и в. устава общества.

2) Вклады принимаются в размере от 1 р. до 200 рублей для каждого вкладчика и подразделяются на: а) срочные и б) безсрочные.

3) При приеме срочных вкладов сроки устанавливаются по соглашению вкладчика с правлением общества.

4) Каждому вкладчику правление общества открывает лицевой счет и выдает на его имя книжку для записей поступления и выдачи денег по вкладам.

5) При приеме срочных вкладов на сумму не менее 50 рублей, по желанию вкладчика, вместо книжки могут быть выдаваемы векселя, подписанные тремя членами правления общества.

6) На внесенные в кассу вклады начисляются проценты в размере, определяемом общим собранием членов общества, но не более 6% годовых, при чем проценты начисляются только за полные месяцы.

7) 3-го декабря каждого года причитающиеся за истекший год проценты причисляются к капиталу вкладчика, и с этого дня на них также начисляются проценты.

8) Выдача вкладов с причитающимися на них процентами производится по особому каждый раз заявлению вкладчика в следующие сроки: суммы до десяти рублей выдаются не позднее следующего за подачею заявления дня, суммы до 25 руб. - через три дня, а до 50 и свыше - через неделю. В исключительных случаях правлению предоставляется право выдавать деньги и ранее указанных сроков.

9) Деньги выдаются лишь по предъявлении вкладчиком книжки или векселя (п.п. 4 и 5).

10) Каждый вкладчик обязан не менее одного раза в год представлять свою книжку в правление общества для контроля и записи процентов, при чем, если в течение пяти лет книжка не будет представлена, то по истечении этого срока начисление процентов прекращается.

11) В случае смерти вкладчика деньги выдаются его законным наследникам.

12) Обезпечением вкладов служат все имущество и капиталы общества.

Насколько важное значение могло бы иметь учреждение сберегательных касс при обществах потребителей в особенности в настоящее время, когда отовсюду несутся вести об изобилии у сельского населения свободных средств, едва-ли нужно говорить.

В сбережениях своих членов общества потребителей могли бы найти для себя необходимый им оборотный капитал.

Члены же потребительных обществ могли бы сохранить имеющиеся у них в настоящее время свободные средства до того момента, когда можно им дать производительное назнечение в своем хозяйстве.

Вздорожание сельско-хозяйственных продуктов, производителем которых является деревня, дало в руки деревенского населения столько денег, что оно не знает куда их девать.

Начинается покупка ненужных золотых и серебряных вещей; *) происходит безплодная растрата так нужных России капиталов.

Начинают даже раздаваться голоса о том, что население, соблазненное выгодными ценами, затронуло свой основной капитал, живой инвентарь сельско-хозяйственного производства - скот. Деревня так мало ранее видела денег, что высокие цены на телят, свиней и т. д. слишком большой соблазн.

Поэтому организация народных сбережений является задачею государственной важности.

Государственные сберегательные кассы от населения слишком далеки. С ними имеет дело лишь верхний слой деревни.

Тот же верхний слой деревни имеет в большинстве случаев дело и с учреждениями мелкого кредита, кредитными кооперативами.

Между тем, свободные деньги появились и у рядовых крестьян.

*) Корреспонденция в «Р. В.» с Ирбитской ярмарки.

Какую роль могла бы сыграть организация сберегательных операций при обществах потребителей показывает пример западно-европейской потребительской кооперации.

Известное Гамбургское общество потребителей «Продукцион» в Германии, имеющее 65 тыс. членов, 180 различных лавок, две огромных пекарни, бойни, колбасную фабрику, столярные и слесарные мастерские и др. и построившее несколько домов дешевых квартир для своих членов, значительную часть средств получает при помощи своей сберегательной кассы. В последней находится сбережений на сумму более 2 млн. рублей.

Значительные средства от сберегательных операций получает потребительная кооперация в странах: Швейцарии и Австрии.

Что же мешает выступить на этот путь нашим обществам потребителей?

Н. Ключарев

Карточный азарт в деревне.

«Слава те, Господи!» подумали все наши бабы, когда вышел приказ закрывать казенки-то. Оно хоть и не до веселья было в те поры, а все-таки радовались. И то сказать: сколько времени работали на эту самую казенку, а тут вдруг конец ей! Выходит, работайте теперь на себя... Так оно и было в начале-то. Посмотришь по улице, все мужики, кого еще на войну не забрали, тверезые, и все копошатся около своих дворов. Посмотрели, стало быть, не пьяными глазами на хоромы-то свои, ну и стыдно стало: у того плетень свалился, у другого вся крыша расползлась, у иного - не изба, а решето какое-то, во все щели и ветер, и дождь содит. Все закопошились, не слышно ни ругани, ни драк, словно не наша деревня. Таково это хорошо стало, только бы Бога благодарить... Да недолго пришлось радоваться на свое житье хорошее. Бога-ли прогневали, или уж так на роду мужицком написано, — только выходит так, что изжили одну беду, другая пришла... А все проклятые карты!... Молодежь-то и раньше играла: соберутся, бывало, парни да девки, поиграют в дурачки, короли, носы, фильки, да и разойдутся. А теперь куда там! Дуются тебе весь вечер и всю ночь до самого утра, словно дело делают, и водой их не разольешь и палкой не разгонишь. И кто только не играет — и малый, и старый, и отец, и сын, в роде как бы болезнь всех охватила... Сам знаешь, моему Ивану по части работы жаловаться не приходится, работишка всегда есть. Правду сказать, и от работы он не любит бегать, — коли работа есть, работает, как лошадь хорошая. Хлебушка, слава те, Господи, — уродился, картошка и все прочее тоже имеется. Выходит так, что сиди дома, да и прирабатывай копейку про черный день, а на деле выходит по-другому: и раньше мы от Ивановой работы ничего не видали и теперь тоже. А все оттого, что прежде заработок нес отцу родному - казенщику, а теперь все спустит по чужим карманам, — только и разницы... Добро бы выигрывал, а то только и слышишь от соседей: твой три рубля проиграл, твой пять спустил... Поедет на базар с пятишницей, добра привезет на рубль-на два, а трех рублей так и не вернетъ, да еще ругается: на вас, говорит, всю жизнь работаешь, горб гнешь, а спасибо никогда не услышишь... А пеперь, глядя на отца, и Максимка стал играть. Ежели не досмотришь, когда получит поденные, да не отберешь, так и знай – все спустит. Иван-то и бьет его, — да еще как! - а толку чуть. Отлежится малый, отдышется и опять за свое да еще с отцом перекоряется. - Коли, говорит, ты сам не играл бы да не проигрывал бы, тогда другое дело, а то ведь мне не уступишь... Что ты с ним поделаешь! Отец только кулаком по столу стучит: попадись ты мне в руки, щенок, — изувечу!... Думали, прикрыли казенки, — и слава Богу, а на деле-то получается другое.»

Рассказы-жалобы, подобные приведенному, теперь не редкость, и они достаточно ярко рисуют обратную сторону медали, на которой написано: трезвая деревня. О лицевой стороне этой медали говорилось и писалось много да и теперь не мало пишется, гораздо больше, чем уделяется внимания изнанке трезвости. Между тем, отрицательные последствия запрещения продажи вина достаточно серьезны, и дальнейшее промедление с принятием энергичных и разумных мер против них будет лишь на руку недругам народа.

С картами деревня была знакома, конечно, и раньше, задолго до объявления войны «зеленому змию». В те времена они были достоянием, главным образом, молодежи и служили одним из способов скоротать длинный зимний вечер, праздничный день и пр. Карманы игроков при этом не страдали, а если что и страдало, так это самолюбие играющих и в худшем случае носы их (при игре «в носы»). Существовали, конечно, и такие уголки, где процветал и азарт, но это было скорее исключение из правила чем общее правило. Карточный азарт, как явление, все шире и глубже пускающее корни в крестьянской массе, грозящее ея благосостоянию и без того жалкому, появился на сцене русской действительности вскоре после официальной ликвидации «пьяного вопроса» и по размерам причиняемого им вреда имеет все права на место среди «вопросов», подлежащих разрешению в первую очередь. Закрыв казенные винные лавки и вообще прекратив всякую продажу вина и водки, сделали шаг - первый и серьезный — по пути уничтожения векового зла; пьянство стало нелегальным, но оно не исчезло. Да и не могло в один миг сгинуть то, что веками въедалось в жизнь народа. Появились «денатуристы», «политуристы», «одеколонисты» и пр. «исты», готовые пить все, что содержит в себе хоть одну каплю алкоголя. Как-то неожиданно вынырнул на поверхность моря житейского азарт, и его цепкие лапы уже дают себя чувствовать в крестьянской среде. Казалось так просто: стоит запереть казенные винные лавки, отпустить на все четыре стороны казенных сидельцев, нажать на трактиры, рестораны, — и трезвость готова, народу остается только благоденствовать. На деле простое оказалось трудным, — и не удивительно.

Упразднив казенные винные лавки, трактиры и прочие места злачные, лишили народ единственного доступного для него способа развлечься и забыться от повседневных забот и тревог, взамен же ничего не дали. Если не в столь отдаленные времена крестьянин любил коротать свой досуг в трактире, у приятеля или просто дома при непременном участии третьего компаньона, именуемого «шкаликом», «сороковкою» и пр., то после насильственной смерти этого «утешителя» естественно, что в обиходе крестьянской жизни образовалась пустота, которую надо было чем-либо заполнить, так как природа, говорят, пустоты не терпит. И заполнили ее, как и чем могли: суррогатами водки, азартными играми в карты и пр.

При современных гонениях на все, что носит следы спирта, не удивительно, что азарт свил себе гнездо именно в деревне, где особенно трудно достать и спирт денатурированный, и политуру, и вообще все, что могло бы заменить собою «покойную» водку. Азарт становится опасным в не меньшей мере чем винная монополия.

Играют и старые и малые, отцы и дети, кое-где не устояли против соблазна и женщины, эти верные союзницы трезвости. Если водка тем привлекала, что она и «грела» и «веселила» пьющего ее, то карты в этом отношении имеют, пожалуй, еще большее преимущество: возможность выигрыша настолько заманчива, что надо обладать достаточно развитой волей и иметь достаточно ясное представление о моральной стороне подобного «заработка», чтобы устоять от искушения поправить свои дела за карточным столом.

Гуляя на окраинах Петрограда, мне доводилось наблюдать как рабочие в короткий промежуток времени спускали в бездонные карманы каких-то подозрительных личностей всю свою наличность, часы, цепочки и пр. В то время карточный азарт был городским пороком, уделом деревни было безпросыпное пьянство. Теперь роли, как-будто, переменились: городское население (вернее - беднота городская) отравляется всеми доступными способами, а деревня предается азарту. Результаты, конечно, печальные. Проигрывают заработок, вырученные от продажи новины и предназначенные для взноса податей деньги, проигрывают скотину, закладывают и продают землю, чтобы только удовлетворить развившуюся страсть. Явились шулера - странствующие и оседлые, обыгрывающие доверчивую публику; появилось и воровство, порожденное азартом. Не слышно лишь пока об убийствах и пожарах.

Как же люди доходят до этого?

Вот один из ответов:

«Как... Сам не знаю как. Незаметно вышло. Зимою вечера длинные, а делать нечего. Скучища... Ну и пойдем посмотреть, как ребята в карты режутся. Сначала только смотрел, а потом и выучился. Как на грех мне везло в начале: сядешь с полтинником, а уйдешь домой с рублем, с двумя. Вот и втянулся... Теперь, как вечер, так и тянет меня; не поиграю, как-будто и не по себе мне»...

Так скуки ради и за невозможностью разумно использовать свой досуг люди превращаются в ярых картежников, способных просиживать за картами целые ночи и спустить все, что имеет лишь некоторую ценность. Деревня, не успевшая оправиться от пьяного разорения, находится под угрозою другого разорения, карточного. Не слишком ли это много для народа, которому приходится нести тяготы великой войны и в будущем предстоит ликвидировать последствия ее?

Что азарт - зло, это сознают теперь и те из крестьян, кто сумел устоять от искушения. Не только сознают, но и пытаются бороться с ним по мере сил и разумения. Правда, это -борьба, так сказать, внутрисемейная, вызванная стремлением спасти заработок члена семьи от перехода в чужой карман, но все-таки это - борьба, какие бы своеобразные формы ни принимала она.

Пишущему эти строки приходилось наблюдать такие сцены. Входит в контору местный крестьянин и, перекрестившись на икону, справляется:
- «Поденные-то будете сегодня платить»?
- «Уже выдаем».
- «Так... А сынишка мой не получал пока»?
- «Нет, не приходил еще».

- «Ну, ничего, можно и подождать».

Через некоторое время приходит «сынишка» и, заметив родителя, сразу становится «темнее тучи». Получает свои поденные, долго считает их, не отходя от окошечка, и, наконец, решительно направляется к двери.

- «Подожди! — сурово останавливает отец. «Куда заторопился-то? Давай-ка деньги».
- «Какия тебе деньги? — огрызается сын. Сначала заработай их».

- «Ладно, ладно, разговаривай, такой-сякой».

Деньги переходят в руки отца, и сын, сконфуженный и угрюмый покидает контору в самом скверном настроении; родитель же, по-видимому, торжествует и рассуждает сам с собой:

- «Так-то лучше. Ему же, поганцу, на сапоги пригодятся. А не отбери я, все равно спустил бы все до копейки в карты».

Мера, безусловно, решительная ("без денег не пойдет играть") и все-таки не достигающая цели.

- «Ведь до чего дошел, поганец! — как-то сообщил все тот же заботливый родитель. «Нет денег играть, а без денег-то не принимают, так он на что пошел! Взял мешок, насыпал туда овса да и собрался тащить к Петровичу, чтобы, значит, продать. Спасибо, мне на глаза попался, я и обернул его домой. Вон оно куда пошло!»

Ведут борьбу с азартом и представители сельской администрации. Некоторые из них успели даже выделиться на этом поприще.

- «Ну и ловок же, собака! -отзываются, например, крестъяне соседней деревни о своем десятском. «Словно чутьем он чует картежников и так накроет их, что те и пикнуть не успеют. Сейчас в один карман - карты, в другой – деньги и начнет пушить. Он их чистит-чистит, да потом еще перепишет и старосте доложит. А тот уж от себя добавит».

Слов нет, малый энергичный; однако, в интересах справедливости приходится сознаться, что игра в карты в той деревне не ослабевает, да и преследуются игроки из молодежи; на игроков в почтенном возрасте карающая рука энергичного представителя сельской власти подняться, очевидно, не может.

Какие же меры борьбы с развивающимся азартом принимает в настоящее время правительство?

Прежде всего вспомнили, что в крестьянском законодательстве есть статья - пережиток крепостного права, — которая предоставляет волостным старшинам и сельским старостам право штрафовать на 1 рубль или подвергать аресту на 2 суток лиц, провинившихся в нарушении «благочиния в общественных местах».

Только беда вся в том, что в статьях говорится о нарушении благочиния в «общественных местах», крестьяне же играют в карты в своих избах. Таким образом, для исполнительных административных органов создается положение весьма затруднительное: строго придерживаться упомянутой статьи, — могутъ обвинить в покровительстве азарту; накрывать игроков в их избах, — пожалуй, обвинят в превышении власти. Дело кончится, вероятно, тем, что крестьянская изба будет подведена под понятие общественного места, и сельская власть, во исполнение циркуляра будет ходить по избам, уловляя и наказуя провинившихся.

Мне это напоминает предприятие одного генерала, задавшегося целью насадить трезвость в вверенной ему казачьей области. Сторонник трезвости, он неутомимо разъезжал по станицам с горячей проповедью трезвости, и станичные общества в ответ на его призыв вручали ему приговоры о закрытии кабаков (дело происходило задолго до открытия казенных винных лавок). Трезвость насаждалась быстро, и только в одной станице произошло недоразумение. Едва кончил генерал речь, как к нему протискался старик казак, являвший своим видом полное отрицание трезвости.

- «Никак не можно, ваше превосходительство! — бормотал он заплетающимся языком. «Ну как это так без шинков?! Случись свадьба, крестины, — ну что мы будем делать без этой самой горилки?!»

Протестант был водворен в темную на предмет вытрезвления, а генерал покинул станицу, увозя лишний приговор о закрытии кабаков. Однако, старик оказался прав. Казачество, лишившись кабаков и ничего не получив взамен действительно, не знало, что делать, и история с отрезвлением казаков кончилась тем, что в надлежащие места посыпались опять приговоры, на этот раз - об открытии кабаков.

Между предприятием генерала и применяющимися пока мероприятиями по борьбе с азартом есть нечто общее: отнимая единственный способ использования досуга, ничего не дали взамен отнятого. Не удивительно, если и результаты окажутся тождественными. Циркулярные предписания, штрафы и аресты по достигаемым ими результатам так же малодействительны, как и плакаты во время эпидемии, не подкрепленные такими мерами, как дешевые столовые, предохранительные прививки и пр.

Как и следовало ожидать, на отрицательные последствия запрещения продажи водки обратило внимание и земство, призванное «ведать местные пользы и нужды». На земских собраниях указывалось на необходимость немедленного осуществления мероприятий, направленных против усиливающегося азарта и потребления различных суррогатов водки. С этой целью некоторые земства ассигновали суммы на организацию народных домов, библиотек, разумных развлечений и пр. Направление, взятое земствами, безусловно, правильное и единственное, которое может привести к благим результатам.

Конечно, для осуществления всех мер, которые необходимо провести в жизнь, чтобы создать для отрезвляющейся деревни новые условия существования, нужны люди и средства, а главное, необходимо участие самого народа, но это уже вопрос другого порядка, и Государственная Дума, приняв законопроект о волостном земстве, сделала бы первый шаг по пути разрешения этого вопроса.

Павел Шкода.

Влияние запрещения продажи спиртных напитков на пожарность в Рязанской губернии.

Просто не верится тому, что теперь видишь в деревне да и в городе тоже. Как будто сон наяву, или несбыточная мечта. И куда девались все прежние деревенские прелести: безшабашный разгул, особенно в осеннее время, пропивание наделов, хулиганство и всегдашний их спутник – «красный петух»!

Одним почерком пера покончен проклятый вопрос с пьянством и его родным детищем хулиганством, и сам собою затих и ослаб «красный петух». Запрещена продажа крепких напитков, убран с глаз долой великий соблазн – «веселие пити», и сразу же изменилась до неузнаваемости вся физиономия серой русской деревни. Простоте решения этого вопроса, несомненно, помогла война. Иначе дело затянулось бы, пожалуй, на долгие годы. Кто следил за этим вопросом, несомненно, помнит, что разрешение его ставилось в зависимость и от виноградарей, и от пивоваров, и от городских дум и земских собраний...

Но нет худа без добра. Переживаемое великое потрясение помогло нам одержать победу над внутренним исконным врагом — "зеленым змием", тем врагом, который уже несколько столетий вносил полное разложение в русскую жизнь. Для бытописателя русской деревни чрезвычайно стало интересным теперь привести в известность, как встретил народ принудительное отрезвление, а также подвести вообще плодотворные результаты отрезвления деревни по многим и многим отраслям жизни, что мы и постараемся сделать в ряде очерков. Но особенно заметно влияние запрещения продажи спиртных напитков на уменьшении числа пожаров и выданном вознаграждении.

Редакцией журнала "Страховое дело" предпринят был запрос губернским земствам о числе пожаров и выданном пожарном вознаграждении за август и сентябрь 1914 г. (после начала войны и запрещения продажи спиртных напитков) и за те же месяцы пяти предыдущих лет, в целях выяснения влияния войны и запрещения продажи вина на пожарность в земских губерниях.

По 35 земствам за август-сентябрь 1914 г. Было всего 7.436 пожаров, по которым выдано 1.708.158 руб. пожарного вознаграждения, тогда как в среднем в предыдущее пятилетие (1909-1913 г.г.) в эти же месяцы происходило до 13.916 пожаров, и выдавалось в среднем 3.850.906 руб. пожарного вознаграждения. Следовательно, число пожаров в 35 земских губерниях в первые два месяца по объявлении войны и прекращении продажи спиртных напитков сократилось по сравнению с предыдущим пятилетием за те же два месяца (август-сентябрь) на 9.480, или на 47%. Сумма выданного пожарного вознаграждения за этот же период времени уменьшилась более чем на половину, а именно на 2.142.246 р., т. е. на 56%.

Благотворное влияние запрещения спиртных напитков отмечено первым же Рязанским губернским земским собранием декабрьской сессии 1914 года. В своем докладе этому собранию о положении взаимного земского страхования за 1914 г. губернская земская управа в главе «о пожарности» говорит, между прочим, что общее число пожаров в 1914 году сравнительно с прошлым годом уменьшилось на 715. 1) Уменьшение пожарности, говорит управа, следует приписать отчасти благоприятным условиям, главным же образом, закрытию со 2-й половины июля винной торговли. 2)

Губернской управой приводятся далее цифровые данные, подтверждающие эти мысли, за самые опустошительные месяцы, а именно:

См. Таблицу.

Из таблицы этой видно, что число пожаров за указанные месяцы 1914 года по строениям, застрахованным в

1) По сравнению же с прежним трехлетием 1911-1913 г. – на 426.

2) Докл. по вопросам, касающимся взаимн. земского страхования от огня, и относящиеся к ним журналы 50 очередн. Рязанского губернского земского собрания, стр. 67.

земстве, уменьшилось сравнительно с предшествовавшим трехлетием на 426, или 38% среднего за трехлетие.

«По обязательному страхованию, — продолжает управа, - выдано вознаграждения менее прошлого, т. е. 1913 года на 47.979 руб. да и самых пожаров минувшим летом было значительно меньше против прошлого года, что, несомненно, явилось результатом закрытия со второй половины июля винной торговли». 1)

Таким образом, закрытие казенных винных лавок оказалось самой лучшей противопожарной мерой. Это именно удостоверяется отчетами всех агентств земства. Это подтверждается последним очередным Рязанским губернским земским собранием.

Бывало, деревенские праздники, престолы, большая часть которых приходится на осенние месяцы (Рождество Богородицы, Воздвижение, Покров, Казанская, Введение, дни св. Сергия и Дмитрия), сопровождались драками, членовредительством и пожарами. Ни один праздник не обходился без иллюминации. Со времени же прекращения продажи спиртных напитков отмечается опять в докладе ревизионной комиссии «Противопожарные меры»: 1) «Пожары стали вообще довольно редким явлением; не было пожаров даже в дни торжественных праздников».

Доклад ревизионной комиссии по страховому делу 1915 г. также констатирует, что 1915 - трезвый год для страховых операций Рязанского земства представляется совершенно исключительным в отношении получаемой прибыли. "Несомненно, что главную роль в этом сыграло уменьшение пожарности, явившееся прямым последствием запрещения продажи водки".

См. Таблицу.

1) Общ. докл. ревиз. ком. о положении страхового дела 50-му очер.губ. зем. собр., стр.1.

В 1914 году чистый остаток был 371.185 р. 50 коп., т. е. 1915 г. дал прибыли больше чем вдвое против 1914 г.

Прошлому очередному собранию, говорится в докладе, ревизионная комиссия докладывала уже о том значительном сокращении пожарности наших селений, какое вызвано прекращением продажи спиртных напитков. Это благотворное влияние трезвости должно быть отмечено и в текущем году. Число пожаров сократилось до 1.346 против 1.735 пожаров 1914 года, и, что еще знаменательнее с точки зрения противопожарных мероприятий, сократилась также опустошительность пожаров. В 1914 г. на каждый пожар приходилось 4,25 погорельцев, в 1915 году приходится 3,51.

О том же свидетельствуют цифровые сведения о пожарах в Рязанской губернии, имеющиеся в губернском статистическом комитете. По этим данным, пожаров было:

См. Таблицу.

Т. е. число пожаров в 1915 году (полный год трезвости) по сравнению с 1913 годом уменьшилось вдвое: вместо 811 весною 1913 г. было за тот же период 1915 года только 348, летом - вместо 814 было 420, осенью – вместо б00 было 340 и зимою - вместо 236 было всего только 156. Пожарность 1915 г. по сравнению с 1913 годом уменьшилась на 48,2%.

Опустошительность пожаров выражается почти в той же градации, ярко свидетельствуя о благотворном влиянии существующей трезвости в деревне.

См. Таблицу.

Приведенные цифры говорят, что опустошительность за трезвый 1915 год по сравнению с 1913 годом сократилась на 50%. Даже поломка строений при тушении пожаров в трезвый год сократилась. В 1913 году было поломано 373 строения, в 1914 г. — 98 и в 1916 г. - только 16.

Благодаря вышеприведенному уменьшению пожарности не могла, конечно, не сократиться и самая сумма убытков. О сокращении суммы убытков свидетельствовали нам доклады губернской земской управы и ревизионной комиссии. За названные годы сумма убытков, по данным губернского статистического комитета, выразилась:

См. Таблицу.

Прежде неосторожность и поджог играли большую роль. В годы запрещения спиртных напитков эти причины значительно пали.

См. Таблицу.

Данные эти властно убеждают нас, что в пожарном деле – «от ней все качества», и что с исконным врагом этим необходимо бороться всеми возможными средствами. Принять меры в этой борьбе доле всех и каждого, а на земских и городских управлениях лежит самая первая и священнейшая обязанность.

Только что закончившееся Тамбовское губернское земское собрание уже приступило к выполнению этой священной обязанности, ассигновав единовременно 100.000 рублей на образование особого фонда по устройству народных домов губернии. Достойно внимания то обстоятельство, что означенное ассигнование проведено по страховому отделу в целях борьбы с пожарностью, с «вековою отсталостью русского народа».

Главнейшим толчком к проведению в жизнь этого мероприятия послужил именно факт значительного сокращения за 1915 г., благодаря трезвости, сельских пожаров и получение через это земством значительной прибыли по обязательному страхованию - до полумиллиона рублей.

Для земского страхования, говорится в докладе, имеющего крупнейшее значение в народной хозяйственной жизни страны, явилось бы чрезвычайно важным использовать условия настоящего времени и постараться закрепить насколько возможно те результаты, тот эффект, которые сказались в связи с отрезвлением деревни.

Мнение вполне справедливо, и можно надеяться, что по этому пути пойдут и другие земства.

О пахоте крестьянских полей и типах плугов в Рязанской губ.

Уже давно многими хозяевами-практиками отмечен факт повышения урожаев от углубления пахотного слоя, и целый ряд данных опытных полей, главным образом, на черноземах и суглинках различных типов говорит о значительном приросте в урожае от увеличения глубины пахоты на 1 -3 вершка.

Наиболее показательными и эффектными будут прибавки от растений, требующих глубокой почвы, рыхлой и хорошо проветриваемой, — т. е. корней клубнеплодов и растений, продвигающих свой корень глубоко в почву (люцерна).

Так, по данным Полтавского опытного поля (работающего 30 лет) оказывается, что на лесных суглинках этого поля:

См. Таблицу.

Прирост в урожаях картофеля и свеклы (кормовой) достигал на этом же поле 4-11% от "основного" (т. е. по средней, принятой обычно, глубине в 3 вершка) урожая, и хозяева свекловичных районов (юго-западной России), усиливая богатство почвы внесением минеральных и органических удобрений, одновременно углубляют пахотный слой, рассчитывая на пополнение запаса питающих растение частиц, до сих пор не принимавших участия в кормлении укоренившегося растения. В этих районах - местах значительной продукции сахарной свеклы, т. е. в губ. Киевской, Полтавской и друг. - «экономическая» пахота нередко захватывает слой до 6 вершков, иногда более.

Под влиянием неоформленного сознания необходимости «взрывать» землю и от усиленного (на юге и в области степного чернозема) пропагандирования со стороны агрономов улучшенных приемов обработки, крестьяне иногда вспахивают свои полосы сразу на значительную глубину и тем самым обнажают тот «мертвый» слой, который требует усиленного и длительного воздействия различных факторов физического и биохимического порядка. Если иногда прибавки в урожае от углубления пахоты не бывают достаточно велики, и некоторые растения не особенно заметно реагируют на эти приемы, проводимые в хозяйстве, то самый принцип, требующий «привлечения» новых слоев почвенного состава к питанию растений, остается незыблемым, и теории мелкой пахоты, — заключениям всем известного г. Овсинского, придется долго ждать подкреплений практического свойства массового характера. Но тем более странным должно быть названо явление, отмечаемое на черноземах центральной России. До сих пор полагали, что наиболее чудодейственным пашущим орудием был плуг Сакка с его культурным отвалом, сделанным из трехслойной панцирной-сильной закалки-стали, хорошо "натянутым" лемехом, легко устанавливаемым ходом и т. д. И в целом ряде мест, где господствовала вытесняемая ныне соха, где переход к однолемешному плугу был очередным и до очевидности неизбежным, мелкие хозяева стали приобретать двухлемешные плуги, и последние сразу же заняли в торговле место тех плугов, которые, при слабейшей производительности, все-таки давали лучшее крошение пласта, отчетливо срезая его и не кладя на ребро.

Глубокая и так называемая «чистая» пахота достигалась и в экономиях у "правильных" хозяев постоянной работой на однолемешных плугах (редко с почвоуглубителем), которые лучше пахали и жнитво (на зябь), и паровые поля, требующие для лучшего действия навоза глубокого и рыхлого почвенного слоя, заблаговременного подъема пара. Если для лущения и мелкого "сдирания" пожнивных остатков и предоставлялась возможность неглубокой пахоты, работы многолемешника или даже простого культиватора, то основная пахота всегда должна была производиться однолемешным, подходящим к данной почвенной разновидности, плугом.

В тех местах, где крестьяне вывозят навоз на паровое поле, работа двухлемешника далеко не всегда достигает цели: солома неперепревшего навоза легко им забивается и заделка и наиболее правильное запахивание навоза у хозяина заботливого производится однолемешным плугом.

И все-таки факт налицо. Переход от древней прадедовой сохи - универсального орудия - непосредственно к двухлемешным плугам, а кое-где и к многолемешникам несомненен, и тенденция эта может быть прослежена в различных областях центральной России. Слабым показателем можно считать Нижегородский пример. Так, по Ардатовскому у. приводятся следующие погодные цифры продажи плугов.

См. Таблицу.

Правда, в этой таблице мы видим только относительный рост разбора двухлемешников сравнительно с однолемешниками и усиленное (абсолютно) распространение однолемешных плугов. Для Нижегородской губ., в которой земской агрономической организацией насаждаются прокатные пункты, снабженные почти исключительно (из отвальных пашущих орудий) однокорпусными плугами Сакка (марок JP6, ZН6, D8N и др.), Эккtрта, Липгарта и т.д., плуги настолько внедрились в крестьянское хозяйство, что в части уездов наблюдается стремление вовсе не ставить плугов на прокатные станции.

В соседней - Тамбовской губ. есть еще районы сплошной сохи, и в этих местах замена направлена все-таки не в сторону однолемешного плуга, как наиболее культурного орудия, и в тех случаях, когда на прокатном пункте стоит плуг Сакка, работа производится двухлемешниками или сохами (пахота парового поля) с отказом от бесплатного пользования этим заведомо хорошим плугом.

Конечно, большая производительность двухлемешника, ненужность второго рабочего (сравнительно с пахотой на 2-х сохах), возможность применить труд полурабочих и подростков (очень ценная даже в крестьянском хозяйстве – при нынешней дороговизне рабочих рук) заставляет предпочесть двухлемешное орудие. Стремление ускорить пахоту увеличением производительности пашущего орудия наблюдается там, где существует вненадельная аренда, и где засеваемая хозяином плошадь год от году увеличивается.

Сравнительная дешевизна этого плуга, его ускоренная работа (при более мелкой пахоте) и невозможность достать хороший и недорогой однокорпусный плуг внушает – особенно при нынешних условиях беззаботного отношения к земле серьезные опасения за отчетливость пахоты в крестьянском хозяйстве, так как при оттоке рабочей силы на сторону (в армию и на заработки) стремление к усиленной производительности пашущих орудий будет проявляться особенно заметно.

Но, как отмечено и по Моршанскому у. (Тамбов. губ.), от усиленного применения пахоты многолемешным орудием страдает не только качество пахоты... Желая поскорее "отпахаться" и начиная взмет парового поля поздно (к Петрову дню), крестьянин, имеющий плуг и две сохи, скорее пустит в работу сразу обе сохи (они производительнее) чем хорошо рыхлящий и оборачивающий дернину плуг, как это мне неоднократно приходилось наблюдать в южных уездах Тамбовской губернии. Если двухлемешник начинает заменять сохи, то по своей производительности он не заставляет крестьянина особенно торопиться с подъемом парового поля, служащего до получения других кормов пастбищем с обильным произрастанием на нем разного вида сорняков. Крестьянин забывает о том, что отнесенье срока пахоты парового поля к более раннему времени - к началу лета - всегда приносит лишнее зерно и солому. И обилие появляющейся после сошной пахоты и обработки двухлемешником сорной растительности говорит хозяину о том, что с пахотой не следует торопиться, во избежание повторной обработки (двоения и троения), до посева озимых.

И третий клин крестьянского трехполья, т. е. яровое поле, страдает от этого стремления отработать быстро пашушим (и мельче работающими) двухлемешниками. Требуя не менее 2-х лошадей, это орудие не может быть пущено при пахоте на зябь осенью — и чаще всего поздней (октябрь, а иногда и позже): 2-х крестьянских маломерных и не всегда «на овсе» стоящих лошадей мало для такой тяжелой осенней пахоты, и потому крестьянин, имеющий двухлемешник, нередко откладывает зяблевую вспашку под яровое, выезжает весной и после первой же пахоты приступает к посеву. Жизнь не исключает и случаев посева «по пожару» (заведомо вредного, немыслимого при «неуправке» крестьянской) — без пахоты весенней, под двухлемешник, который может быть и послепосевным орудием (запахивающим семена).

Если принять во внимание недобор озимого хлеба от поздней (к концу июня) и сравнительно мелкой пахоты и заметную потерю ярового от перенесения «зяблевой» пахоты на весну (данные опытных полей устанавливают бесспорную потерю урожая в количестве от 1б до 40 пудов, иногда более на десятину), то будет понятна и заботливость по отношению к хозяйству губернского агрономического совещания (16-19 марта 1914 года) при Тамбовской губернской земской управе, которое постановило «просить г.г. агрономов направить пропаганду на распространение в крестьянских хозяйствах однолемешных плугов, признавая, что однолемешные плуги имеют явные преимущества перед двухлемешными».

Правда, испытания плугов (организованные с 1912 года) на Ростово-Нахичеванской (на Дону) опытной станции говорят (по трехлетней сложности опытов) о том, что особой разницы в сборе хлеба (урожае) от применения плугов различных типов (но конструированных, главным образом, по типу плуга Р. Сакка) не заметно. Так, на этой станции испытывались 4 плуга (при одинаковых, конечно, условиях - дальнейшей послеплужной обработки, одновременного высева, однотипичной почве и т. под.): 3 однолемешных (плуг культурно-германский D8SN Р. Сакка, колонист. И. Гена АБЖЗ, англо-болгарский дисковый, марки "Россия") и 1 двухлемешный — завода Аксай DТ2, наиболее распространенный в тех районах.

Повторность делянок была соблюдена. Вспашка производилась одновременно, на глубину 3 - 4 вершков (см. журнал «Юго-восточный хозяин» №№ 45-46-47, 1915 г.)

Было установлено наблюдение за ростом и созреванием растений, учтена качественная сторона самой пахоты этих плугов, и результаты (цифры урожая) по различной пахоте выразились в следующем:

Озимая пшеница красная остистая (средние данные за 1912-1915 годы).

См. Таблицу.

Почти те же данные имеем и для ячменя (местного происхождения) в опытах на пахоту (зяблевую) за годы 1913- 1915.

Ячмень (местный).

См. Таблицу.

Хотя «слитая» пахота дискового и двухлемешного плуга (Аксай) сравнительно с пахотой других плугов дала незначительный прирост (а наибольший урожай соломы получен при вспашке дисковым плугом), — прирост этот в условиях трехлетнего опыта нельзя считать отличным и особенно показательным: скорее здесь могли иметь место случайные причины.

Для условий крестьянского хозяйствования работа двухлемешником неизменно влечет за собою более мелкую пахоту (в виду трудности вспашки 2-мя крестьянского типа лошадьми и ясного желания ускорить работу — "отпахаться"), и следовательно, недобор в урожае должен быть не вызывающим сомнений следствием работы двухкорпусного плуга.

Особенно сильными "заборщиками" двухлемешных плугов сравнительно с однолемешниками являются Раненбургский уезд (отношение двух- и многолемешных к однолемешным: 1956:141=13,9, Данковский: 426:253=1,6, Ряжский: 840:323=1,0, Пронский: 668:430=1,5).

Отношение количеств одних двухлемешных плугов к однолемешным для этого трехлетия (1913-1915 г.г.) будет таким:

В 1913 г. — 4,3:1; в 1914 г. — 3,2:1; в 1915 г. 2,6:1.

Тенденция к уменьшению (относительному) количества двухлемешных плугов ясна. Многолемешные плуги намеренно исключены из учета, так как эти орудия, именуемые иногда севопашниками, лущильниками скоропашками и т. п., играют роль скорее культиваторов, чем собственно пахотных (для подъема пласта) орудий.

Явление уменьшения (относительного) количества двухлемешников в Рязанской губ. следует признать отрадным.

Производительность этого плуга, хорошая закалка стали блестящего отвала, с ровным скольжением пласта и дальнейшим его крошением, при значительной устойчивости самого плуга, привлекают к себе широкие круги хозяев из крестьян, и однолемешному плугу не так скоро удастся проникнуть в мелкое хозяйство и завоевать себе прочное положение. В пахоте этим, сравнительно дешевым, орудием хозяин, не углубляясь далее 2 – 2 вершков, захватывая «плавным ходом» борозды в 10-12 вершков шириной (с ровным дном) и быстро успевая отпахаться на небольшом наделе своего "карликового" хозяйства, не замечает того, как далека эта обработка от правильной, обеспечивающей ему больший урожай...

Причины распространения этого вида плуга не только в самой производительности его, в технике пахоты, не допускающей особого углубления пахотного слоя...

Дешевизна двухкорпусного орудия и дорогостоящие рабочие руки заставляют хозяина обходиться и без плуга Р. Сакка (или по этому типу сконструированного), так как для последнего нужны и средства и знания, которыми наша деревня далеко не богата.

Однако, несмотря на технический эффект, достигаемый углублением пахотного слоя - в виде излишков в урожае зерна и соломы, дальнейшее увеличение глубины пахоты нередко бывает невыгодным по экономическим причинам: стоимость получаемой прибавки не всегда окупает излишний расход на лошадиную тягу и усиление рабочей силы. И только в связи с общим подъемом техники в крестьянском хозяйстве и с внедрением в крестьянскую массу известного запаса с. -х. знаний мысль хозяина направится в сторону прочно обоснованных (с технической стороны) и экономически выгодных приемов земледелия.

М. Лучебуль.

Народное образование в Рязанской губернии.

В настоящий момент, когда все взоры и помыслы направлены на театр войны, мы не должны забывать насущных потребностей страны, мы должны организовать тыл страны так, чтобы не чувствовалось великой разрухи ни в военное время, ни в дни желанного мира. Все мы смотрим в даль, в светлое будущее, ждем от него лучшего, а, ведь, это светлое будущее так тесно связано с просвещением народа, и все мероприятия погибнут без должного просвещения масс. Поэтому в данный момент мы должны обратить особенное свое внимание на народное образование. Не так давно закончились у нас уездные земские собрания. Интересно проследить, отметить и наметить новые пункты, желательные для успешного процветания народного образования в нашей губернии.

Красною нитью во многих земских собраниях в текущем году проходят заботы и пожелания об открытии высших начальных училищ в уездах.

Зарайское уездное земское собрание по докладу об учреждении сети высших начальных училищ в Зарайском уезде постановило: признать открытие в уезде высших начальных училищ делом неотложным, в целях предоставления населению, прошедшему одноклассную школу, повышенного образования.

Скопинское земское собрание по докладу о сети высших начальных училищ в уезде постановило: 1) при всех высших начальных училищах должны быть устраиваемы специальные курсы, подготовляющие оканчивающих к определенной практической деятельности. 2) Открытие высших начальных училищ невозможно в наемных помещениях не только в уезде, но и в г. Скопине. Для правильного и успешного их функционирования должны быть построены особые здания с помещениями для квартир преподавателей и общежития. 3) При уездных высших начальных училищах необходимо устройство общежитий для того, чтобы такие училища были действительно доступны населению обслуживаемого ими района. 4) При высших начальных училищах по уезду должны отводиться участки земли не менее 1 десят. для разведения садов. 5) Установить в настоящее время размер местных средств для осуществления сети высших начальных училищ в уезде представляется невозможным, так как война обессилила земство. 6) Признано желательным осуществить по уезду сеть в течение 1920-1930 г.г. с устройством сверх существующего Горловского еще 8 высш. начальн. училищ в селах: Павельце, Катине, Казинке, Яблоневе, Городецком, Секирине, Покровском, Шишкине, Чернаве. Что касается г. Скопина, то здесь должно быть открыто в ближайшее время и, если возможно, в 1916 году высшее женское начальное училище с профессиональными классами.

Рязанское уездное земское собрание также постановило признать делом неотложно необходимым открытие в уезде высших начальных училищ; при этом одобрены намеченная особым совещанием сеть высших начальных училищ Рязанского уезда и расчеты управы по ее осуществлению, и поручено управе возбудить ходатайство об открытии высшего начального училища в с. Новоселках в 1916 г. в здании местного двухклассного училища, разместив последнее в зданиях местных земских школ.

Ряжское уездное земское собрание по вопросу о разработке сети высших начальных училищ в уезде постановило поручить управе и просить училищный совет выяснить на местах условия открытия таковых, признав необходимым открыть высшие начальные училища смешанного типа на севере и юго-востоке уезда. И другие уездные земские собрания также высказались вполне благожелательно об открытии высших начальных училищ в уездах.

Таким образом, так или иначе сделан первый шаг вперед в деле насаждения у нас в Ряаанской губернии сети высших начальных училищ по селам.

В высшей степени интересно отметить, каково отношение и каковы заботы о народном учителе в военное время, когда дороговизна на предметы первой необходимости дошла до невероятных размеров. Так, мы должны отметить, что Егорьевское земское собрание постановило возобновить периодические прибавки к жалованью учащим земских школ Егорьевского уезда и назначить на время войны ежемесячные прибавки по 5 руб. тем учащим, которые получают оклады не более 30 руб. в месяц. Скопинское земское собрание постановило внести в смету 2000 руб. на награды и пособия учащим преимущественно семейным. Рязанское уездное земское coбpaние постановило: в виду того, что жалованье учительскому персоналу оплачивается министерством народного просвещения, и размер окладов этого жалованья в настоящее время, вследствие дороговизны жизненных условий, совершенно недостаточен, поручено управе возбудить по телеграфу пред министерством народного просвещения ходатайство об увеличении получаемого учительским персоналом жалованья хотя бы на время военных действий.

Необходимо указать, что в «основных положениях по вопросу о введении всеобщего образования», изданных новым министром, в § 7 сказано: министерство народного просвещения, в случае постановления земского или городского самоуправления о введении всеобщего обучения, обязано принимать на себя расходы в размере минимального оклада содержания учащих лиц как во вновь учреждаемых училищах, составляющих школьную сеть данной местности, так и в ранее существовавших училищах. В параграфе 9 еще читаем: «Минимальным окладом жалованья для учителей всех местностей России принимается 360 руб. в год и для законоучителей - 60 руб. Оклад этот, в зависимости от местных условий жизни, может изменяться в сторону повышения, которое относится исключительно на местные средства. Периодические прибавки, устанавливаемые содержателями училища для учащих лиц, должны быть относимы всецело на местные источники».

Получается довольно курьезное, а для народного учителя печальное положение. Министерство, давая минимальный оклад жалованья, как бы надеется, что этот оклад увеличат земства, а земства, в свою очередь, указывают на министерство: оно вам платит жалованье, оно пусть вам и прибавит. Кто прав, кто виноват, — судить не нам, но только одно следует сказать, что, если Рязанское уездное земское собрание и другие уездные собрания будут оставаться на такой точке зрения, то неминуемо должно отнять и те прибавки у учащих, которые уже существуют. В тех же уездных земствах, в которых нет никаких положительно забот о материальном увеличении содержания народного учителя, можно отметить такие постановления. Так, в Ряжском уездном земском собрании постановлено увеличить прогоны, суточные составу управы и членам училищного совета от земства; в Михайловском земском собрании следует отметить: по докладу о застраховании медицинского и служительского при медицинских учреждениях персонала на случай смерти от заразных болезней постановлено - состав управы в отношении страхового обеспечения приравнять к докторскому персоналу. Касимовское уездное земское собрание постановило: в виду тяжелого военного времени отложить на год ассигнования 500 руб. на учительский дом. Таким образом, мы видим, что очень и очень немногие земства Рязанской губернии пришли на помощь в материальном обеспечении народного учителя в виду невероятной дороговизны жизни. В то же время необходимо отметить, что почти нет ни одного земства, где бы не было прибавлено к содержанию служащих в управах.

Сами учащие земских школ не обращались в земства с просьбами, заявлениями о своем материальном, прямо таки бедственном, положении, но в этом их винить особенно не приходится. Прогрессивные уездные земства не должны, конечно, забывать, что сносное содержание и хорошая материальная обстановка требуются для того, чтобы не нарушать в учителе наилучших педагогических способностей - спокойствия, бодрости настроения духа. Нужны ли еще доказательства? Нет, доказательств здесь не нужно: последний крестьянин в деревне удивляется скудности учительского жалованья; почему же не удивляются наши земские деятели?

Война тяжелым ярмом легла на все начинания в просветительной деятельности земств. Усиленная постройка школьных зданий до войны во многих земствах почти прекратилась. Так, по докладу об открытии и постройке школ Данковское земское собрание постановило: продлить на один год строительный срок введения всеобщего обучения и открытие 10 новых школ, а также отложить до окончания войны постройку школы для детей хуторян Кочуровской волости. По причинам опять-таки военного характера нельзя было открыть новые комплекты в школах. Егорьевское земское собрание ходатайства сельского старосты д. Самойлихи об открытии 2-го комплекта в Самойлиховской школе и учительницы Орловой об открытии 2-го комплекта в Петровской школе отклонило в виду обстоятельств военного времени. Отклонено также и по тем же причинам отношение инспектора народных училищ об открытии 3-го комплекта в Бардаковской школе и 2-го штата в Петровской школе. Внесено большое расстройство в учебную жизнь тем, что многие учителя оторваны от школы для несения военной службы, а на их место назначаются временно-исполняющие их должность лица, что, вне сомнения, не будет способствовать нормальному течению учебной жизни. Егорьевское земское собрание по докладу управы разрешило выдавать квартирные деньги семьям учащих, призванных в армию, или заместителям их, в зависимости от местных условий. В деревнях и селах, со взятием многих кормильцев семей, чувствуется в достаточной степени беспризорность детей; все это имеет большое значение для того, чтобы поставить учебные занятия в школе на должную высоту. Нельзя пройти мимо постановлений Рязанского уездного земства. По докладу о состоянии земских школ в Рязанском уезде решено: 1) одобрить предложения управы об организации школьных попечительств, со включением в них представителями от уездного земства членов управы, гласных земского собрания и школьного агента, поручив ей войти по вопросу организации попечительств с соответствующим ходатайством в уездный училищный совет; 2) поручить управе принять меры к устройству для учащихся в школах горячего приварка, с привлечением к этому местных людей, и внести в смету на предстоящий год 500 руб. на приобретение потребного инвентаря и выдачи субсидии местным организациям; 3) поручить управе войти с ходатайством в министерство народного просвещения об отпуске пособия на оборудование школ наглядными учебными пособиями в размере 2260 руб. Признано желательным участие в уездном училищном совете земского врача и постановлено возбудить об этом надлежащее ходатайство.

Отношение к церковно-приходским школам, по вподле понятным причинам, — индиферентное, а в некоторых земствах даже отрицательное. Только Зарайским уездным земским собранием постановлено возбудить ходатайство пред училищным советом при св. синоде об отпуске средств на дополнительное содержание церковно-приходских школ Зарайского уезда в размере 2000 р., дабы в них не взималась плата с учеников.

Что касается до внешкольного образования, то в некоторых наших уездных земствах даже никаких положительно стараний не приложено; если по другим отраслям в таких земствах еще читаются «тощие» доклады, то по внешкольному образованию даже не заходит никакой речи, как будто внешкольного образования и не может существовать в уезде.

В настоящую очередную сессию земских собраний на внешкольное образование обращено должное внимание в Рязанском уездном и Скопинском земском собрании.

В Рязанском уездном земском собрании постановлено: 1) признать планомерное насаждение в уезде учреждений по внешкольному образованию делом неотложно необходимым и равноценным заполнению школьной сети; 2) поручить управе ходатайствовать пред Рязанским губернским земским собранием о принятии участия по внешкольной просветительной работе установлением определенного плана насаждения внешкольных просветительных учреждений, выяснением финансовой стороны данного вопроса и определением источников осуществления указанных мероприятий; 3) внести в смету на предстоящий год 2700 руб. для организации двух библиотечных районов с центрами в Вышгороде и Кузьминске, поручив управе пригласить отдельных заведующих этих районов как для обслуживания данных селений, так и инструктирования окрестных библиотек, в целях развития их деятельности и организации по районам народных чтений, образовательных выставок, народных спектаклей и других просветительных мероприятий; 4) поручить управе ходатайствовать об открытии читален при Кузьминской и Вышгородской библиотеках и других, где окажется по местным условиям возможным; 5) поручить управе для усиления деятельности народных библиотек принять меры к организации из посетителей их, где окажется возможным, библиотечных обществ и учреждению библиотечных советов в соответствии с существующими законоположениями; 6) поручить управе всемерно содействовать местной инициативе в просветительных мероприятиях путем создания музыкально-драматических кружков, обществ народных домов и проч.; 7) поручить управе оказать содействие в организации общества народного дома в с. Алеканове, внести в смету на предстоящий год 1000 руб. для оказания помощи в постройке для этого учреждения собственного здания и ходатайствовать пред Рязанским губернским земским собранием об ассигновании такой же суммы, положив этим начало открытию в уезде народных домов, управляемых организованными группами самого населения.

В этих постановлениях видна продуманность, прогрессивность и в этом отношении надо отдать справедливость, Рязанское уездное земство среди других уездных земств нашей губернии стоит в первом ряду.

Скопинское уездное земское собрание по докладу (внешкольное образование) члена училищного совета Д. А. Леонова постановило: 1) внести в смету на приобретение материалов для народных и школьных чтений (волшебные фонари, картины, брошюры и пр.) 1000 руб. вместо вносимых до сего времени на школьные чтения 100 руб. и возбудить пред правительством ходатайство об ассигновании земству казенного пособия в размере 10 тысяч рублей на постройку и оборудование в г. Скопине народного дома, уполномочив управу представить при ходатайстве план проектируемого здания и надлежащие сметы; 2) подтвердить перед отделом промышленных училищ ходатайство об ассигновании Скопинскому земству на общих основаниях пособия на постройку и оборудование имеющих быть открытыми в 1916 г. ремесленных отделений в с. Вослебове слесарно-кровельно-малярного, в с. Павельце слесарно-кузнечного и в с. Городецком каменно-бетонного и печного.

Работы по внешкольному образованию в Рязанской губернии предстоит очень много, даже не задаваясь какими-либо особенными мероприятиями в этой области в будущем. До сих пор у нас в Рязанской губернии не выработано ни даже сети народных библиотек, читален, нет занятий со взрослыми, ни курсов для взрослых, в высшей степени слабо устраиваются народные чтения, лекции, беседы, до сих пор нет еще института заведующих внешкольным образованием.

Таким образом, развитием внешкольного образования мы ни в коем случае похвалиться не можем. Всматриваясь внимательно в качественную сторону обучения и воспитания в начальных школах, мы также должны отметить, что, несмотря на новые постройки школ, на блестящую внешность, качественная сторона обучения переживает кризис. В данном случае можно к нашим уездным земствам применить глубоко верные мысли, высказанные редакторами книги «Народное образование в земствах»: «Качественное развитие всех начинаний по народному образованию остановилось в большинстве уездов на месте, а во многих случаях пошло назад. Учат в школах по старому, без достаточной подготовки и навыков; схоластика заедает по-прежнему школу, учащиеся быстро забывают по окончании все, чему их учили, здания остаются без присмотра, учитель является гораздо более чем прежде лишь гостем в деревне, экзамены своей нелепостью поражают каждого свежего человека и мертвят порывы молодых учительских сил. Наконец, что особенно страшно, замечается бюрократизация народного образования, которая проявляется, с одной стороны, в том, что само земство принимает бюрократические замашки, т. е. чисто внешнее формальное отношение к школам и учащим, а с другой стороны, - в том, что влияние на внутреннюю сторону народного образования начинает ускользать из рук земств и переходит в руки численно и материально усиленной инспекции и дирекции мин. нар. просв. Почти все начинания по народному образованию во многих земствах остаются без всякого призора, и очень часто все отношение земств к школам ограничивается постройкой зданий, замещением учительских вакансий и оплатой счетов, — об остальном думать некому и некогда. Часто и хозяйственная часть дела ведется настолько хаотично, что производится масса лишних расходов, ассигновки на самые необходимые нужды остаются неиспользованными, в одних школах выписываются ненужные пособия, в других ничего нет, и т. д.

«Ясно, что при таких условиях количественный рост теряет свой смысл и значение, так как во всем этом большом объеме заключается сравнительно немного внутреннего положительного содержания. Получается, главным образом, улучшение статистических данных. Строят, напр., земства прекрасные школьные здания согласно требованиям гигиены XX века и не нарадуются на свои труды, а преподавание в этих зданиях ведется по правилам педагогики средних веков. Основывают земства народные библиотеки, а книжки в последних во многих случаях спокойно лежат на полках, так как или некому пустить их в ход, или же выбор их оказался неудачным. Приглашают земства учительниц с полным гимназическим образованием и оставляют их с первых же шагов без помощи и руководителя. Что же может вырасти из этого оранжерейного городского растения среди суровых, незнакомых и чуждых ему условий сельской жизни?» 1) Вот картина общая школьной жизни в земских школах, а вместе с этим нарисована вполне правдивая картина деятельности уездных земств по народному образованию в настоящее время.

Нельзя не указать, что отделы по народному образованию в уездных земствах совсем не влияют, а пожалуй, и не могут влиять на развитие улучшенных способов обучения и воспитания в народной школе, не могут оказать свое содействие к тому, чтобы заменить старые народные учебники в школах новейшими учебниками, составленными на основании разумных насущных требований современной педагогии.

Всякому известно, что прохождение того или иного предмета в школе находится в тесной связи с учебником, который введен в школе. Необходимо нашим земствам просмотреть и вспомнить о том, каковы учебники в школах. Даже комиссия при министерстве народного просвещения пришла к заключению, что "школа должна возбуждать пюбознательность учащихся и развивать их умственные способности, избегая обременения одной лишь памяти и зубристики". Но можно ли возбуждать любознательность учащихся и развивать их умствфнные способности на книгах пресловутого Баранова?

Оказывается, что в наших школах Рязанской губернии "печальной памяти Барановщина" не отошла еще в область истории. И нет ничего хуже в школе, как заниматься по тяжелому, неудобопонятному, неблагодарному и не нравящемуся учебнику. Книга для классного чтения в школе в настоящее время имеет громадное значение, это - в большинстве случаев эндиклопедия всех знаний ученика.

И так бывает довольно часто, что ученик, кроме этой книги, больше не прочитает ничего во всю свою последующую жизнь, исключая разве лубочную литературу. Поэтому выбор учебников для школы - большое, ответственное дело.

1) «Народное образование в земствах». Под редакцией Е. Звягинцева, А. Обухова, С. Серополко и Н. Чехова, стр. 5.

Бегло сравнивая учебную постановку в уездах Рязанской губернии следут отдать справедливость, что в школах Егорьевского уезда учебная часть, по сравнению с другими уездами, стоит на более высокой степени, и учебники, за исключением грамматики Некрасова, вполне целесообразны.

В настоящем учебном году в некоторых школах Егорьевского уезда книги Вахтерова "Мир в рассказах для детей" были заменены книгами, составленными В. Ананьиным, В. Гусаковым и др., «Живой родник», но, к сожалению, надо заметить, что эта замена не совсем правильна, так как I, II и III "Живой родник", несмотря на внешние преимущества, не отличаются тем внутренним богатым содержанием статей и рассказов, как это заметно в книгах Вахтерова; я этим выражаю не только свой взгляд, но и взгляд некоторых учащих, применяющих эту книгу в своих школах. Раньше, одно время, некоторые статистики довольно точным показателем культурности той или иной стороны считали количество мыла, употребляемого в стране, так в школе степень применяемости лучших, новейших, целесообразных учебников служит надежным и лучшим показателем того, что школе дана возможность полная к качественному улучшению преподавания. Но во многих еще наших школах уездных земств, как показывает практика, дыхание смерти, мертвечины веет от всевозможных устарелых пресловутых учебников, грамматик Некрасова, Цуцыковича, Баранова и К-о. Давно пора эту «лубочную литературу в педагогике» выбросить из наших школ.

Народное учительство должно сознавать, что только при тесной связи с земскими просвещенными деятелями по народному образованию оно может надеяться на улучшение своего учительского быта; поэтому народным учителям необходимо стремиться к тому, чтобы при управах добиться учреждения школьных комиссий, в которые бы входили представители от учительства в уезде. Согласно существующим законоположениям (ст. 105 положения о земск. учрежд. и последующие сенатские разъяснения) земские самоуправления имеют полное право организовывать комиссии с участием в них сведующих лиц по различным областям, в том числе и по вопросам народного образования. Уездные земства Рязанской губернии совершенно не используют это право устройства школьных комиссий. Ясное дело, что деятельность этих школьных комиссий сказалась бы самым плодотворным образом как в уездах, так и в губернии. Мы должны помнить, что строительство народной школы на началах требований современной педагогики - очень сложное, ответственное и в высшей степени трудное дело, поэтому нужна работа школьных комиссий. Народные учителя лишены представительства как на уездных, так и на губернском земских собраниях, и только лишь единственно могут влиять на разрешение вопросов устройства школы и использовать свой опыт в школьных комиссиях, а вместе с этим в этих же комиссиях просвещенные земские деятели будут прислушиваться к голосу учителя для того, чтобы народное образование в уезде прогрессировало и процветало. До сих пор еще не имеется учительских библиотек, педагогических музеев, это уже нельзя оправдать финансовыми соображениями, в этом только можно видеть небрежность к делу народного образования. Так, можно указать, что учительской библиотеки не имеется в Спасском уездном земстве. Необходимо возобновить устройство педагогических краткосрочных летних курсов как губернскому, так и уездным земствам Рязанской губернии. У нас также не устраиваются и учительские съезды; с пересмотром правил о курсах и съездах учительских в министерстве народн. просвещ., когда эти правила будут жизненны, отвечать требованиям современности, следует нашим земствам всемерно стремиться к устройству учительских курсов и съездов, так как в этом залог качественного процветания нашей начальной школы.

В самом начале статьи мною отмечены были заботы и пожелания наших земств о введении в уездах повышенного образования, открытии высших начальных училищ. Но, исходя из тех соображений, что наши земства в настоящий момент в финансовом отношении совершенно почти обессилены военным временем, что для большей части сельского населения высшие начальные школы будут недоступными, самое открытие их откладывается в очень долгий ящик, число этих высших начальных училищ на уезд в большинстве случаев незначительно (напр., Скопинское земство в течение с 1920 г. по 1930 год постановило открыть 8 высших начальных училищ), нельзя не привести некоторых соображений по этому поводу. Соображения мои на этот счет до некоторой степени сходны с выводами, сделанными совещанием председателей земских управ московской губернии совместно с комиссией по народному образованию. Предварительно следует указать, что в качестве народной школы повышенного типа могут служить двухклассные школы (с 5-ти и 6-годичным курсом в зависимости от продолжительности курса начальной школы), высшие начальные училища по закону 1912 г., торговые школы, и, наконец, различные учебные заведения, открываемые по положению о частных учебных заведениях. Вышеназванное совещание пришло к таким выводам:

«Шестигодичные школы могут открываться по положению о двухклассных училищах и дают возможность продолжать обучение по окончании 4-летней начальной школы еще 2 года, т. е. до 13-14 лет (включительно); окончание шестигодичной школы дает право поступления в торговые, сельско-хозяйственные, ремесленные, технические школы, учительские семинарии и т. п. Стоимость содержания последних 2-х отделений (V и VI) равняется, приблизительно, 1.000 руб., и, кроме того, потребуется на содержание учащихся из отдаленных местностей рублей 400 на каждую школу. На единовременные расходы (помещение и оборудование) нужно в среднем 6.000 руб. Следовательно, шестигодичные школы являются доступными для населения по числу лет обучения, а также и устройство их более осуществимо для земств, вследствие значительно меньшего размера требуемых ими единовременных затрат и текущих расходов.

"По стоимости организации, постановке дела и возрасту учащихся шестигодичные школы носят характер начальной народной школы, но с расширенным курсом.

"Высшие начальные училища дают окончившим начальную школу возможность продолжать обучение еще в течение 4-х лет, т.е. в среднем до 15-17 лет (включительно); учителя в них, по закону, должны быть с высшим образованием или из окончивших учительские институты. Высшие начальные училища дают право перехода в соответствующие классы средней школы, лишь с экзаменом по иностранным языкам: из I-гo класса во П-й, из II-гo — в III-й и т. д.; для девочек в продолжение всего курса и после окончания - право поступления в пятый класс, для мальчиков - в течение первых двух лет (кончая переходом из II-гo в Ш-й). В высших начальных училищах может быть устанавливаема плата за обучение. Стоимость содержания высшего начального училища исчисляется без прибавок учащим за выслугу лет, в 7.190 р. Кроме того, на содержание учащихся из отдаленных селений потребуется, примерно, 3.000 руб. На единовременные расходы нужно около 25.000 руб. на училище.

По стоимости содержания, постановке дела и возрасту учащихся высшие начальные училища приближаются к типу прогимназии и являются для преобладающей части населения недоступными. В то же время и для земств открытие значительного числа высших начальных училищ, в виду дороговизны, является недоступным.

«Однако, имея в виду, что высшие начальные училища могут давать более солидное образование, следует признать, что они могут удовлетворять потребности наиболее населенных и бойких пунктов Московской губернии с наиболее зажиточным населением.» 1)

Торговые школы являются подходящими более всего для местностей с наиболее развитой торгово-промышленной жизнью; в нашей губернии, за редкими исключениями, -мало применимы. Таким образом, принимая во внимание все вышеизложенные соображения, мы должны самым нормальным положением признать такое состояние планов в области народного образования: уездное земство, разрабатывая сеть насаждения высших начальных училищ, должно в данный момент как можно больше открывать двухклассных училищ и даже не с 6-ти, а с 5-ти-годичным курсом, так как финансовое состояние многих земств будет служить препятствием к открытию двухклассных школ с 6-ти-годичным курсом. Затраты на открытие, в большинстве же случаев на преобразование одноклассных училищ в двухклассные, — очень маленькие; этим же открытием двухклассных училищ дается возможность в самое ближайшее время организовать повышенное образование для населения; более способным, даровитым ученикам открывается дорога для поступления в другие учебные заведения. Не может дело народного образования стоять на мертвой точке, оно должно прогрессировать; не можем мы, сложа руки, дожидаться, что лет через 15-20, а в других местах много больше лет, будут кое-где по уезду красоваться высшие начальные училища.

Нам вполне становится понятным, напр., постановление

1) «Народное образование в земствах", стр. 365.

Данковского уездного земского собрания об открытии высших начальных училищ; собрание высказалось за желательность открытия таковых в уезде исключительно на средства правительства. В этом постановлении, конечно, не миновали сказаться соображения финансового характера. Открытие двухклассных училищ у нас в Рязанской губернии за последнее время стало заметно, но деятельность в этом направлении все еще находится в зачаточном состоянии. Егорьевское уездное земское собрание постановило в текущем году преобразовать Колычевское и Куплиямское одноклассные училища в двухклассные и поручило управе возбудить ходатайство об отпуске средств на их содержание. Единичные открытия двухклассных училищ и в других уездах есть, но во всей этой работе нет планомерности, все случайно. Мы не можем похвалиться тем, что в деятельности земств существует какая-либо известная система; мы еще ощупью, наугад, идем к тем целям, которых уже добились передовые земства в России. Одной из очередных задач Рязанского губернского земства является организация отдела по народному образованию при Рязанской губернской земской управе; такие отделы при других губернских земствах давно уже организованы. Учреждение отдела по народному образованию при губернской управе нужно для наилучшей постановки дела школьного и внешкольного образования. Губернская организация по народному образованию конечно, должна взять на себя объединение функций в этой области для всех уездов или для большинства их.

В будущем при губернской земской управе, как это наблюдается уже при некоторых, могут быть склады и небольшие мастерские наглядных пособий, организованы краткосрочные учительские курсы, местные учительские экскурсии. При некоторых земствах такими отделами уже обращено внимание на издательство учебников для школы, на организанию детских садов, детских площадок, детских яслей-приютов. Особенно же большое значение должен иметь этот отдел по народному образованию на развитие в Рязанской губернии внешкольного образования. Насаждение народных библиотек, читален, организация занятий со взросяыми, курсов для взрослых, устройство народных чтений, бесед, народных спектаклей, народных домов - все это не может не входить в деятельность отдела по народному образованию при губернском земстве. Рязанская губерния хотя и принадлежит не к окраиным, а к центральным губерниям, дело же народного образования, также и внешкольного, стоит не на особенно высокой ступени; есть даже уезды, где народное образование поставлено менее чем удовлетворительно. Ясно для каждого, что нужны работники в земствах. Новых же работников в земствах может дать вторая недворянская и третья крестьянская курии. Но мы знаем, что число гласных от этих курий ограничено.

Поэтому земская работа по народному образованию и по другим отраслям двинется вперед ускоренным темпом при насущной земской реформе в недалеком будущем.

Пора, давно пора земствам Рязанской губернии выходить на широкую дорогу планомерного развития дела народного образования. Животворная любовь, бескорыстный интерес к делу и учащим должны одушевлять наших прогресивных, просвещенных деятелей по народному образованию. Земские деятели должны чувствовать высокое нравственное удовлетворение при виде жизнерадостной, веселой толпы ребят, которым своими заботами дали свет, знания, избавили, предупредили от многих пороков, суеверий, дикости. Просветительная деятельность земских деятелей связывается и всегда связывалась с высокими человеческими целями - облагородить человека, сделать нравственнее, чище, внести общественное гражданское мужество для проведения прогрессивных общественных начинаний.

Ив. Потемкин.

Методика обучения грамоте в журнальной литературе 1914-15 г.г. *)

Вопрос о методах обучения грамоте привлекает за последние годы к себе все более и более внимания, при чем этот вопрос теперь стал уже рассматриваться не столько в плоскости практической, сколько с точки зрения научно-теоретической. В журнальных статьях истекшего, а частью текущего года, посвященных общим обзорам различных методов обучения грамоте, мы находим постоянные ссылки на научные данные по общей и экспериментальной педагогике и психологии, по научной фонетике и т. д. Так, автор статьи "Новое в методике обучения грамоте" в № 13 — 14 "Народного учителя" за 1914 г. (г. Зенин), говоря о неудовлетворительности звукового метода, ссылается на научную фонетику. "Многих звуков", пишет он, "буквенное обозначение которых имеется в каждом языке, в их чистом виде совсем не существует в речи человека, — говорит наука. В этом может легко убедиться каждый, произнося вслух некоторые из согласных, напр.: б, д, т, х и проч. При произнесении этих звуков мы ясно услышим, что произнесли их не в чистом виде, а с призвуками - гласными. По этому поводу проф. Новороссийского университета А. М. Томсон говорит следующее: "Обыкновенно к, п, с, д и проч. произносятся приблизительно индиферентным положением языка при среднем раскрытии рта, т. е. с резонатором, дающим нечно вроде кы, пы, сы, ды и т. д., так что вместо мнимых отдельных согласных в действительности произносятся искаженные кы, пы, сы, гы и проч." Экспериментальная фонетика

*) Перепечатано из журн. «Родной язык в школе», сентябрь 1915 г.

ясно и убедительно доказывает, что согласный звук совершенно невозможно записать отдельно, в чистом виде, несмотря на точнейшие и строго-научные приемы записей, так как он всегда получается записанным вместе с каким-нибудь гласным призвуком. Целиком научно обоснованной является и статья К. Житомирского в № 8 «Школы и Жизни» за 1916 г.,

посвященная "принципам методов обучения грамоте". Да и статьи, рассматривающие отдельные методы обучения грамоте, в большинстве случаев являются научно-освещенными.

Из статей, посвященных общему обзору методов обучения грамоте, заслуживает особого внимания упомянутая статья К. Житомирского "Принципы методов обучения грамоте", сжато, но ярко излагающая сущность главнейших методов обучения грамоте. Мы считаем полезным привести ее здесь почти целиком (в виду краткости ее).

"Так называемый буквослагательный метод обучения грамоте заключается в том, что учащийся, выучив названия букв, при чтении слога перечисляет названия входящих в него букв, а звуковое значение всего слога ему подсказывает сам учитель. Учитель рассчитывает на то, что ученик заучит наизусть, какой звук соответствует перечисленной группе букв в "складах". Формула получается такая: буки+рцы+азъ=бра, или бе+эръ+а=бра. Мнимозвуковой метод фактически шел тем же путем: бъ-ръ-а-бра. *)

«Но если, во славу метода, учитель не хотел подсказать ученику, если за него этого не делал какой-либо знакомый уже немножко с грамотой товарищ ученика, то добиться ответа (бъ-ръ-а - ?) учителю стоило неимоверных усилий и огорчений по поводу того, что прекрасное в методике не удается на практике.

"Однако, бывали же случаи, когда педагог-учитель добивался "слияния звуков" без всякого с чьей бы то ни было стороны подсказа. Но это удавалось лишь благодаря либо предварительным устным упражнениям в "слиянии звуков" (в этом случае подсказы не запрещаются методистами), либо благодаря "одновременному обучению письму", когда учитель, сам того не замечая, подсказывает ученику результат слияния. Диктуя, он произносит прежде результат (бра), а когда ученик колеблется, как начать или продолжать, он начинает буквенный
*) Взрывной согл. звук, называемый тонким придыханием, автор. обозначает греческим знаком, но написанным в строчку.

анализ (бъ-ръ-а), принимая это, конечно, за анализ звуков. В этот же метод переходит, в конечном результате, и так называемый американский метод.

Таким образом, так называемые буквослагательный, звуковой и американский методы больше отличаются друг от друга названиями чем методологически. Практически же разница сводится лишь к тому, что в буквослагательном методе учитель откровенно подсказывает результат, в звуковом – подсказ делается контрабандой или бессознательно (при предварительных устных анализах или при "одновременном обучении письму"), а в американском методе, сверх того, затрачивается предварительно много времени на изучение штриховой физиономии целых слов без буквенно-звукового анализа.

"Если все методы буквослагательны и ошибочны, — спросит читатель, - то как же дети выучивались грамоте?

"А выучивались они благодаря тому, что и буквослагательный метод заключает в себе достаточно моментов для уразумения системы буквенного письма. Ошибка методистов заключалась не в том, что они плохо объясняли, а в том, что к цели вели те объяснения, которые они давали мимоходом, а которые они давали с сознательным расчетом объяснить систему письма, к этой цели не вели.

«Мы это уже наблюдали на американском методе (см. № 6 "Ш. и Ж." за тек. г.), где вся суть лежит в совершенно бесполезном (кроме как для английского языка) предварительном заучивании слов, рассматраваемых как иероглифы (идео-графические знаки), а полезной оказывается только вторая половина метода, когда учитель от хождения вокруг да около печатных слов переходит, наконец, к одному из буквослагательных методов (обыкновенно - к псевдозвуковому).

"Мы это видели и в "звуковом" методе, где вся суть в том, чтобы добиться "слияния" названий букв (принимаемых за истинные звуки речи) в звуковое сочетание (слог, слово). Между тем, как я показал раньше, это-то слияние физиологически невозможно, а следовательно, и вся мучительная для обеих заинтересованных сторон работа совершенно бесполезна. Полезными же и ведущими к цели оказываются те приемы, которые метод считает предосудительными (предсказание результата слития) или хоть несущественными, а именно - предварительные упражнения в устном "слиянии" и «разложении», или «одновременное обучение письму». Чего-либо одного из этого никакое обучение по "звуковому" методу не может избегнуть, но настаивать на необходимости этих вспомогательных средств метод не может, так как не в состоянии объяснить, почему нельзя обойтись без предварительных упражнений или одновременного обучения чтению и письму. Из всех этих приемов наиболее полезным и лучше всего ведущим к цели оказывается подсказ результата слияния, т.е. тот именно прием, которого метод стыдится и теоретически не признает.

"Откровенно-буквослагательный метод (буки-азъ-ба, бе-а-ба) всю силу видит в том, чтобы учащийся запомнил наизусть все формулы сочетаний, составляющих некое предложение или равенство, в левой стороне которого - названия букв, а в правой - результат слития соответствующих звуков (буки + азъ = ба; бе + а = ба). Между тем, совершенно невероятно, чтобы даже наиболее способные дети в состоянии были запомнить такое огромное количество бессмысленных сочетаний (складов), не говоря уже о малоспособных, которые, однако, редко оказывались неспособными выучиться читать.

"Гораздо вероятнее и доказательнее предположить, что учащийся бессознательно абстрагирует звук из названий букв, отличая все ненужное, совершенно так, как он это делает и при мнимо-звуковом методе. При всех этих методах ученику удается через некоторое время, когда на припоминание названия букв уже перестает тратиться энергия, добраться ощупью до тайны, — не слияния, а тайны переделки сочетания названий букв в сочетание звуков, путем исключения или игнорирования бесполезных элементов в этих названиях, по следующим схемам: Нашъ-Онъ-Слово-еръ-нос, эНъ-О-эСъ-НОС, Нъ-О-эСъ-НОС, Н-О-Сы-НОС и т. под.

"В откровенно-буквослагательном методе ученик добирается до этой «тайны» благодаря систематическому распределению складов. Повторяя бе-а-ба, ве-а-ва, ге-а-га и пр. бесконечное число раз, самый тупой ребенок в конце концов усваивает их общий элемент (чистый гласный а, а не название буквы, которое он знал и раньше) и умение отделить чистый согласный от названия буквы (М - от Мыслете, или эМ, или М). Усвоение идет так же бессознательно и в полном соответствии с усвоением грамматических категорий и способов их образования в речи ребенком, бессознательно говорящим на данном языке...

«Ученик делает абстракцию согласного звука из названия буквы и абстракцию гласного из ряда складов с одним и тем же гласным на конце так же бессознательно, как определяет точное движение языка и других органов речи, когда он учится говорить, или движение сочленений и мускулов ноги и способ сохранения равновесия, когда он учится ходить. Если в этих абстракциях и определениях и есть какая-либо тайна, то разве только в том, почему инженер, определяющий действие гораздо менее сложной машины чем человеческий орган, или языковед, выясняющий значение какой-нибудь синтактической категории в речи (припомним, сколько грамматики спорят о том, что такое вид глагола), или фонетист, исследующий способы образования звука, тратит на это огромный умственный труд, а ребенок – усваивает нужное действие, делает нужную абстракцию и скорее и лучше теоретика, хотя не подозревает даже ни своей работы, ни добытых результатов.

"Что дети не заучивают наизусть формул складов (б+а=ба), не трудно убедиться при обучении по этому методу. Ребенок обыкновенно нуждается в подсказе учителя только для первых нескольких сочетаний той или другой серии слогов (напр., бе-о-бо, ве-о-во, ге-о-го), но в конце этой серии он говорит правильно и без помощи учителя це-о-цо, че-о-чо, ша-о-шо и пр. Что ребенок абстрагирует полезные звуковые элементы, а не запоминает формулы наизусть, я неоднократно убеждался следующим способом: усыпив внимание ребенка к названиям букв посредством задавания ему ряда задач, содержащих только встречавшияся в складах названия (бе-у-?, ве-у-?, ге—у-? и пр.), я потом в перемешку вставлял другие названия, которые в складах не могут встречаться, например, начинающився на й, мягкий согласный, или иностранный звук, и получал правильный ответ, составленный по аналогии с знакомыми сочетаниями.

"Если эта бессознательная абстракция при мнимозвуковом методе наступает поздно, то причина этого лежит в том, что, при отсутствии однообразных серий сочетаний, т. е. отсутствии аналогии, абстракция дается гораздо труднее. Зато, когда она уже раз удалась ребенку, она оказывается почти сознательной, пригодной не только для данного гласного, но и всяких других.

"Из всего сказанного мною здесь следует:

1) Что по всякому методу ребенок в конце концов выучится читать, и что хотя вопрос о методе преподавания грамоты весьма важен, но все же не так, как, повидимому, многие склонны думать; гораздо важнее ясное понимание учитетелем принципов избранного метода: зло не от самого метода, а от понимания его; 2) что умением читать дети обязаны не

основам метода, а случайностям, проявляющимся в нем, или даже они научаются вопреки ему (напр., подсказы при "звуковом" методе); 3) что все употребительные в России методы, не исключая и новейших, сводятся к буквослагательному; 4) что буквослагательный метод (а следовательно, и все другие) не заслуживает названия метода, ибо достигает цели не теми приемами, которые вытекают из его сущности (методологически), а такими, на которые он набрел ощупью, но которых либо не замечает сам, либо не в состоянии обяснить.

"Будущность, конечно, за звуковым методом, но не мнимозвуковым, практикуемым со времен Стефани, который не может воплотиться в собственной формуле чтения ("чтение должно быть простым перечислением названия букв»), а таким, в котором речь оперирует только над звуком, а глаз над буквой. В этом методе, который может быть назван истинно-звуковым, или (в виду узурпации термина «звуковой» - мнимозвуковым методом) зрительно-фонетическим, буквы не должны называться никак: ни мыслете, ни эмъ,ни мъ. Умение читать сочетание букв должно быть достигнуто естественным путем: буква (знание формы) — исключительно зрительным, а сочетание звуков — путем комбинаций, вытекающих из данных действительной фонетики, а не той, которая то и дело смешивает буквы и звуки и 110 лет (с 1804 года) тщетно бьется над раскрытием "тайны" слияния".

Таким образом, г. Житомирский в этой статье, как и в брошюре своей "Как же учить грамоте?" (изд. «Труд», М. 1915 г., ц. 50 к.), устанавливает положение, что до сих пор не учили читать, а лишь выработали некоторые практические методы заставить ученика научиться читать самому, при чем не всегда даже и помогали ему, а наоборот - мешали.

Это свое положение автор в одинаковой степени относит и к звуковому (называемому им «мнимо-звуковым») и к американскому методу. К. Житомирский одинаково отрицательно относится к обоим этим методам, первый из которых является наиболее употребительным, а второй в последнее время становится наиболее популярным. Особенно едко и даже зло высмеивает Житомирский "звуковистов", выставляя, в общем против звукового метода те же принципиальные и практические возражения, какие выставлены и мною в моей книге "Методистические очерки" (М. 1914 года, изд. Башмакова) против этого наиболее распространенеого метода обучения грамоте.

Автор упомянутой выше статьи в журнале «Народный Учитель» (12-14 и 15 за 1914 год) г. Ф. Зенин указывает тоже на несостоятельность, с чисто практической стороны, звукового метода. "Неудовлетворенность звуковым методом и результатами, получаемыми от него»,говорит он, "особенно сильно ощущалась и ощущается практиками-учителями... Звуковой метод, начиная обучение грамоте с изучения звука, делает построение первоначальных уроков громоздкими, запутанными и утомительными для детей. Изучение каждого звука порознь (звуковые упражнения), как показывает опытная педагогика совершенно излишне для быстрого достижения правильной техники чтения и научению орфографии. Благодаря звуковым упражнениям навыки быстрого чтения очень медленно усваиваются детьми. Лишь в конце второго и даже третьего года обучения дети начальной школы достигают быстроты чтения. Между тем, для пользы школьного обучения и для воспитывающих целей книги весьма важно и разумно, — говорит американский психолог Гьюи, заботиться о том, чтобы чтение было достаточно быстрым с самого начала обучения, т.е., чтобы отдельные предложения были воспринимаемы детским умом с тою же самою быстротой, с какою идет обычное мышление и чувство".

Достижение хороших успехов сознательности чтения идет очень медленно при звуковом методе обучения грамоте, благодаря приучению детей с первых же шагов составлять из звуков слоги, а из слогов слова. Этим искусственно задерживается внимание ребенка не на смысле читаемого, а прежде всего на анализе и синтезе буквенного состава олов. Несмотря на вред, приносимый задержкой в чтении для звукового анализа слов, она часто встречается не только у первогодков, но и у учеников старших отделений начальной школы.

Правильность чтения и речи страдает именно от звукового метода обучения грамоте, как это точно и неоспоримо доказали исследования немецких врачей при разрешении вопроса о причинах развития заикания у детей школьного возраста. И особенный вред в этом отношении составляют предварительные пред обучением звуковые упражнения (разложение слов на звуки и слияние звуков). Новейшая экспериментальная педагогика говорит нам, что разложение слов на звуки и произнесение звуков в отдельности в тот возраст, когда привычка речи еще не укрепилась и не установилась, ведет к нарушению и ненормальностям в области речи.

Несмотря на значительное количество затраченного времени на звуковые упражнения, ученикам очень трудно дается слияние мягких слогов. Отсюда получается искажение смысла читаемого слова, совершенное непонимание прочитанного. Благодаря этим же звуковым упражнениям получается тягучесть чтения, пришептывания слогов при процессе его, неестественная дикция при чтении, неправильное произношение звуков в словах.

И чем учитель строже и систематичнее придерживается требований методик звукового метода, тем больше и сильнее слышится в детском чтении и речи филологических ошибок.

"Самый процесс чтения у опытных чтецов, — как показали точные экспериментальные исследования, произведенные двумя немецкими учеными психологами Эрдманом и Доджем, — происходит не буква за буквой и не во время движения глаза вдоль строчки, а во время тех остановок или пауз, которые делает читающий глаз. Эти паузы так кратковременны, что глаз во время их не имеет никакой возможности различить отдельные буквы в слове, как это показали точнейшие измерения времени. Чтение происходит посредством распознавания слов, как целых зрительных образов, имеющих каждое свой внешний зид, характерную внешнюю форму. Таким образом, мы читаем слово не потому, что распознали каждую букву, а потому, что увидели его общее внешнее очертание, подобно тому, как мы узнаем кирпичный дом не потому, что увидели в нем каждую его составляющую кирпичину, или узнаем куст не потому, что рассмотрели каждую его веточку, а только по их общему виду, по внешнему очертанию, по их зрительной хеме.» Эти экспериментальные данные весьма ясно и убедительно говорят, что обучение чтению по звуковому методу находится на неправильно понимаемых законах процесса чтения, противоречащих данным исследованиям вышеозначенных ученых.

Звуковые упражнения не только не помогают при достижении успехов правильной орфографии, но ученики благодаря им усваивают себе очень вредную привычку полагаться только на слух при письме, из-за которой они и не научаются правильно писать за все время прохождения учебного курса.

Чтобы правильно написать слово, нужно знать – не как оно звучит, а как оно напечатано в книге, т. е. ученик должен знать его зрительный образ. Сколько бы раз ученик ни вслушивался и сколько бы раз ни произносил, напр., каждое из слов с буквою ь или с сомнительной согласной буквой, он не получит никакого представления о правильном начертании этих слов, пока не вспомнит их образ.

Кроме этого у детей, прошедших полностью звуковые упражнения, очень часто случаются пропуски букв и даже слогов при письме, а также и искажение смысла слов, особенно, когда встречаются мягкие слоги и несколько подряд согласных. Ошибки эти произошли от неправильно поставленного метода изучения орфографии, построенного не на твердых, добытых экспериментальным путем, филологических данных.

Звуковой метод обучения грамоте изучение орфографии ставит на те основы, как и обучение чтению, т.е. начинает учить с звука; между тем, филология говорит, что основной принцип русского письма есть не звуковой, а поскладной (силлабический). Вот что говорит по этому поводу проф. В. А. Богородицкий в своих "Очерках по языкознанию и русскому языку": "Мы уже знаем, насколько широко развита в русском языке категория мягких согласных, так что почти для каждого твердого согласного имеется соответствующий мягкий. Мы знаем также, что для различения твердости и мягкости согласных русское письмо пользуется специальными начертаниями ъ и ь: первым - для обозначения твердости, а вторым - для обозначения мягкости согласных. Но этот прием обозначения применяется лишь в тех случаях, когда согласный заканчивает собою слово, или же произносится слитно с следующим гласным. Перейдем теперь к рассмотрению тех случаев, когда согласный произносится слитно с следующим гласным. Мы замечаем при этом, что сочетания твердых согласных с гласными обозначаются весьма просто и естественно, т.е. буквами алфавита, соответствующими данным звукам. Если же мы возьмем сочетание того же согласного, но только мягкого с тем же гласным, то мы выразим это различие с помощью иной буквы гласного. Итак: хотя орфографические написания са и ся и выражают произношение, но в них буквы порознь не соответствуют звукам, не параллельны звукам и нужно написать целый слог, чтобы определить, твердо или мягко следует произнести согласный; потому-то это основное свойство русского письма называют принципом силлабическим, или поскладным.

"Итак, в чтении и письме основой слова нужно признать слог, а не отдельный звук. Изучение звуков каждого порознь, заставляя учеников выполнять невозможную работу слияния их, из которых в чистом виде совсем не существует очень многих, приносит огромнейший, иногда непоправимый, вред при достижении успехов как в чтении, так и в письме».

Наряду со статьями, безусловно отвергающими звуковой метод, можно, однако, встретить статьи, защищающие и отстаивающие этот метод. Однако, и эти последние статьи не защищают уже звуковой метод во всей его неприкосновенности, а предлагают вносить те или иные частичные изменения и улучшения. Так, напр., статья А. Флерова в "Вестнике Школы" за текущий год (№ 71-74) "Обучение чтению без обучения слияния звуков» предлагает отказаться от наиболее характерного и основного в звуковом методе приема. В конце довольно обширной статьи, посвященной обзору "новых методов и способов обучения грамоте» покойный Н. Ахутин в журнале "Учитель и Школа» (август 1914 года) приходит к выводу, что "последующая разработка желательного способа обучения грамоте» должна идти "в направлении дальнейших привлечений в звуковой способ, на основе аналитико-синтетической, с заимствованиями, в необходимых случаях, простейших сведений и из фонетики».

Наибольшая полемика, однако, в журнальной литературе за истекший, частью и текущий годы вызвана не звуковым методом, а так называемым "американским» или «методом целых слов». Этот метод за последние годы становится все более и более популярным в текущей педагогической литературе, а во многих случаях даже начинает входить и в школьную практику. Большинство статей, посвященных «американскому» методу, носят полемический характер, при чем противников его можно насчитать едва-ли не больше чем защитников. Под исключительное свое покровительство этот метод, под названием "словозрительного метода», берет журнал «Народное Образованиф», издаваемый при св. синоде. Но и в этом журнале американский метод трактуется не с принципиально-общей точки зрения, охватывающей этот метод во всей его полноте, но суживается он до его разновидности «словозрительного метода» в обработке П. П. Мироносицкого. Уяснению типов «словозрительного» метода посвящена статья г. Попова в № 4 «Народного Образования» за 1914 год под заглавием «Очередной вопрос». В виду краткости этой статьи, мы ее приводим почти целиком.

"Недавно вышли три руководства обучения грамоте по словозрительному методу - г-жи Соловьевой с коллегами, г-жи Фортунатовой с Шлегер и П. П. Мироносицкого. Первые строят обучение грамоте на чтении слов при помощи буквенного анализа слов. Например, дети прочитали слово «вот». Теперь им дают другое слово «тот» и, путем сравнения последнего с первым, заставляют прочитать новое слово. Это наиболее удачный пример сравнительного изучения в сущности однозвучных слов. Но таких случаев очень немного. Обычно же между словами сходство заключается в однозвучности слогов: Maшa, сума, сумасшедший; махорка, солома... Возьмем другое слоговое сочетание - ша, или со, или хо, ка; с точки зрения каждого из них подберем ряды близких слов... Эта близость гораздо отчетливее чем та, которая основывается на тождестве звуков. Вот, например, обычный ряд слов, на тождестве которых основывают чтение г-жи Фортунатова и Шлегер: «весело», «соловушка», «свой», «песня», «лес», «силок», «стол», «тосковать»... («Первые шаги», стр. 26). Где спрашивается, отчетливее звучит и видится близость и сходство слов - при слоговом уподоблении их, или же - при буквенном? Конечно, при слоговом. Там даны готовые частицы слов, которые в общем однородны по слиянию и лучше бросаются в глаза, если выделены на карточках. При буквенном уподоблении одного слова другому ученику прочитать гораздо труднее. Вот ряд слов с 13 страницы тех же «Первых шагов», имеющих целью обучить чтению буквы «к»: «Коля», «мак», «мака», «мошки», «укусила», «руку». Однородно ли «к» слова «Коля» с "к" слова «мошки»? — Нет, первое твердо, а второе мягко. Наука о языке говорит нам, что звучание согласного видоизменяется в зависимости от того гласного звука, с которым согласный соединен. И посмотрите: дети с трудом переходят от чтения ко к чтфнию ки! Дело не в самостоятельном изучении буквы «к» в словах, а в изучении ее с гласными в слогах, систематически подобранных, как это имеется в «Словечке» П. П. Мироносицого. Вопрос о преимуществах слогового или буквенного чтения слов оказывается для нашей методики совершенно новым. Он возник вместе с появлением опытов применения словозрительного метода к обучению русской грамоте. Естественно, что в обсуждение его может вноситься запутанность и неясность.

"Говорим последнее под впечатлением нескольких страниц "Методики русского литературного языка» (часть I: методика сознательного, правильного и выразительного чтения в связи с обучением устной речи, третье издание, Юрьев, цена 60 коп.) М. А. Тростникова. Здесь автор дает обзор, между прочим, и новейших попыток применения словозрительного метода на русской почве. Сам он в своей методе преподавания грамоты исходит из буквы. Поэтому больше внимания г. Тростников оказывает г-же Соловьевой с сотрудниками. Всякий новый шаг делается в сторону того, что лучше напоминает нам наши старые знания. Однако, представление о методе г-жи Соловьевой делается г. Тростниковым лишь на основании первых страниц, где даны очень соблазнительные сближения: к-от, б-от, т-от... В средину нового руководства обозреватель не посмотрел. А там-то, к сожалению, и заключаются данные, уличающие новую методу в неприложимости ее на практике, или, по крайней мере, в том, что она не избегает затруднений чтения, так как всю хитрость строит на

весьма неотчетливом и трудно вскрываемом сходстве слов в одной букве... Обошедши это затруднение, которое однако более характерно для нового метода чем-то, о чем говорят первые страницы новых букварей, г. Тростников приступает к характеристике «Словечка» П.П. Мироносицкого. В этом руководстве совершенно не усматривается мотивов, которые вызвали обращение к слогу, как средству сравнительного чтения слов, а не к букве: раз не понята сущность других толкований словозрительной методы, то не могла стать ясной и та модификация ее, которую имеем в «Словечке». Г. Тростников понял свою задачу обозревателя гораздо проще: он видит в «Словечке» лишь «попытку воскресить в обновленном виде старый слоговой метод», а самое "Словечко" простодушно называет «букварем» (стр. 41). После сказанного нами читатель видит, что обращеяие к слогу, как средству сцепить знакомое слово с незнакомым и этим путем читать все новые и новые слова, имеет под собою гораздо более серьезные основания чем простое возрождение старины. И здесь г. Тростников создает себе представление о методе "Словечка" на основании первой страницы, которая сущности метода не характеризует. Надобно всмотреться в дальнейшие страницы и увидеть, какую громадную услугу успехам чтения оказывает слог. "В настоящее время, когда пришли к мысли о методе "целых образцов", возвращение к слоговому методу есть шаг назад" (стр. 43). Эта фраза приводится нами, как доказательство того, что г. Тростников не уяснил себе роли слога в «Словечке». Надо думать, затем, что г. Тростникову метода «Словечка» не представляется словозрительной. Это уже недопустимая оплошность, результат слишком быстрого ознакомления с руководством.

"Итак, вопрос о сравнительном изучении двух видоизменений словозрительного метода у нас в России, если судить по методике г. Тростникова, ставится неправильно, без достаточной обдумчивости. Это вполне естественный результат новизны дела. Тем более основательно поднимать данный вопрос. Сущность его заключается в следующем: как лучше идти от слова к слову, при помощи каких мостов, — тех-ли, которые даются буквенным сходством слов, или же тех, которые заключаются в слоговой однородности слов? Пишущий это и практически, и теоретически держится соображений, высказанных выше, находя слоговую модификацию словозрительного метода более соответствующей задаче этого метода читать словами.»

Другая статья в том же журнале за 1916 г., январь написанная по поводу брошюры К. Житомирского «Как же учить грамоте?», в рассматриваемой брошюре видит «Еще один голос в пользу словозрительного метода типа «Словечка» (так озаглавлена статейка). Этот голос автор статейки заметки справедливо усматривает в таких советах Житомирского: «Нужно давать детям только такие элементы, которые мы действительно можем произнести; показать им ма (а не м и а отдельно) и сказать, что это читается ма... Ма, мя и т. д. так же хорошо могут почитаться за один зрительный образ, как и одна буква, ибо ма или мя с неменьшим правом могут считаться за один звук, как а или я... При этом учитель ни м ни а никак не называет или называет просто «знаками»... Первые уроки (для легкости) должны заключать согласные с одними и теми же гласными (ма, та, ба, и пр.).»

К этим замечаниям добавим еще то, — пишет автор заметки, — что г. Житомирский находит совместное обучение чтению и письму непедагогичным и советует разделять эти занятия: изучение одновременно нескольких несходных знаков для неокрепших пальцев ученика затруднительно, так как печатные и письменные знаки нередко несходны. «Кто знает «Словечко», тому все предложенные советы не покажутся новостью. «Словечко» только увенчивает слоговые доли, как основу чтения, образами целых слов, которые получаются из этих долей, и настаивает на необходимости сводить все чтение к этим живым образам.

«Г. Житомирский, повидимому, дальше слоговых основ чтения не идет. Слоги, надо думать, у него являются средством, при помощи которого он выясняет сущность чтения. «Учитель ставит на доске ряд согласных. Приставляя к каждому из них знакомый гласный, он заставляет учеников читать, вернее, называть знакомые им зрительные образы, напр., ма, ба, ра, са и проч. Заменив букву а в ма буквою, положим, о, учитель поясняет, что это будет уже мо»... (118). Это у автора носит название зрительно-фонетического метода.

«Начало и основа метода правильны и педагогичны, так как устраняют зло наших шаблонных уроков, - необходимость буквослияния. Но применение слоговой основы слова к самому процессу обучения грамоте, повидимому, отличается чертами, которые говорят не в пользу метода. Надобно поскорее иметь дело со словом, из самого слова извлекать средства чтения его частей, в других словах читать эти же части, видеть побольше слов с известными слоговыми долями, чтобы ученик не боялся слов, привыкал схватывать их, - одним словом, слоги должны выступать не отдельно (ибо они мертвы, не осмысленны), а в словах. Тогда задача обучения грамоте -чтение слов - приблизится к своему осуществлению гораздо скорее. Да и самое обучение чтению будет носить более занимательный, сознательный характер. Так или иначе, а г. Житомирский подчеркнул одну из существенных особенностей метода "Словечка".

Далее, защиту «словозрительного метода» на страницах того же "Народного Образования" мы находим в резкой полемической статье г. А. Яковлева в № 3 за 1914 г., статье, лишенной спокойной объективности и озаглавленной так: «Как г. П. Вахтеров критиковал на всероссийском учительском съезде американский метод обучения грамоте». Не останавливаясь на этой полемике, неприятно действующей привнесением совсем не идущего к делу личного элемента, мы приведем лишь заключительную страницу из статьи, где развивается мысль, что и в словозрительном методе, как и в звуковом, имеет место звуковой анализ.

«Но в американском методе понимание и употребление звукового анализа совсем иное чем у г. Вахтерова в звуковом методе. На этом вопросе стоит остановиться, чтобы выяснить, на чьей стороне правда и здравый смысл.

Г. Вахтеров с торжеством говорит: "ученики проникают в секрет чтения, когда они, разложив слово на звуки, изобразят эти звуки буквами и затем прочитают написанное. Ученик получает ключ к самостоятельному сознательному прочтению нового слова и новой фразы по известным ему буквам, составляющим данные слова. Одним словом, г. Вахтеров здесь повторяет тот довод, который часто слышится от защитников звукового метода: этот метод имеет то преимущество, что он делает ученика способным прочитывать новые, доселе ему незнакомые слова, ибо ученики могут образовать всякое слово, соединивши все звуки соответствующих букв.

В подобных взглядах мы видим особое понимание звукового метода, поведшее ко многим трудностям и недоразумениям. Полагают, что звукослияние, звукованье слова, т. е. произнесение его звук за звуком есть уже самое чтение. Если ученик знает звуки и, глядя на слово, произносит звуки к-н-и-г-а, то думают, что это уже есть чтение. Этим допущением предполагается бесспорным то, что, будто, можно разлагать слова на правильно и чисто произносимые звуки и затем сливать эти звуки, т. е. читать данное слово. Отсюда развились всевозможные, иногда очень сложные и хитроумные приемы, помогающие так называемому звукоразложению и звукослиянию. На самом же деле, — как показало вполне научно в фонетике, и как известно каждому учителю по опыту, — почти все согласные звуки: 6, в п, т, ц, ч, и т. д. нельзя произнести отдельно и чисто, они всегда произносятся с каким-либо призвуком. Но если нельзя их даже произносить в отдельности чисто, то тем более невозможно сделать слияние их, в точном смысле этого слова.

Представители словозрительного (американского) метода давно убедились во всем этом, и звуковому анализу и звукованью они приписывают надлежащее, естественное его значение. В этом методе звукованье, т. е. произнесение ряда звуков в слове есть только вспомогательный прием для того, чтобы понять смысл читаемого слова и вспомнить, как оно верно произносится; звукованье, — как говорят английские педагоги, — есть некоторый способ дешифрировать данное читаемое слово, т. е. угадать его содержание; по данному ряду звуков ученик может вспомнить уже привычное ему звуковое слово; следовательно, звукованье есть своего рода мнемотехнический прием, помощь для памяти и воспроизведения ассоциаций. Ведь в сущности говоря, и у защитников звукового метода на практике звукованье служит способом вспомнить соответствующее звуковое слово. В упрощенном виде дело сводится к следующему: "я говорю: ныикытыо, догадайся, какое это слово". Ученик догадывается, что это "никто".

«Представители словозрительного метода, придавая указанное значение звуковому анализу и звукованью, не видя в нем чтения в собственном смысле, должны навсегда отказаться от тех сложных и нередко курьезных приемов звукоразложения и звукослияния, какими только без нужды загромождается и затрудняется методика грамоты».

Н. О. Афанасьев. (Окончание в след. №).

Местная хроника.

Земская жизнь.
Постановления чрезвычайного Рязанского губернского земского собрания
7-8 марта 1916 г.

Признавая желательным оказание помощи семействам призванных, собрание утвердило проект правил по этим выдачам и ассигновало на 1916 г. 36000 руб., из них в распоряжение губернской управы 6000 рублей, а остальные по 2500 р. на каждый уезд.

Постановлено: выдать Петроградскому комитету по оказанию помощи Сербии 1000 руб. из запасного капитала, с возмещением этого расхода по губ. смете 1917 года.

Народное образование.

По вопросу о сети высших начальных училищ Рязанск. губернии приняты следующие предложения управы: а) одобрить выработанные уездами проекты сети высших начальных училищ - в отношении как намеченных пунктов, так и условий их выполнения — и сообщить их министру народного просвещения;

б) одобрить заключение губернской управы о необходимости пополнения выработанных проектов новыми пунктами высших начальных училищ в количестве по у.у.: Данковскому и Скопинскому - по 1, Касимовскому - 3, Ряжскому – 4, Михайловскому - 6 и Спасскому - 6, а всего - 20;

в) выбор этих новых пунктов и определение условий их выполнения предоставить подлежащим уездным земствам с тем, чтобы общий срок выполнения сети по каждому из этих 6 уездов не превышал 10 л. (начиная с 1916 г.):

г) выработанную этими 6 уездами дополнительную сеть высших начальных училищ поручить губернской управе направить затем в министерство народного просвещения;

д) удовлетворить ходатайство комитета по открытию и благоустройству высшего начального училища в с. Палищах, Касимовского у. о том, чтобы открытие этого училища было поставлено в первую очередь в 1916 году.

Приняты следующие пояснения и дополнения, предложенные ооединенным совещанием губернской управы с представителями уездных земств и членами губернского училищного совета:

1) признать, что при выполнении уездами сети высш. начальных училищ указанная в проектах сети очередь открытия этих училищ не является для уездов обязательной и может быть в случаях надобности, передвигаема ими в пределах установленного десятилетнего срока;

2) признать, что устройство постоянных двухсменных занятий в расширяемых высш. начальн. училищах - как то имеется в виду, по проекту сети, в Раненбурге - представляется вообще недопустимым, и в подобных случаях необходимо расширение самых зданий таковых училищ;

3) признать желательным, чтобы при выполнении уездами сети высш. начальн. училищ, кроме общего представления в министерство народного просвещения одобренной губернским собранием сети, уездными земствами возбуждались отдельные ходатайства при открытии каждого нового высшего начального училища;

4) признать вообще желательным при дополнении и дальнейшем развитии сети высш. нач. училищ замену таковыми существующих двухклассных министерских училищ путем преобразования последних там, где это окажется возможным по состоянию их зданий, с открытием вместо них — для включения в общую школьную сеть - одноклассных начальных училищ или путем закрытия вторых классов министерских училищ;

5) проектированную сеть по Скопинскому уезду дополнить назначением к открытию в первую очередь - согласно ходатайств Скопинских городской думы и уездного земского собрания - в г. Скопине женского высш. начальн. училища, исключив, вместе с тем, предположенное по сети преобразование существующего в Скопине мужского высшего начального училища в таковое же смешанное.

Помощь беженцам и нужды войны.

По докладу о призрении беженцев собрание постановило: признать необходимым и целесообразным направление всех средств, отпускаемых на призрение беженцев, в распоряжение губернской земской управы, о чем поручить управе довести до сведения особого отдела министерства внутренних дел по призрению беженцев и поручить губернской управе вновь возбудить ходатайство о скорейшем отпуске средств на удовлетворение нужд беженцев в обуви и одежде.

По ходатайству главного комитета всероссийского земского союза о новом ассигновании в распоряжение союза на нужды, связанные с войной, постановлено: внести в кассу союза пособие на 1916 год в сумме 25000 р., с временным позаимствованием таковых из капиталов губернского земства или в отделении государственного банка под залог %-ных бумаг.

Медицина.

Постановлено: разрешить губернской управе кредит в 72000 р. на выдачу пособий и ссуд уездным земствам на постройку заразных бараков, с позаимствованием из свободных капиталов губернского земства или в государственном банке под залог процентных бумаг с тем, чтобы план погашения был выработан управой и доложен собранию одновременно с докладом о способах погашения всех чрезвычайных расходов, уже разрешенных собранием на нужды военного времени.

Экономические мероприятия.

По телеграмме министра земледелия по вопросу о переписи посевных площадей и сельскохозяйственных запасов в Рязанской губ. принято следующее заключение губернской управы: 1) перепись провести по установленной особым совещанием в целях единообразия форме, пригласив в качестве счетчиков местных людей — учительский персонал и учащихся (из местных аборигенов), корреспондентов экономического отделения по текущей статистике, деятелей местной кооперации и — при необходимости - привлекая в состав технического персонала кадры профессиональных статистиков.

2) Объединить в уездных управах организационно-техническую часть обследования на местах путем созыва уездными управами местных совещаний для более планомерного и отчетливого производства самой переписи.

3) Определить общую сумму расходов по губернии на производство переписи посевных площадей и запасов приблизительно в размере 60 тыс. руб, считая в среднем расход по 2 коп. на двор и принимая в расчет, что перепись посевных площадей и запасов в три раза сложнее переписи cкота, на которую министерство отпускает 20 тыс. руб.

По вопросу об обязательной поставке мясного скота в Рязанской губернии для нужд армии постановлено: 1) признать полезной передачу общей организации дела поставки скота для армии и доставки его на фронт общеземскому союзу.

2) Воспретить вывоз и вывод всякими способами скота и мяса из пределов Рязанской губернии, а также производство в губернии закупок скота и мяса для армии другими агентами помимо земства; б) настоящее воспрещение и запрещение входят в силу со дня их опубликования, и в) поручить губернской управе направить настоящее постановление к распубликованию порядком, установленным для издания обязательных постановлений губернского земского собрания.

3) Принята общая схема обязательной поставки скота от населения, предложенная управою.

Губернское земство распределяет данный на губернию наряд между уездами и вырабатывает общие для всей губернии основания для поставки.

Уездные земские управы распределяют полученный наряд по волостям (и городам); назначают места и сроки приемки скота от населения и сдачи его на станциях железных дорог или пунктах гона представителю министерства земледелия или интендантства; составляют уездные приемные комиссии для приема и сдачи скота.

Для работы на местах в помощь уездной земской управе учреждаются в каждой волости особые комиссии из местных людей для распределения поставеки внутри волости и для выбора скота, подлежащего сдаче на сдаточных пунктах.

На каждую волость и в городах учреждается должность заведующего скотским участком с правами и обязанностями, аналогичными существующей должности заведующего военно-конским участком. Выбор лица для замещения этой должности производится уездной земской управой. При отсутствии лиц, желающих взять на себя обязанности заведующих, обязанность эта возлагается на волостных старшин, а в городах на представителя гор. управы.

Что касается органов, которые должны ведать делом доставки скота, то они, по мнению губернской управы, могут быть составлены следующим образом.

Обязанности губернского объединяющего органа, предусматриваемого циркуляром министерства, возлагаются на губернскую управу, которая для обсуждения более важных вопросов созывает совещания председателей уездных земских управ.

Уездная приемная комиссия состоит из представителя уездной управы, земского ветеринарного врача, земского агронома и представителей тех волостных комиссий, от которых производится приемка скота, а также представителя от города в случаях приемки скота от города. В городах учреждаются комиссии аналогичные волостным, с участием в них представителя городской управы.

Волостная комиссия распоряжением уездной управы составляется: из члена уездной земской управы или уездного гласнаго, местного волостного старшины, заведующего скотским участком, лица, избранного от волостного схода, и представителя местного сельско-хозяйственного кооператива. В помощь комиссии по мере надобности и возможности командируются земские специалисты.

4) Общие основания для обязательной поставки скота, предложенные управой, приняты в следующем виде:

Минимальный живой вес для принимаемого скота должен быть 12 пудов, а в исключительных случаях по местным условиям, и 10 пудов при достаточной упитанности; возраст - не моложе 1 лет.

В первую очередь должен приниматься скот по добровольной поставке. Причем добровольно поставленный скот зачитывается в счет обязательной поставки, требуемой от данного владельца.

Поставке за весь период подлежит не более половины имеющегося у владельца скота приемного возраста.

Владельцам предоставляется право замены скота, подлежащего взятию по реквизиции, по их усмотрению, или соответствущим сортом скота или мелким скотом (свиньи, овцы), в пределах пуд за пуд.

От поставки освобождаются: а) единственная молочная корова в хозяйстве; б) явно стельныя коровы (независимо от желания владельца); в) все племенные быки, если они в стаде или хозяйстве по числу коров не превышают обычной нормы; г) чистопородный скот культурных пород (метисы пород до кровности включительно и молочной породы освобождению не подлежат).

Право выдавать свидетельство, удостоверяющее чистопородность скота, предоставляется только уездной земской управе. Удостоверения, выданные другими учреждениями, должны считаться недействительными.

Удостоверения выдаются уездными управами на основании документальных данных.

Скот, заранее намеченный заведующими скотскими участками и членами волостных или городских комиссий, доставляется в пункте сдачи средствами владельцев, где и принимается уездной комиссией.

Прием скота должен производиться на вес. Причем найдено возможным прибегнуть к временной реквизиции весов для взвешивания скота, в случае невозможности их купить или получить добровольно.

Поставка скота партиями в 250-300 голов, как это требуется утвержденным вр. и. о. министра положением, во многих случаях будет затруднительна. Количество скота в сдаваемых партиях должно определяться непосредственным сношением с уполномоченным министерства земледелия.

Скот племенных рассадников может освобождаться от обязательной поставки только в том случае, если он чистокровный или не ниже 7/8 кровности культурной породы.

Молочный скот всех местностей Рязанской губернии подлежит обязательной поставке на общих основаниях.

Признано желательным, чтобы при поставке допускалась замена крупного рогатого скота свиньями и овцами по усмотрению владельцев поставляемого скота.

Все расходы по прокорму принятого по поставке скота должны возмещаться министерством независимо от 2%, отпускаемых на накладные расходы.

По вопросу об основаниях разверстки требуемого для поставки количества скота принять основания, предлагаемые губернской управой, в смысле разверстки между уездами пропорционально наличному числу скота старше 2-х лет; поручить управе произвести окончательную разверстку наряда между уездами на совещании с председателями уездных управ по окончании перечета скота. В расчет должен приниматься скот старше 1 года.

Перечет скота в губернии произвести согласно всем указаниям министра земледелия, не откладывая этого перечета до предстоящего обследования посевной площади; в виду разъяснения министерства об отпуске средств на перечет скота ходатайства не возбуждать и земских средств не ассигновывать.

Представить на утверждение особого совещания следующий проект твердых цен на мясо и скот: 1 пуд мяса - 11-13 руб., живой вес скота до 20 пудов — по 7 руб. за пуд и свыше 20 пудов - по 8 руб. за пуд.

Постановлено: вопрос об уменьшении потребления мяса на местах и о принятии мер к сохранению молодняка препроводить на разработку в главный комитет всероссийского земского союза, а в настоящее время принять меры к широкому оповещению населения о порядке производства реквизиции.

Энтомологический отдел.

По докладу о лекарственных растениях Рязанской губернии: 1) В виду современного положения дела о лекарственных продуктах необходимо в Рязанской губернии организовать сбор, сушку и сбыт дикорастущих лекарственных растений. 2) Так как в пределах Рязанской губернии вполне возможно разведение лекарственных растений, необходимо заняться культурой некоторых из них. 3) В целях всестороннего выяснения флоры лечебных растений необходимо произвести обследование их при помощи специалиста, при участии местных сельско-хозяйственных и агрономических сил. 4) В виду того, что в некоторых лекарственных растениях в настоящее время имеется настоятельная нужда, необходимо теперь же возбудить перед департаментом земледелия ходатайство о приглашении лица, могущего инструктировать население в вопросах сбыта и культуры, причем содержание его должно быть отнесено на счет департамента, а разъезды на счет губернского земства. 5) В случае согласия департамента земледелия на командировку названного лица отпустить в распоряжение последнего до 500 руб. на покупку соответствующих пособий и составления гербария лекарственных растений. 6) Признать необходимым теперь же возбудить пред департаментом земледелия ходатайство об организации краткосрочных (2-3 недельных) курсов для агрономов при одном из высших сельско-хозяйственных училищ по вопросам, касающимся лекарственных растений.

Постановления чрезвычайного Рязанского уездного земского собрания 11 марта 1916 г.

Народное образование.

По докладу об организации народных чтений постановлено: 1) одобрить мероприятие управы по организации лекций в селениях уезда и разрешить продолжить таковые до конца года, что вызовет расход на поездки лекторов из текущей сметы до 500 рублей; 2) поручить управе возбудить ходатайство перед министерством народного просвещения, согласно заключения уездного училищного совета, об отпуске пособия в размере 5000 руб., в том числе на приобретение проекционных фонарей 3000 руб. и световых картин 2000 руб.; 3) независимо от того поручить управе израсходовать на ту же потребность из земских капиталов со внесением ее в смету будущего 1917 года.

Постановлено: поручить управе возбудить ходатайство перед министерством народного просвещения об открытии в текущем году высшего начального училища, кроме с. Новоселок, и в с. Бусаеве на основаниях, установленных прошлым очередным уездным земским собранием.

Постановлено: вопрос об увеличении жалованья учащим земских школ Рязанского уезда вследствие дороговизны отложить до очередного собрания.

Экономические мероприятия.

По докладу о получении ссуды от губернского земства на оказание с. х. и трудовой помощи семьям призванных постановлено: поручить управе возбудить перед губернскою управою соответственное ходатайство и уполномочить управу по мере надобности брать таковую ссуду в размере до 30000 рублей и поручать управе от выдачи непосредственно ссуд деньгами и натурой воздержаться, осуществляя такую помощь преимущественно через кооперативы.

По рассмотрению предложения губернатора о пересмотре вопроса о составе кооперативной комиссии постановлено: от пересмотра постановления об учреждении кооперативной комиссии воздержаться.

По докладу об исходатайствовании казенных средств на устройство народного дома в с. Алеканове постановлено: 1) поручить управе подтвердить от имени собрания ходатайство перед правительством о пособии на постройку народного дома в с. Алеканове в размере 5000 р., составляющих половину стоимости постройки указанного дома, согласно проектам плана и сметы, составленным управой; 2) поручить управе возбудить ходатайство перед правительством об отпуске пособия на устройство здания народного дома в с. Волыни в размере 5000 руб., т. е. такой же суммы, какая затрачена на этот предмет из местных средств; 3) поручить управе оказать содействие Волынскому кредитному т-ву в организации просветительной деятельности учреждаемого народного дома путем создания соответствующих обществ и инструктирования его деятельности; 4) сообщить Спас-Клепиковскому т-ву о размере и форме помощи, оказываемой уездным земством в устройстве народных домов в с. Алеканове и в с. Волыни.

По докладу об организации дела по продовольствию населения и изыскания на это средств постановлено: 1) признать необходимым участие уездного земства в закупке предметов первой необходимости для населения Рязанского уезда; 2) потребный кредит определить в 10.000 рублей, который и поручит управе исходатайствовать в соответствующих государственных и частных учреждениях под ответственность

Рязанского уездного земства; 3) дать свое согласие на пересрочку кредита, если бы таковая понадобилась, и 4) одобрить предполагаемый план введения продовольственной операции.

Медицина.

По докладу о возбуждении ходатайства о бесплатном отпуске от казны лесного материала для постройки Бусаевской больницы постановлено: поручить управе возбудить соответствующее ходатайство о бесплатном отпуске земству от казны на постройку Бусаевской больницы леса из ближайшей Куршевской казенной дачи в количестве по составленной смете.

По вопросу о страховании медицинского персонала постановлено: 1) установленные постановлением губернского собрания очередной сессии 1915 г. нормы вознаграждения указанным в нем лицам, за исключением сестер милосердия, принять, с обязательством уездного земства участвовать в расходах на половинных началах с губернским земством, и 2) в отношении семейств сестер милосердия высказаться за принятие предложения губернского собрания об установлении для них вознаграждения, в случае смерти от эпидемических болезней, в 2000 рублей.

Постановлено: поручить управе продать старое здание Спас-Клепиковской больницы за сумму 6000 рублей.

Разные вопросы.

— Постановлено вступить в число членов всероссийской сельско-хозяйственной палаты, избрав председателя управы Л. И. Кученева своим представителем.

— По вопросу о мерах к ограничению деятельности скупщиков на базарах постановлено: признать полезным и необходимым издание обязательного постановления о воспрещении скупки продуктов первой необходимости продовольствия и фуража на базаре до 10 час. утра.

- По рассмотрении предложения губернатора о пересмотре вопроса об организации бесплатной юридической помощи населению собрание приняло следующую резолюцию, имея в виду. что в обязанность юридическо-консультационного бюро не входит ни ведение дел, ни защита, и что из прений выяснилось еще более возросшая потребность населения в получении юридической помощи, а потому постановлено: юридическо-справочного бюро пересмотру не подвергать.

— По вопросу об оказании со стороны земства содействия рабочим дружинам учащейся молодежи постановлено: поручить управе оказать содействие по предоставлению дружинам квартир, пищи и орудий для производства работ.

— По вопросу о поставке скота для нужд армии постановлено: 1) произвести выборы из числа лиц, намеченных управою, на должности заведующих скотскими участками, предоставив последним права и обязанности аналогичные существующей должности заведующего военно-конским участком; 2) открыть управе кредит до 5000 руб. для оплаты разъездов и других расходов по поставке скота для нужд армии со внесением действительно произведенных расходов в смету будущего 1917 года; 3) разрешить управе остатки, имеющие получиться от ассигнования на агрономические мероприятия в текущем году, израсходовать на приглашение добавочного персонала для выполнения неотложной текущей работы; 4) просить председателя собрания телеграфно возбудить ходатайство о предоставлении наиболее необходимым земским служащим Ряз. уездной земской управы отсрочек по призыву в войска.

— По докладу об изыскании средств на заготовку для земских нужд дров в казенных дачах постановлено: 1) одобрить распоряжение управы о покупке казенных участков для заготовки дров с указанной целью; 2) уполномочить управу на возбуждение ходатайства пред особым совещанием по обеспечению топливом путем сообщения государственных и общественных учреждений и предприятий, работающих для целей государственной обороны, об отпуске ссуды в соответствии с изданными на этот предмет правилами в размере 27000 рублей; 3) поручить управе возбудить ходатайство пред министерством земледелия и государственных имуществ о продлении сроков на скидку с покупной стоимости в 75% до 1 декабря с./г. и в 40% до 1 мая 1917 г.

Из деятельности Сапожковского уездного земства в связи с войной.

Тотчас же по объявлении первой мобилизации Сапожковскою уездною земскою управою были сделаны все необходимые распоряжения о поставке во всем уезде свыше тысячи подвод для перевозки призываемых на сборный пункт, что и было осуществлено своевременно и точно. Эта обязанность и во все последующие мобилизации выполнялась и продолжает выполняться с той же быстротой и точностью.

6-го августа 1914 года чрезвычайным земским собранием даны были управе указания дальнейших действий ее.

Управе поручено было оказывать помощь семьям призванных в деле обсеменения полей и уборки урожая; принимать меры для предотвращения чрезмерного повышения цен на предметы первой необходимости; оказывать дополнительную помощь наиболее нуждающимся семьям призванных на службу запасных и ратников и семьям, не подходящим под действие закона 25 июня 1912 года; отвести для раненых и больных воинов койки в земских больницах числом 45, с отнесением за счет земств расходов и по содержанию, лечению и перевозке раненых; сохранить места и выдавать оклады содержания семьям служащих земства, призванных на войну.

На все нужды, вызванные войной, земское собрание ассигновано в распоряжение управы 35 тысяч рублей. Поручения собрания управою приведены в исполнение, и результат их сводится к следующему.

С целью выяснения нужды семей призванных в обсеменении полей было созвано совещание из представителей кооперативов и волостных попечительств. Необходимая помощь нуждающимся в яровых семенах и рабочих руках была оказана кооперативами, сельскими обществами и волостными попечительствами. Управа же, с своей стороны, снабдила кооперативы и волостные попечительства необходимыми орудиями для обработки полей и отпускала в кредит семена овса по заготовительной стоимости. Управою были отпушены следующие орудия: 40 плугов, 6 борон, 1 экстирпатор; овса было отпущено для 152 семей -1168 пуд. 20 фун. на сумму 1663 руб. 58 коп. Указанной помощи оказалось достаточно для обработки и обсеменения яровых хлебов.

Помощь семьям призванных в сборе урожая 1916 года оказана была теми же учреждениями и обществами, а со стороны земства были отпущены для обработки полей 10 жаток, и были образованы трудовые дружины из учеников местных училищ.

Всего было убрано 321 десятина. Помимо того, из сумм, ассигнованных на военные нужды, каждому попечительству был открыт кредит в 100 р., а на весь уезд - 2200 руб. на уборку урожая у семей, наиболее нуждающихся. Воспользовались кредитом 10 волостных попечительств, израсходовавших на уборку урожая 891 рубль. Помощи этой также было вполне достаточно для удовлетворения нуждающихся в ней семей призванных.

Для выдачи дополнительных пособий наиболее нуждающимся семьям призванных волостными попечительствами производилось обследование семей, коим недостаточно было правительственного пособия. Острая нужда обнаружена была у немногих семей.

Помощь оказана из уездных сумм 24 семьям, выдано 346 руб. 33 коп.; от губернского земства, по ходатайству уездного комитета, выдано 4 семьям единовременное пособие и 9 семьям выдается ежемесячно в размере правительственного пособия. В число лиц, коим оказывается пособие, вошли гранжданские жены призванных, а также пасынки и падчерицы.

В виду того, что обязанности по призрению семей нижних чинов, призванных на войну возложены на уездные попечительства, а ведением дела попечительства ведает уездная земская управа, последняя принимает участие и в указанном виде помощи.

Еженедельно происходят заседания уездного попечительства, на которых рассматривается и назначается размер пособия.

По октябрь 1915 года выдавались пособия - 10.121 семейству, на 37.226 душ, и выдано по 1 октября 686.374 руб. 42 коп. Кроме того на земство возложена обязанность по выдаче суточного довольствия эвакуированным больным и раненым воинам. К октябрю 1915 года на учете земства числилось 440 таких лиц. Собирание всех сложных сведений по этому делу производится управою, а размер суточного довольствия определяется управою совместно с попечительством; делопроизводство возложено на ту же канцелярию, которая занимается выдачей семьям призванных пособия.

Организуя помощь больным и раненым воинам, Сапожковское уездное земство оборудовало в земских больницах 45 коек.

Кроме того, в уезде оборудованы 8 лазаретов, с общим количеством в 96 коек, содержимых обществами и частными лицами. Всего в уезде по октябрь 1916 года было принято 1079 раненых и больных воинов.

Идя навстречу нуждам местного населения, Сапожковская земская управа, для понижения цен на предметы первой необходимости, воспользовалась предоставленным ей правом выдавать удостоверения на получение разрешения на внеочередной провоз торговцами города и уезда продуктов и предметов первой необходимости. Выдавая такие удостоверения, управа отбирала подписки в том, что цены на продукты и предметы, которые будут привезены по тем удостоверениям, не будут повышены в сравнении с существующими в известное время.

Эти меры отчасти имели влияние на понижение цен.

С 13 октября 1914 года Сапожковское земство приняло на себя изготовление кожаных сапог для нужд армии. Шитье сапог производится как мастерами, живущими в городе, так и живущими в уезде.

Кожа приобретается у торговцев г. Сапожка, а также и в соседнем - Шацком уезде. Для приема изготовленных сапог образована особая приемная комиссия из председателя управы, уездного исправника, городского головы, воинского начальника и чиновника от контроля.

По 15 сентября 1915 года было изготовлено 4153 пары сапог, на сумму - 34.946 руб. 3 коп., т.е. по 8 руб. 30,6 коп. за пару, при казенной расценке в 8 руб. 60 к. за пару.

Далее, Сапожковская земская управа принимает также участие в деле призрения беженцев. Деятельность управы в устройстве беженцев объединена с деятельностью местного отделения Татианинского комитета.

Все делопроизводство по данному вопросу возложено на управу.

К октябрю 1915 года в уезд прибыло свыше 3 тысяч беженцев, которые расселены по волостям. На продовольствие беженцев, до установления определенного размера пособий, выдается паек в сутки 20 коп. на взрослого и 10 коп. на детей до 5-летнего возраста. Затем, были выработаны нормы платы за квартиру и отопление. Размер этой платы не превышает 5 коп. с человека в сутки. Многим беженцам управою предоставляются заработки.

Наконец, управа взяла на себя заботы по размещению военно-пленных на сльско-хозяйственные работы.

Всего было привлечено в уезд 844 пленных.

Сельское хозяйство.

О привлечении к сельско-хозяйственным работам нижних чинов русской армии.

— По вопросу о привлечении нижних чинов на сельско-хозяйственные работы во все уезды губернии, где в том будет встречаться надобность, совещание, состоявшееся 13 февраля под председательством Рязанского губернатора, постановило:

1) Просить г. губернатора возбудить ходатайство перед подлежащими начальниками воинских частей об отпуске для работ нижних чинов для уездов: Рязанского - 1500, Зарайского — 1500 и Скопинск.- 500 человек, сообщив им устанавливаемую совещанием заработную плату; весной — 1 р. и летом от 1 р. до 1 р. 50 к. в день. Кроме того, просить об отпуске до 1000 нижних чинов, начиная с 20 июня, для уборки лугов, расположенных вблизи р. Оки, так как хотя этот район и удален от расквартирования воинских частей, но он является

крайне важным.

2) Предложить уездным земским управам организовать распределение имеющих быть отпущенными в их распоряжение воинских чинов и своевременное их использование в местах, где будет ощущаться недостаток рабочих рук.

Независимо от сего предложить земским управам, кроме Рязанской, Зарайск. и Скопинской, срочно выяснить число нижних чинов, необходимое для сельско-хозяйственных работ в течение предстоящего летнего периода, и об этом представить г. губернатору.

3) Войти в соглашение с подлежащими начальниками воинских частей о том, чтобы была предоставлена возможность воспользоваться трудом нижних чинов и тем уездам, где нет расквартирования воинских команд, находящихся в расстоянии хотя бы и более одного перехода, но при условии более или менее удобного и незатруднительного доставления туда воинских чинов.

4) По установлению с начальниками воинских частей условий на которых будут отпускаться на работы нижние чины, оповестить через посредство земских управ, самым широким образом сельских хозяев об этих условиях, предоставив им возможность непосредственно обращаться с ходатайствами к военному начальству, оказывая в этом всяческое содействие.

— Применение труда военно-пленных в сельском хозяйстве. Состоявшееся 13 февраля под председательством Рязанского губернатора совещание по вопросу о распределении военно-пленных по уездам постановило: отпускаемое на Рязанскую губернию количество военно-пленных 1500 человек распределить следующим образом: для Рязанского уезда - 120 (пункт приема г. Россия), Данковского - 110 (гор. Данков), Зарайского — 60 (г. Зарайск), Касимовского - 60 (ст. Тума), Михайловского - 250 (г. Михайлов), Пронского — 60 (ст. Хрущево), Ряжского - 200 (г. Ряжск - 100 и ст. Кораблино - 100), Раненбургский - 260 (г. Раненбург) и ст. Александро-Невская - 126, Скопинского — 70 (г. Скопин), Сапожковского -260 (ст. Верда - 125 и ст. Назаровка - 125) и для Спасского - 100 чел. (ст. Есаково - 70 и Шилово — 30); о чем и поставить в известность уездные земские управы, предупредив последние, что их обязанность - принять военно-пленных немедленно по доставке их военным ведомством в указанные пункты, при чем необходимо освидетельствовать принимаемых через врача, отделить для излечения неблагополучных по здоровью и обеспечить всех продовольствием до размещения их между сельскими хозяевами. Распределяемое выше количество военно-пленных представители земских управ выразили желание получить в последних числах марта месяца и не как не позднее 1 апреля с. г.

В виду же незначительного отпуска на Рязанскую губернию военно-пленных, каковым не будет удовлетворено до части всех заявленных требований, совещание признало необходимым просить министерство земледелия о назначении в Рязанскую губернию дополнительного отпуска военно-пленных не менее 5000 чел. так как в случае неполучения просимого количества военно-пленных значительная площадь частновладельческих угодий останется необработанной.

По вопросам, связанным с содержанием и окарауливанием военно-пленных совещание постановило: а) пища военно-пленных по возможности должна быть такая же, как у нижних чинов русской армии, но, вместе с тем, чтобы она не была лучше пищи вольных рабочих, так как это может вызвать неудовольствие со стороны последних. В те дни, когда русские рабочие употребляют постную пищу, военно-пленым может быть выдаваема такая же пища. б) В виду обращенного военным ведомством внимания на неудовлетворительное состояние одежды военно-пленных просить уездные земские управы строго следить за тем, чтобы военно-пленные снабжались соответствующей времени года одеждой и обувью, так как ответственность за неисполнение сего лежит, согласно п. 8 Высочайше утвержденных 28 февраля 1915 г. правил, на земских управах. в) Так как в дальнейшем на работы будут отпускаться почти исключительно немцы и мадьяры и в виду предъявленного со стороны департамента полиции категорического требования о строгом надзоре за военно-пленными, просить земские управы предъявить эти требования владельцам, у коих состоят на работах военно-пленные, с тем, чтобы отлучки последних, хотя бы самые незначительные, ни в коем случае не допускались без стражи. г) В виду настоятельного требования военного ведомства необходимо установить полное отделение военно-пленных славян от военно-пленных немцев и венгров, при чем не только в пунктах постоянного квартирования их, но также и в местах нахождения на работах. Не допускать также, в виду циркулярного требования департамента полиции от 15 мая 1915 г. за № 25961, размещения военно-пленных на жителъство по обывательским семействам, помещая их в особо отведенных домах с соблюдением казарменного строя жизни.

д) На основании требования управления Сызрано-Вяземской ж. д. о недопущении немцев и мадьяр на работы, расположенные ближе 15 верст от линии дороги, просить земские управы, чтобы в экономии, находящиеся по близости от линии железной дороги, во избежание могущих быть недоразумений, назначать по возможности военно-пленных славянского происхождения.

е) В случае если в каких-либо уездах находится избыток военно-пленных, за окончанием ли срока работ или вследствие отказа от них работодателей, таких пленных не должны возвращать военному начальству, а о числе их сообщать губернатору для распределения их по тем уездам, где будет ощущаться надобность в рабочих.

Помощь беженцам.

— Совещание под председательством Рязанского губернатора, состоявшееся 13 февраля по вопросам об оказании содействия к устройству беженцев и определении их на работы, постановило:

1) Просить уездные земские управы предложить сельским хозяевам и сельским обществам свое посредничество для найма и направления к ним беженцев, а также содействовать беженцам, желающим составить артели для более выгодного использования своего труда, оказывая таким артелям особливую посредническую помощь.

2) Усилить меры попечения о семьях, оставляемых беженцами на время работ, при чем для облегчения беженцам отдельного от их семей пребывания на работах надлежит ныне же широко оповестить их, что каждый ставший на сельско-хозяйственные работы сохраняет и при заработке причитающееся от казны воспособление, которого лишаются семьи отказавшихся от работ без достаточных оснований.

3) Признать отсутствие оснований и надобности к установлению в настоящее время, по приведенным выше мотивам какой-либо определенной платы за труд беженцев. Однако, если бы впоследствии выяснилось, что на местах будут образованы из числа беженцев особые рабочие артели и в установлении для таких артелей какой-либо определенной платы встретится надобность, то предоставить право установления такой платы, в соответствии с местными условиями, уездным земским управам.

В настоящее время признать отсутствие надобности в командировании чинов министерства внутренних дел и земледелия для содействия земским управам в деле организации труда беженцев.

— 15 марта в г. Спасске состоялось совещание из представителей волостных комитетов о беженцах и членов Татианинского комитета по поводу предстоящих полевых работ.

Совещание, после обмена мнениями среди присутствующих, постановило:

1) Широко оповестить население уезда о регистрации труда беженцев для чего за справками на таковой обращаться в волостные земские комитеты о беженцах.

2) Вопрос о группировке по районам для предстоящих полевых работ оставить открытым.

3) Нормы оплаты беженского рабочего труда на хозяйских харчах: взрослому мужчине

платится 12 руб. в месяц; женщине - 7 руб; подростку (14-17 лет), старикам и слабосильным - 7-8 руб.;поденная плата на своих харчах: мужчине - 60 к., женщине - 35 к., мальчику - 30-40 копеек и девочке — 25 коп.; во время сенокоса в день мужчине - 1 р. 20 коп. и женщине - 60 к.; в дни хлебной уборки женщине - 70 коп.

4) Беженец безусловно обязан стать на работу сам, вместе с ним принимается и его семья. Отказ допустим только: а) если работа дается отдельно от семьи, и ближе как за 10 верст, и

б) в случае болезни, подтвержденной медицинским удостоверением.

— Свободные руки. В Спасском уезде в настоящее время находится следующее количество беженцев, свободных от работ: слесарей 1, шофферов 1, столяров 1, колесников 2, сапожников 8, дровосеков 1, плотников 2, десятников при рабочих на лесопильном заводе 1, писарей 1, кузнецов 5, кучеров 1, телеграфистов 1, дворников 2, музыкантов на скрипке 1, пильщиков 1, скотников 1, землекопов 1, ремонтных рабочих 1, фабричных рабочих 9, пекарей 1, мельников 1, каменщиков 1, хлебопашцев-земледельцев и чернорабочих - 537.

Со всеми справками на труд беженцев по означенным специальностям и указанием подробных условий надлежит обращаться в Спасскую уездную управу.

Разные известия.

— Посреднические операции союза кредитных товариществ. Союз кредитных товариществ взял на себя посреднические операции в делах распространения предметов местного производства кустарей.

Им очень успешно продаются топоры и кули.

Рязанское потребительское общество заказало через союз кредитных товариществ 2000 кулей для 12000 пудов соли, которую оно купило через городскую управу. Кули сделаны местными кустарями. Куль рассчитан на 6 пудов соли и обходится по 46 коп. на станции Шилово.

— Лекции в деревне. Рязанское уездное земство устроило по селам ряд лекций, чтобы ознакомить крестьянское население с современными событиями.

Читают лекции преподаватели местных средних учебных заведений и Спас-Клепиковской гимназии.

Лекции пользуются у крестьян большим успехом.

Общая хроника.

Земская жизнь.
Съезд уполномоченных всероссийского земского и городского союзов.

Постановления съезда:

По докладу о помощи беженцам принята следующая резолюция:

Намеченное съездами уполномоченных всероссийского земского и городского союзов 7-9-го сентября 1915 г. объединение земств и городов в деле помощи беженцам не могло быть осуществлено в должной мере, вследствие упорного противодействия правительства признать за союзами их объединяющую роль в этом деле и отказа в отпуске им на дело помощи беженцам достаточных средств в распоряжение главных комитетов союзов. Особое совещание за истекшее время не только не улучшило положения, но даже внесло в него расстройство, неизбежно повлекшее нецелесообразное расходование государственных средств. Не могут внести порядка и утвержденные 2-го сего марта министром внутренних дел руководящие положения, в некоторых частях противоречащие закону 13-го августа 1915 года и грозящие на местах распадом уже создавшихся организаций.

В виду этого работа по обслуживанию беженцев в стране, лишенная какого бы то ни было объединения и руководства, получила крайне беспорядочное, непланомерное и случайное развитие.

Подтверждая свои постановления от 7 - 9-го сентября 1916 года относительно общей постановки дела помощи беженцам и полагая при наличности таких неблагоприятных условий необходимым со стороны общественных учреждений стремиться ко внесению в дело помощи беженцам надлежащей планомерности и согласованности, объединенная секция находит, что союзы и в дальнейшем должны продолжать объединение земств и городов в деле помощи беженцам, сохранив для этой цели деятельность отдела по устройству беженцев обоих союзов. Кроме того, объединенная секция признает необходимым поручить главным комитетам союзов обратиться к членам Государственной Думы с просьбой внести в порядке законодательной инициативы в Государственную Думу соответствующие дополнения и изменения закона 30-го августа 1915 года, как в смысле общи положений, так и в смысле точного определения размеров и порядка участия земского и городского союзов в деле помощи беженцам, а также устранения возможности властью министра произвольно изменять состав особого совещания, признав разрешение означенного вопроса спешным.

Кроме того, съезд признал, что деятельность земств и городов в области врачебно-санитарной помощи беженцам должна быть объединена в земском и городском союзах, которым необходимо предоставить соответствующие денежные средства от правительства.

По докладу о возможном объединении в земском союзе работы земств в области продовольственного и экономического вопросам были вынесены следующие постановления:

1) В виду того, что задача широкого развития земской работы в области экономических мероприятий посильна только соединенным усилиям всех земств, она должна быть задачей всероссийского земского союза.

Для разработки плана экономических мероприятий должен быть организован экономический отдел при главном комитете.

2) Признать необходимым созвать общеземский съезд при главном комитете всероссийского земского союза для обсуждения означенных вопросов.

3) Просить губернские земства ассигновать необходимые средства на организацию и развитие работ экономического отдела комитета.

Вместе с тем, собрание постановило присоединиться к резолюции съезда статистиков, созванного главными комитетами земского и городского союзов на 5-7-е марта 1916 г., и признать необходимым произвести перепись скота, посевных площадей, с учетом населения и рабочих сил, а также признать необходимым образование при управлении делами особого совещания центрального статистического органа для руководства делом переписи, с приглашением в состав его как представителей статистической науки, так равно и представителей земской и городской статистической практики, по указанию главных комитетов земского и городского союзов. Руководство же переписью на местах должно быть возложено на местные земские и городские статистические организации. Вместе с тем, была признана срочность вопроса об участии земств в предстоящей реквизиции скота, и было постановлено поручить главному комитету обсудить этот вопрос и наметить согласованный план участия в нем земских учреждений.

Вместе с тем, было решено поручить главному комитету войти в сношения с военно-промышленным комитетом по вопросу об участии представителей земского союза в предположенном военно-промышленным комитетом центральном общественном органе, ведающем всем делом продовольствия армии и населения.

Сельское хозяйство.

— Меры пополнения убыли рабочих в сельском хозяйстве. Для пополнения убыли рабочих рук в сельском хозяйстве, по соглашению ведомств военного, внутренних дел и земледелия, приняты следующие меры:

1. Все количество военнопленных, не занятых еще на постоянных работах, а именно до 170.000, распределено между 33 губерниями для сельско-хозяйственных работ, о чем сообщено начальникам губерний в январе и феврале месяцах, с подробными указаниями о распределении предоставленного каждой губернии числа между уездами (на созываемых для сего совещаниях председателей уездных земских управ совместно с губернскими земскими управами).

2. Испрошено Высочайшее соизволение на предоставление на сельско-хозяйственные работы некоторой части воинских команд (дружин ополчения, запасных батальонов и команд выздоравливающих); условия командирования этих частей, продолжительность отпуска их на работы и расстояние, на которое они могут быть командированы с места стоянки, устанавливаются в каждом отдельном случае - соглашением начальников губерний с местным военным начальством; об этом даны указания начальникам губерний в январе и феврале месяцах.

3. Тогда же министром внутренних дел, по соглашению с министром земледелия, сообщено земским учреждениям об организации широкого посредничества между ищущими рабочих хозяевами и беженцами, при чем установлено, что все беженцы, ставшие на сельско-хозяйственные работы, пользуются продовольственным пайком, который выдается их семьям.

4. Вся организация дела при влечения рабочих рук в сельское хозяйство поручена уездным земским управам, от которых зависит как предоставление отдельным хозяевам военнопленных за счет отпущенного на губернию количества, так и представление чрез губернатора местному военному начальству об отпуске хозяевам воинских команд, а равно и

все меры по направлению на работы беженцев. В губерниях, где не введены земские учреждения, для сего образованы особые уездные комитеты из чинов крестьянских, переселенческих и агрономических учреждений, при участии представителей сельскохозяйственных обществ и других лиц, по указанию губернаторов.

К уездным земским управам или названным учреждениям и надлежит обращаться для получения военнопленных, найма беженцев и воинских чинов для сельско-хозяйственных работ.

Кооперация.

— Кооперативный законопроект. Министр торговли разослал на заключение всех ведомств законопроект о потребительских обществах. Основы законопроекта сводятся к следующему.

Потребительские общества, наряду с главной своей целью - облегчать приобретение нужных в хозяйстве предметов, могут также организовывать собственные производства указанных предметов и содействовать сбыту произведений через своих членов, а равно улучшению благосостояния и духовного развития местного населения. Потребительские общества пользуются правом юридического лица. Общество утверждается путем занесения в список соответствующих заявлений: в земских местностях – губернскими земскими управами в губернии, где будет иметь местопребывание правление, а в неземских - губернскими и городскими по делам об обществах присутствиями.

Членами общества могут быть совершеннолетние лица обоего пола, а равно общества, товарищества и проч. Общества могут продавать товары членам и не членам общества. Контроль за деятельностью общества осуществляется не только избираемым из среды самого общества поверочным советом, но также и органами правительства, земством и союзом потребительских обществ. Потребительские общества могут для достижения большего успеха в своей деятельности объединиться с другими подобными организациями в союзы. Для высшего заведывания потребительскими обществами и их союзами в империи при министерстве торговли и промышленности учреждается комитет, в составе представителей ведомств, земств, кооперативных товариществ и заинтересованных организаций.

Народное образование.

Вопросы народного образования в Государственной Думе.

В настоящее время, в связи с переживаемыми событиями (война и отрезвление деревни), a также в связи с деятельностью настоящего главы министерства народного просвещения, успевшей приобрести широкую популярность в общественных кругах, дело о народном образовании приобретает совершенно исключительную важность.

В заседании Думы от 14 марта тек. года главнейшие вопросы в области народного просвещения, подлежащие разрешению в ближайшем будущем, намечены в общих чертах в речи, произнесенной гр. Игнатьевым при обсуждении сметы мин. народн. просвещения.

... В нашей работе, намеченной ведомством на ближайшее время, — сказал министр, — следует различать две стороны: одну, которая должна идти навстречу потребностям, вызываемым переживаемым историческим моментом, той борьбой, которую наши братья ведут там, на фронте, а мы здесь, в тылу, подкрепляем их своим трудом, и другую, которая ждет нас впереди, и к которой мы должны подготовиться после победы, на которую мы все надеемся, и в которой мы все уверены.

В отношении первой части задача ведомства прежде всего сводилась к обслуживанию интересов армии в смысле ускоренной подготовки медицинского и ветеринарного персонала, чтобы пополнять редеющие ряды этих работников. Ныне организованы ускоренные курсы и устроены особые экзамены для тех русских подданных, которые прибывали к нам из-за границы, чтобы вместе послужить для общей цели. К этому же делу были привлечены технические учебные заведения, и даже высшая школа оставила свой мирный труд, чтобы послужить нуждам нашей армии.

— Затем, нужно было подумать о сиротах, о детях лиц, воюющих за нашу честь и за наше бытие. События июля и августа 1915 года принесли нам особые заботы, — пришлось устраивать детей тех, кто должен был покинуть родной дом и выселиться из западной окраины в центр России. Эта громадная работа потребовала больших усилий. Я совершенно согласен, что в этой работе много недоделанного, были промахи, но условия, в которых пришлось работать, оправдывали эти недочеты. На ведомство легла затем забота о материальной поддержке тружеников школ. Народный учитель был предметом особой заботы, так как действительно его оклад не соответствовал дороговизне и условиям, в которых приходилось жить. Приветствуя добрый почин бюджетной комиссии повысить оклад народного учителя и усматривая, что это возможно лишь в 1917 году, я позволил себе испросить особое ассигнование, чтобы иметь возможность уже с сентября 1916 г. дополнительно ассигновать народным учителям по 5 руб. в месяц. Педагогический персонал других школ также получит дополнительное содержание. Быть может, скажут, что в этот момент исторических переживаний работе ведомства народного просвещения не место. Но я позволю себе перефразировать известное изречение: кто хочет мира, тот должен готовить оружие. Оружие для борьбы, — сказал бы я, — и для победы. Но - кто хочет этой победы, тот готовит оружие мира, и это оружи — просвещение. Одухотворенное этой мыслью, ведомство не слагало своего оружия, но остановилось на этом, на мысли, что пока борются те, кто призван с оружием в руках там, на грани, защищать родную страну, мы должны готовить будущих борцов за честь и славу родины. Надо было составить себе ясный план, по какому пути мы пойдем. Один из депутатов по поводу сметы сказал: "Мы убедились в недостаточности технических сил в стране. Их не было". И, между прочим добавил: "Что же сделало за эти полтора года министерство народного просвещения?" Я отвечу: министерство народного просвещения не обладает магической палочкой, чтобы создать то, чего не было. Но оно должно идти навстречу этим потребностям, должно призвать к этой работе все общество, все жизненные силы страны. Оно должно создать условия для продолжительной плодотворной работы в этой области. А чем, как не созданием такого закона, который дал бы возможность общественным силам страны работать, оно могло ответить на этот запрос. Законопроект находится в этих стенах. И я глубоко убежден, что те, кому дороги счастье и будущее родины, воспользуются этим призывом, воспользуются новым законом, который, вероятно, найдет здесь, в стенах Думы, необходимое улучшение. Тогда дружными усилиями нам удастся правильно поставить ту часть просвещения страны, которую я позволил бы себе назвать профессионально-технической. Тогда не будет иметь место вопрос - где технические силы страны: они будут, и они пойдут навстречу ее потребностям. Но чтобы эти технические силы были на высоте, им нужны руководители. Вот почему наша мысль остановилась на необходимости создать правильные уставы высших учебных заведений.

Наряду с высшими учебными заведениями обращено внимание на положение средней школы. Программа и устав будущей средней школы уже выработаны, и я надеюсь внести их в Государственную Думу если не в течение этой, то в осеннюю сессию. Не меньшую заботу составило для нас и дать основу всего просвещения страны - начальную школу. Соответствующий законопроект уже разработан и находится в стадии междуведомственного согласования.

Но впереди еще много работы. Одна ликвидация того большого греха, который лежал на России и пленил ее, — введения трезвости - возложило на ведомство новые задачи, заставило его обратиться к вопросу о внешкольном образовании.

Для того, чтобы создать будущих работников школы, нужно тех, кто над этим работает, лучше обеспечить, дать им возможность работать спокойно. С этой точки зрения находящиеся в Думе два законопроекта об учительских семинариях и институтах требуют скорейшего рассмотрения.

Господа члены Думы, - заканчивает министр, - вы изволите видеть ту работу, которую ведомство ведет в это время. Работа - большая, но работники преданы своему делу в ведомстве. Здесь будут, конечно, и ошибки, — промахи и недочеты в такой большой работе возможны. Но одного в ней нет: злой воли быть не может. Пусть же ваша доброжелательная творческая критика вдохнет в нашу работу ту жизненность, которая ей так потребна, а мы, работники народного просвещения, в сознании громадной ответственности напряжем все наши силы, все наше разумение, чтобы быть достойными тех, кто там, на кровавом поле, отстаивает честь и бытие нашей родины.

Речь министра вызвала почти всеобщее одобрение среди народных представителей, и в результате смета министерства, исчисленная бюджетной комиссией в размере 30 мил. рублей, принята Государственной Думой при следующей формуле перехода: «Признав необходимым: 1) скорейшее внесение в Государственную Думу университетского устава и положения о высших технических учебных заведениях; 2) пересмотр устава пенсионной кассы народных учителей и учительниц; 3) общее улучшение, в виду вызванной войною дороговизны жизни материального положения служащих в женских учебных заведениях; 4) разработку вопроса о широком развитии стипендий на обучение и содержание недостаточных учащихся в средних и низших общеобразовательных и, главным образом, профессиональных учебных заведениях с возвратом полученных сумм по окончании учения; 5) разрешение пользоваться по возможности помещениями учебных заведений и казенными зданиями для устройства внешкольных образовательных занятий; 6) сохранение на местах своего нового водворения казенных учебных заведений, эвакуированных из местностей, занятых неприятелем, с тем, чтобы по заключении мира в местностях, лишившихся по случаю эвакуации учебных заведений, были открыты взамен эвакуированных новые учебные заведения, — Государственная Дума переходит к очередным делам".

 

Nuralis.RU © 2006 История народа | Главная | Словари